ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Его ладони двигались вместе с водой, медленно заставляли поворачиваться, подставляя тело прохладной влаге. Вода текла по лицу, шее, груди, потом просочилась между прижавшимися телами и потекла вниз по бедрам. И там, где била вода, незамедлительно оказывался Ченс.
Когда он тревожно спал, она видела напряженность его тела; теперь она вновь видела, как он напрягся, но уже от соприкосновения тел. Его мужское естество настойчиво упиралось в ее ноги, пока руки продолжали свою волшебную игру. Но на этот раз Дженни решила проявить инициативу. Она жаждала не только получать, но и давать. Она опустила руки и взяла его член в ладони.
— Дай мне…
От этого нежного прикосновения у Ченса перехватило дыхание. Он попытался что-то сказать, но вырвался лишь стон. Пальцы Дженни подвинулись вверх, устраиваясь поудобнее. Губы заскользили по его груди, слизывая капельки влаги, скатывающиеся на живот; от ее прикосновений стало мучительно сладко. Ченс забыл обо всем, оказавшись во власти ее губ и рук.
Губы Дженни прошлись вдоль всего тела и остановились внизу живота. Ченс стал безволен, замер от нахлынувших чувств, ибо от того, что она вытворяла губами и пальцами, казалось, может остановиться сердце. Ощущения стали гораздо ярче. В его мире не осталось ничего, кроме потоков воды, струящихся по лицу, занавески, за которую он судорожно ухватился, стараясь устоять на ногах, и ее касаний. Он почувствовал, как подкатывает горячая волна экстаза.
— Дженни! — Громкий полукрик-полустон сорвался с губ. Волна прокатилась, заставив его содрогнуться всем телом.
Девушка крепко обняла его и прижала к себе. Душ продолжал лить. Ченс отвел ее лицо в сторону от водяных струек и обхватил ладонями, восхищенный ее желанием дарить себя.
— Я люблю тебя, Дженни. Больше, чем ты можешь себе представить. Не знаю, что произойдет завтра, но, пока ты со мной, все прекрасно.
— Ох, Ченс, ведь последние двенадцать лет я всегда была с тобой — была ежечасно, кроме сна, и все время пыталась объяснить, что мне хочется быть с тобой всю жизнь!
— Мой Бог! — Он резко вытащил ее из-под душа. — Только представь, что я мог этого лишиться!
— Ты не готов еще повторить? — полюбопытствовала Дженни, глядя, как он закрывает кран.
Он посмотрел на нее, слегка раскрыв рот, и принялся растирать ее полотенцем.
— Боже милостивый! Кажется, я разбудил чудовище!
— Это точно, — согласилась она. — Причем ненасытное чудовище! Но на этот раз твоя очередь трудиться. А я просто полежу, расслаблюсь и понаслаждаюсь спектаклем.
— Ты, конечно, можешь попробовать расслабиться, детка, — ухмыльнулся Ченс, — но сомневаюсь, что это удастся, когда я займусь тобой по-настоящему. Если ты не взовьешься, как пружина, мне придется начать сначала, и я буду повторять это до тех пор, пока не получится как следует.
— Сотри свою нахальную ухмылку. О чем тебе незачем беспокоиться — так это о том, что ты умеешь это делать как следует. И сам об этом знаешь. — Дженни покраснела. — Я думаю, ты неплохо натренировался на своих субботних женщинах.
— Прошу проявить снисхождение к тем женщинам, о которых ты упомянула, — прошептал Ченс, укладывая ее на кровать. — Это ты помнишь. Я — нет! Все, что я помню, — это как очнулся в больнице и увидел над собой большие синие глаза. Они смотрели на меня с такой любовью, что ее хватило бы, наверное, чтобы остановить войну. Эти глаза меня тогда страшно напугали, пугают и сейчас, но гораздо больше боюсь, что не увижу их снова.
— Я никуда не собираюсь, — заверила Дженни, запуская пальцы ему в волосы.
— Только попробуй! — ответил он и накрыл ее собой.
Ченс проснулся первым. Судя по солнечным лучам, залившим половину комнаты, они долго спали. Ему стало жарко. Вероятно, от того, что Дженни спала на нем, вытянувшись во весь рост. Она обхватила ногами его бедра, обвила руками шею, словно боялась выпустить из рук драгоценное сокровище, да так и заснула. Ченс улыбнулся. Постепенно он к этому привыкнет.
Зазвонил телефон. Дженни в испуге вздрогнула и приподнялась, непонимающе глядя на его смеющееся лицо. Потом облегченно выдохнула и снова опустила голову на грудь. Придерживая ее, он потянулся за трубкой.
Она слушала, как негромко рокочет его голос над ухом. Свободной рукой Ченс поглаживал ее по спине.
Дженни улыбнулась, вспомнив прошедшую ночь, полную любовных утех. Она сомневалась, что в состоянии куда бы то ни было идти.
Пока он разговаривал, ее беспорядочные мысли постепенно сконцентрировались на том, что он скорее всего говорит с той женщиной, которую представил как Викторию. Она напряглась. Может, эта леди и действительно его сестра, но, пока Дженни не получит сколько-нибудь убедительных доказательств, она не подпустит его к ней и на милю.
— Хорошо, — произнес Ченс, выслушав длинный монолог. — Это не имеет большого значения. Можем отправиться на прогулку по окрестностям и завтра. Все равно нам с Дженни сначала надо кое-что тут доделать.
Позвони мне, когда все уладишь. Буду ждать.
— Что такое? — спросила Дженни, как только он положил трубку.
Ченс усмехнулся. Он почувствовал напряженность в ее голосе. Ей никогда не стать хорошим игроком в покер.
— Виктория сегодня не сможет выбраться. Ее муж уезжает по делам в другой город, она должна проводить его в аэропорт, а потом найти кого-нибудь, кто посидит с ее детишками, пока мы будем общаться. Она собирается показать мне кое-какие места, которые я должен помнить; надеется, что это послужит толчком для возвращения памяти. Я сказал, что и до завтра не так уж много времени. Я долго ждал этого. Одним днем больше, одним меньше — значения не имеет.
— Она замужем? У них есть дети? — В голосе Дженни прозвучало явное облегчение.
— Да, мисс любознайка. По крайней мере она так сказала. У меня нет оснований ей не верить.
— Прекрасно! Это меняет дело!
Ченс рассмеялся. Дженни покраснела.
— Я проголодалась, — заявила она, чтобы переменить тему.
— Я тоже, — откликнулся Ченс, улыбнувшись напоследок. — Мне кажется, тебе сначала надо как следует отмокнуть, прежде чем мы сможем куда-либо отправиться. Тебя же не устраивают полумеры, женщина. Эта ночь только лишний раз убедила меня в этом. — Скатив ее с себя, он встал и подхватил ее на руки.
— Куда ты собираешься меня нести? — спросила Дженни, с интересом рассматривая его крупное обнаженное тело.
— Пойду наполню тебе ванну, дорогая. Могу поспорить, ты чувствуешь себя так, словно три дня скакала верхом.
Дженни вспыхнула.
— Я прав?
— Ты всегда должен быть прав? — попробовала встречным вопросом скрыть свое состояние Дженни.
— Только в том, что касается тебя, Дженни Тайлер. Только с тобой.
— В таком случае неси меня в эту чертову ванну, — вздохнула она. — Кажется, я больше никогда не смогу ходить.
Ченс нежно улыбнулся, потом состроил озабоченное выражение лица.
— Прости меня, милая. Мне следовало быть поаккуратнее. Но могу пообещать тебе с полной ответственностью — ты не только ходить, ты и скакать снова сможешь. И гораздо раньше, чем думаешь.
Он расхохотался, заметив, как она опять покрылась румянцем, и отправился в ванную комнату.
Они плотно позавтракали. Еда оказалась сытной и вкусной. Блинчики, колбаса, двенадцать различных сиропов, и много кофе, чтобы запить все это. Выйдя на улицу, Дженни благодушно сияла. Ченс улыбался, глядя на нее.
Когда они проезжали мимо жилых домов и служебных офисов, Дженни с любопытством оглядывалась по сторонам. Ей очень нравились ухоженные деревья, росшие вдоль улиц, встречающиеся там и тут фонтанчики, обрызгивающие газоны. Фонтанчики помогали природе. Поэтому повсюду ярко зеленели газоны.
Внезапно она заметила, что Ченс что-то задумал и везет ее в какое-то только ему известное место.
— Куда мы едем?
— Хочу познакомить тебя с одним человеком, — ответил он, поджав губы. Глаза его уже блестели не так весело. — От меня эта встреча потребовала некоторых дополнительных усилий, и все же я до конца не уверен, но подозреваю, что очень многим обязан старику, к которому мы направляемся.
Дженни молча кивнула и придвинулась поближе к Ченсу. Потом положила руку ему на бедро. Чего бы это ни стоило, она готова помочь ему восстановить его прошлую жизнь.
Наконец перед ними появилось это скорбное место — дом престарелых. Но на этот раз двор был подметен, кустарники подстрижены. Он заехал на стоянку, вышел из машины и помог Дженни.
— Это не самое радостное место, Дженни. Но если говорить честно, не думаю, что Чарли Роллинз осознает это.
— Что с ним?
— У него болезнь Альцгеймера. Насколько я знаю, она постепенно прогрессирует и человек становится душевно беспомощным, но пока он еще как бы задержался в своем прошлом.
— Милый мой! — обняла его Дженни. Движение было инстинктивным. Ее переполняло сочувствие и к Ченсу, и к тому человеку, встретиться с которым ей предстояло.
— Пошли, — предложил Ченс. — На этот раз визит должен быть немного лучше.
— Почему?
— Потому что я взял тебя с собой.
Теплая волна, охватившая ее, оставалась с Дженни все время, пока они пробирались по коридору, заставленному инвалидными колясками, к столу дежурной медсестры. Тяжелые запахи помещения остались где-то в подсознании. Дженни старалась проникнуться решительным настроением Ченса. Если этот человек так много для него значит, следовательно, для нее он тоже имеет огромное значение.
Комната, как и в прошлый раз, оказалась безупречно прибранной. Горели все лампы, шторы и гардины были раздвинуты. Но на этот раз маленький человек не выкатился им навстречу из-под кровати. Он сидел в кресле и застывшим взглядом смотрел в окно.
Взглянув на него, Ченс понял, что сегодня не самый лучший день для Чарли Роллинза. Он подумал было предложить Дженни подождать его снаружи, но она уже оказалась впереди и опустилась перед стариком на колени.
— Привет, Чарли, — проговорила Дженни, накрыла своей ладонью безжизненно лежащую на подлокотнике кресла руку старика и слегка погладила его узловатые суставы.
Прежде чем кто-нибудь смог что-то сообразить, стариковская рука обхватила ладонь Дженни.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54

загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

Рубрики

Рубрики