ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


Выражение недовольства покорно появилось на его лице, но на этот раз оно было не таким сильным.
— Я хочу знать, почему? Вспомни о чувстве долга или проснись просто так. Полагаю, с твоей внешностью не может быть слишком много проблем в жизни. И ты окажешься вне этой войны, в том случае, если решишь… пробудиться!
Она усмехнулась, подбирая синоним, затем из чистого озорства, вспомнив, как оригинально называла его Джессап, она наклонилась вперед:
— Роджер, Спящий красавец. — И поцеловала его в губы.
В этот момент она уловила движение за своей спиной и увидела, как его глаза открываются, часто моргая, чтобы сфокусироваться. Она скользнула прочь от кровати и оказалась за пределами сектора раньше, чем кто-либо смог ее окликнуть.
Благополучно добравшись до своей каюты, Барди вызвала сектор 22 кровать 4 и увидела хаотичные всплески альфа-волн. Спящий красавец проснулся.
Она осуществила свое желание быть настолько занятой в последние дни контракта, чтобы на раздумья времени не оставалось.
В последнее утро на «Элизабет Блэквэлл» Барди проснулась с чувством сильного облегчения оттого, что отслужила наконец эти два ужасных года. Пытаясь вернуть душевное равновесие, она использовала почти всю дневную порцию воды в душе, вымыла волосы, высушила и попыталась уложить их, как в мирное время. Затем надела изящную тунику, плотно облегающие брюки и ботинки, одежду, которую не носила с начала стажировки. Она даже слегка подушилась духами, долго пролежавшими все это время на полке шкафа. Затем сунула в сумку чистый форменный костюм и несколько личных вещей, которые ей позволили взять с собой. И это было все.
— О, голубой цвет тебе очень к лицу. Чудесно, — сказала Нелли, оценивающе разглядывая Рарди, вошедшую в палату.
Два других свободных от дежурства хирурга выразили согласие долгим свистом, а затем угостили Барди традиционным прощальным стаканом флотского сока.
Ее попросили отвезти домой письма. На табло Барди оставила прощальное сообщение для друзей. После этого у нее осталось еще время до отлета шаттла, который доставит ее на первую станцию по пути домой. Нелли вызвалась проводить ее до воздушного шлюза.
— Черт возьми! Никто никогда не был так добр ко мне, как ты. И, наверное, не будет, — объявила Нелли, неожиданно разрыдавшись при прощании.
Барди отстранила ее, раздосадованная сентиментальным порывом этой ожесточенной жизнью медсестры.
— Со сколькими хирургами ты уже служила, Нелли?
— Не в этом дело, — отвечала Нелли, глотая слезы. — Только по тебе я буду скучать.
— Э нет, а вдруг следующий окажется красавцем!
— Кстати, здесь Спящий красавец собственной персоной, — сказала Нелли.
Рыдания чудесным образом стихли.
Барди бросила быстрый взгляд поверх ее плеча и увидела в потоке раненых, эвакуируемых на этом шаттле, лейтенанта Роджера Эллиота Кристофера О'Хару на антигравитационном сиденье. Сопровождавший его Наффи вежливо поддерживал беседу со своим подопечным. Лицо пилота выражало внимание, но едва заметная морщинка между бровей указывала скорее на терпимость, чем на заинтересованность. Словом, болтовня Наффи была для него не более чем легкий шум. Бодрствующий Роджер О'Хара был настолько прекрасен, что, взглянув на него, никто не остался бы равнодушным. Его спокойное лицо обрамляли неистово вьющиеся волосы.
— Поразительное заживление. Брэндис собирался специально изучать этот случай. Как я слышала, О'Хара проснулся в тот момент, когда все было готово для начала исследований.
Барди поспешила закончить сцену прощания, желая попасть на борт шаттла раньше, чем Роджер доберется до воздушного шлюза. Ей это удалось, и пока в переходной камере выравнивалось давление, она не переставала удивляться: почему она, словно испуганная девчонка, убежала только от одного лишь взгляда на него.
В течение всего долгого и скучного пути к транспортному кораблю Барди пыталась проанализировать свою реакцию. И только когда шаттл соединился с материнским транспортным кораблем, она поняла, что ее так сильно испугало: из всех мужчин и женщин, которых она оперировала, лейтенант О'Хара был единственным, чье лицо она смогла узнать. И это, вообще говоря, не вписывалось в стереотип отношений пациент — врач. Достаточно часто ей приходилось совершать больничные обходы, и всегда пациенты были для нее только номерами коек и секторов, описанием болезни и степенью тяжести ранений, которые она забывала сразу же, как только переходила к следующему искалеченному телу. И уж конечно, ей никогда не приходилось целовать мужчин для того, чтобы они пришли в сознание. Естественно, у нее не может быть ничего общего с этим Спящим красавцем. Принцем-лягушкой или Шалтаем-Болтаем.
К счастью, хорошо организованный беспорядок, подразумевающий, что раненые должны выгружаться в первую очередь, нарушил плавное течение ее замечательных откровений. Барди увидела О'Хару, лежащего на воздушной подушке, — глаза его были закрыты. Удивительно, для полного заживления ран двух недель было недостаточно. Пройдет ли это путешествие благополучно для него?
Ей выделили каюту значительно больше, чем та, которую она занимала на «Элизабет Блэквелл». В ней было достаточно пространства не только для откидного стола и табурета, но даже для туалета и душа. Едва она осмотрелась и повернулась к обзорному экрану, чтобы изучить расположение отсеков корабля, как раздался сигнал зуммера и на экране появился дежурный по станции.
— Майор-хирург Мэйкем, пожалуйста, явитесь на палубу С, больничная станция G.
— В чем дело?
Военный посмотрел вниз и направо:
— Вы хирург, оперировавший лейтенанта О'Хару?
— Да, какие-нибудь проблемы? — Возможно, они и вправду поспешили с его эвакуацией.
— Он не желает просыпаться.
— Что?
— Не будете ли вы так любезны зайти?
Кадровый военный вполне мог бы позволить себе и приказной тон.
Помимо беспокойства об О'Харе, Барди испытывала жгучее любопытство. Перед ее мысленным взором появилась картина: О'Хара, покидающий шаттл с закрытыми глазами. Но как он мог спать? При обычных перегрузках, скрипах и стонах, неизбежных даже на новейшем шаттле, это было почти невозможно.
Изучив условные обозначения в схематическом плане палуб корабля, она сразу же обнаружила антигравитационную шахту прямо рядом с ее каютой на палубе Н, затем госпиталь G на палубе С. Когда она туда добралась, назойливый военный уже ждал ее с плохо скрываемым нетерпением. На лице его было написано: что-то слишком долго вы сюда добирались. Но он лишь коротко кивнул, приглашая следовать за ним.
— Может быть, вы осмотрите его снова, раз уж вам хорошо известен его случай… — сказал военный, пропуская ее в каюту.
Едва она вошла, как дверь за ней сразу же закрылась. Барди удивило такое поведение. А что, если она доложит об этом палубному врачу?
Роджер Элиот Кристофер О'Хара лежал искусно спеленатый сенсорным покровом, и распечатка над его койкой не смогла объяснить ей причину столь срочного вызова. Правда, он выглядел несколько более бледным, чем следовало. Приблизившись к койке, она заметила легкую испарину на лбу. Приборы не показывали никаких болевых реакций, и согласно отчету два часа назад ему давали лекарства.
Она положила руку ему на лоб — влажный и прохладный. Пальцы блуждали по упругим, но мягким кудрям.
— Так-так, дружище, что это значит? Ты был в хорошей форме, когда Наффи вез тебя.
В самом деле или ей только показалось — между бровями О'Хары появилась едва заметная морщинка. Она вновь погладила его лоб:
— Если не будешь соблюдать осторожность, то можешь опять попасть в руки Брэндиса: он все еще интересуется тобой.
— Я знаю один-единственный способ разбудить Спящего красавца, — ответил он, но глаза его оставались закрытыми. — В первый раз мне понравилось. Но я не был уверен в том, что ты реально существуешь, пока не увидел тебя на корабельных сходнях. Брэндис убеждал меня, что ты существуешь только в моих мечтах.
Внезапно он открыл глаза, и они были изумрудно-зеленые. Медленно повернув голову, он посмотрел на Барди:
— И потом ты поцеловала меня, не так ли? И я пробудился потому, что это было волшебство, разве не так?
Она не поверила в его искренность. Как мог он, прослуживший целых три года в этом аду, сохранить веру в прекрасные сказки.
— О нет, ты не Спящий красавец, О'Хара. Ты скорее Шалтай-Болтай!
— Именно поэтому я должен был увидеть тебя, Барди Мэйкем, — сказал он так горячо, что его бархатистый баритон задел какую-то струнку в ее душе. — Я хорошо представлял себе, какие тяжелые раны получил, перед тем как окончательно потерять сознание, и был в ужасе…
Его голос прервался, и он конвульсивно сглотнул. Нет, Роджер О'Хара не верил ни в какие прекрасные сказки, просто он боялся ужасного окончания своей истории.
— Мне необходимо было знать, что ты существуешь на самом деле, Барди Мэйкем, а не в сказке.
— Алиса в стране чудес…
Его ответная улыбка была преисполнена обаяния:
— Наффи рассказывал мне, что это просто чудо. Насколько правильно ты все сделала, ни разу не ошиблась. Не говоря уже о том, что ты обошлась даже и без королевской рати.
— Да уж, так, значит, ты снова разыграл Спящего красавца, чтобы заманить меня в свои сети?
— Я страшно зол, что еще какое-то время не смогу сам прийти к тебе. — Плечи его нервно вздрогнули, и на губах появилась озорная улыбка. — Примешь ли ты как должное, если я украду тебя, брошу на белого скакуна и увезу в солнечную страну, где мы будем жить счастливо вместе, пока смерть не разлучит нас?
Напряженный взгляд ярко-зеленых глаз волновал Барди сильнее, чем она могла себе представить.
— По крайней мере во время этого путешествия… Как ты думаешь, по какой причине я проснусь окончательно?
Он закрыл глаза. Прекрасное лицо опять стало спокойным, и только в уголках губ притаилась обещающая улыбка.
Смеясь над его капризом и все-таки желая дать ему возможность насладиться самым сильным болеутоляющим, которое она применяла за эти два года, Барди наклонилась к О'Харе и выполнила его просьбу. Магическая сила поцелуя оказалась намного сильнее, чем Барди Мэйкем могла себе вообразить.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

Рубрики

Рубрики