ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Ченс упал ничком на кровать. Черт побери, что она хотела этим сказать?
Глава 7
— Маркус, можно к вам на минутку?
Маркус поднял голову от стола. В дверях стоял Ченс.
— Заходи, заходи, — радушно помахал он рукой. — Рад видеть тебя в полном здравии! — Не договорив фразу, он пожалел о том, что сорвалось с языка. Ченс еще не был в полном здравии. — Какие-то проблемы или просто пообщаться?
— Ни то ни другое, — ответил Ченс и плотно прикрыл за собой дверь, довольный тем, что удалось проникнуть в кабинет Маркуса незаметно для Дженни и начать этот нелегкий для него разговор без свидетелей.
Действия Ченса удивили Маркуса. Он прищурился и окинул пристальным взглядом человека, который уже почти двенадцать лет был его правой рукой во всех делах на ранчо.
— Итак, чем могу быть полезен? Ты же знаешь — стоит только попросить… Садись, чего стоишь.
— Нет, я лучше так, — резко, в своей обычной манере, ответил Ченс и начал мерить шагами кабинет.
Маркус откинулся на спинку кресла. Ченс перемещался по комнате, как тигр по клетке.
— Какие у меня отношения с вашей семьей? — Спросил Ченс.
— В первую очередь очень доверительные и давно устоявшиеся, — мгновенно ответил Маркус.
Ченс нахмурился.
— Видимо, ты хотел услышать не это, — сообразил Маркус. — Если тебя интересует, какие у тебя были личные отношения с Дженни, должен честно сказать — не знаю. Мы с ней не очень близки. — Вздохнув, он пожал плечами. — И виноват в этом исключительно я.
— А если были? — настаивал Ченс. — Как бы вы к этому отнеслись? Насколько я могу судить, у меня нет ничего, кроме старого грузового пикапа и немногих носильных вещей. В столе я обнаружил свою банковскую книжку. Это означает, что я не голь перекатная, но все-таки и вам неровня.
— Знаешь, парень, когда я начинал, у меня и того не было, зато была на руках беременная жена. Вскоре после рождения Дженни у меня оказалось долгов на несколько сотен тысяч долларов и могила жены. Не скажу, что я катался как сыр в масле.
Ченс удивился. Услышанное оказалось для него полной неожиданностью.
— А как давно вы приобрели это место, Маркус?
— С точностью до дня? Я купил его за неделю до рождения Дженни. Приехали мы сюда в тот день, когда она появилась на свет. Четвертого июля, двадцать четыре года назад. — Он нахмурился. — Я не помню даже двух дней за все детство Дженни, когда мог побыть с ней вместе. Я все время тратил на создание вот этого.
Ченс слушал его с видимым напряжением. От того, что он узнает сегодня, будет зависеть очень многое.
— И знаешь, что самое печальное в этом, мальчик? — продолжал Маркус. — Мне не удалось создать даже дружеских отношений с дочерью. Сейчас я бы многое отдал ради этого. Я слишком мало для нее значу и не могу ее за это винить.
— Это не так, Маркус, — возразил Ченс. — Я мало что помню. Но вижу, что происходит сейчас. Может, Дженни и не ловит каждое ваше слово, но любит вас.
Она очень независимая. Это неплохо. — Спрятав руки в карманы, он снова прошелся по комнате. — Но пришел я к вам не за этим.
— Ну что ж, выкладывай, — кивнул Маркус. — Слушаю тебя.
— Вы сильно возмутитесь, если я стану претендовать на нечто большее, чем должность старшего конюха ранчо «Три Т»?
— Не хочу тебя обманывать. Пару месяцев назад этот вопрос меня бы шокировал. Но ты осознанно прыгнул под копыта того жеребца, спасая мою дочь. И она чуть не сошла с ума, когда ты был ранен, — Так что вы мне скажете?
— Скажу так. Все зависит от вас двоих. Как вы решите — так и будет.
Тяжелый груз свалился с плеч Ченса. Впервые за многие дни он почувствовал в душе легкость. Значит, его высоко ценят, хотя он сам и не помнит этого. Он чувствовал, что Маркус Тайлер никогда бы не стал поддерживать дурака.
— Что вам известно о моем прошлом? Когда я к вам нанимался, были ли при мне рекомендации? Называл ли я каких-нибудь ближайших родственников?
Приезжали ли ко мне гости? Приходили ли письма?
Может, я сам…
— Стоп-стоп-стоп, парень. Я могу облегчить тебе жизнь. Не сотрясай воздух понапрасну. Мне абсолютно ничего не известно о твоем прошлом.
Ченс сник. Именно это он боялся услышать. Ведь и Генри ответил примерно то же самое.
— Но зато я точно знаю, что ты самый лучший и самый постоянный работник из тех, кого мне приходилось когда-либо нанимать, — улыбнулся Маркус. — Тебе было всего восемнадцать лет. Ты сообщил, что умеешь чинить и управляться со всем, что имеет мотор. Когда я взглянул на старенький пикап, то сразу же тебе поверил. Как тебе удалось столько проехать на нем, было для меня загадкой. Ты сказал, что готов работать за стол и кров. Мне показалось, ты в отчаянии, поэтому и нанял тебя. Но подозрения у меня оставались. По твоему виду можно было заключить, что где ты, там и проблемы. Но я рад, что ошибался.
— Что значит — по моему виду? — свел брови Ченс.
— Ну конечно! — Маркус выпрямился в кресле. — Ты же ничего не помнишь! Ты вошел ко мне в кабинет, держась за правое плечо. А лицо у тебя было таким, словно ты проиграл десять раундов схватки с бульдозером. Тебя измолотили в хвост и гриву, я так бы сказал.
— Вот я и хочу узнать…
— Да, но пусть это тебя не беспокоит, Ченс. Я искренне верю, что в один прекрасный день ты полностью восстановишь свою память. Надо только проявить терпение.
Ченс покачал головой и направился к двери.
— Времени у меня действительно много, Маркус, в отличие от терпения. Я не желаю слишком долго ждать момента, когда вспомню то, что, возможно, совсем не хотел бы знать.
И он оставил Маркуса размышлять над их беседой.
Идея о том, что Ченс и Дженни могут быть вместе, теперь не представлялась ему настолько уж дикой, как могло показаться еще несколько месяцев назад. Но проблема Ченса заключалась не в Дженни. От того, чтобы сделать ей предложение, его удерживало его прошлое — его память. И насколько Маркус знал Дженни, он мог заключить пари, что ее ни то, ни другое не остановит.
— Виделся с боссом? — поинтересовался Генри, когда Ченс вернулся в конюшню.
— Да, — ответил Ченс.
Генри кивнул. И без дальнейших вопросов стало ясно, что Ченс не получил на свои вопросы желаемых ответов.
— Генри, у меня было что-нибудь с собой, когда я здесь появился? Ты видел?
— Точно! — воскликнул старый ковбой. — Вот как только ты спросил, я сразу вспомнил — у тебя был портфель. Потом, через несколько лет, когда я помогал тебе перебираться в домик старшего конюха, ты зашвырнул его в кладовку и сказал, что не хочешь таскать с собой призраков.
— Призраков?
— Именно так ты сказал, — кивнул Генри.
— Где, ты говоришь, валяется этот портфель? — мгновенно напрягся Ченс.
— Я пойду разыщу и принесу тебе в комнату.
Ченс пристально поглядел на удаляющегося старого ковбоя и почувствовал странное желание попросить его ничего не делать и обо всем забыть. Что-то подсознательное отчетливо подсказывало — могут появиться неприятности. Но вместо этого он направился к своему жилищу.
— Вот он! Лежал там, где я и сказал! — Генри, хлопнув дверью, ворвался в комнату и кинул портфель на кровать. — Немного запылился. Я его протер.
— Спасибо, Генри, — отозвался Ченс, глядя на небольшую коричневую сумку, как на свернувшуюся клубком ядовитую змею.
— Не за что, парень. Знаешь, ведь пора ужинать.
Хуана приготовила энчилады я их очень люблю. Ты можешь не спешить. Если не успеешь к ужину, я принесу тебе тарелку.
— Не стоит беспокоиться, — сказал Ченс. — Не думаю, что у меня будет аппетит.
Генри только пожал плечами. Он всей душой сочувствовал этому парню, но понимал, что ничем не может ему помочь. Ченс Маккол потерял себя сам, и найти пропажу он может только сам.
— Ну, тогда до завтра, — попрощался Генри и вышел, прикрыв за собой дверь.
Ченс глубоко вздохнул и направился в небольшое помещение, служившее кухней, в маленьком двухкомнатном жилище. Открыв холодильник, достал коричневую бутылку холодного пива и резко сорвал крышку. Она упала на грубый дощатый пол и откатилась к стене. Запрокинув голову, Ченс большими глотками пил холодное пиво, пока не выступили слезы. Опорожнив бутылку, кинул ее в мусорную корзину и вернулся к портфелю на кровати.
Пиво ему нужно было не для того, чтобы укрепить дух.
Он просто оттягивал неизбежный момент.
Пальцы сжали старые, проржавевшие замки. Один громко щелкнул, немного напугав его. Другой не поддавался. Пришлось достать карманный нож и поддеть крышку. Наконец и этот открылся с похожим звуком.
Положив нож на кровать, Ченс заглянул в портфель.
Он не представлял, что его там ожидает, но надеялся на большее, чем увидел. Надежды погасли.
Портфель был почти пуст. На дне валялось несколько коробков со спичками. В углу он заметил какой-то старый галстук, свернутый в клубок. Пощупал его, надеясь пробудить какие-нибудь воспоминания. Тщетно.
На коробках спичек были надписи с приглашением посетить бензоколонку в Одессе, штат Техас, которой, вполне возможно, больше уже не существовало. Название ему ничего не говорило, но на всякий случай он кинул коробок обратно в портфель. Для начала достаточно и этого, а Ченс был полон решимости действовать немедленно.
Затем обшарил внутренние карманы портфеля. Один был пуст, если не считать булавки, которая впилась в палец. Во втором кармане оказался старый бумажник.
На первый взгляд он был так же пуст, как этот старый портфель. Расстегнув его, Ченс тщательно пересмотрел все отделения, ничего не нашел и едва не пропустил потайной кармашек. Еще не раскрывая его, почувствовал, там что-то есть. Пальцы ощутили незначительное уплотнение под старой, потрескавшейся кожей.
Из кармашка Ченс извлек фотографию девушки. Но это была не Дженни. Какие-то смутные образы возникли в голове, и даже показалось, что послышался смех.
Длинные светлые волосы, широко расставленные глаза, изящная, хрупкая фигурка. И подпись: С любовью, Виктория.
Виктория. Имя ничего не говорило. Так же как и ее облик. Перевернув фотографию, он обнаружил на обратной стороне карандашную надпись.
Ченс узнал свой собственный почерк: В. Генри. Пикник.
1980.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54

загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

Рубрики

Рубрики