ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Завтрак, конечно, хилый, но можно и так. Кроме того, после прошедшей ночи не было настроения начинать новый день с общения с той любопытной официанткой.
Ченс положил на колени старый выпускной альбом и стал пристально всматриваться в каждое девичье лицо на фотографиях. Ее там не было. Значит, она не из местных. Попадались фотографии преданных спортивных фанаток, наблюдающих за школьными героями-футболистами; фотографии худеньких блондинок, мечтающих о тех днях, когда они станут центром внимания, но пока удовлетворяющихся ролью их талисманов. Домашние королевы, душки-отличницы, принцессы школьных оркестров — все типы красоты, которые можно найти только в обычной городской школе, присутствовали на этих страницах. Но Виктории Генри среди них не было.
Кто же она? Этот вопрос сводил Ченса с ума. Могла ли она быть его подружкой? Или соседкой? Школьный альбом не давал ответа. Но может, кто-нибудь сумеет объяснить это?
На другом краю города он обнаружил еще одну школу. Увидев большой плакат с девизом над крышей здания, невольно усмехнулся. По всей стране школы придумывали себе девизы, придавая большое значение духу соперничества как в учебе, так и в спорте.
Ченс свел брови. Ему самому очень бы не помешал какой-нибудь хороший девиз. Он был готов душу заложить дьяволу, лишь бы получить правдивые ответы. Если для этого необходимо обратиться к магии, он готов. Может, Виктория Генри училась в этой школе, но как узнать, не привлекая к себе внимания?
Ченс по-прежнему нервничал, что вынужден что-то скрывать. Неужели все настолько кошмарно, что приходится умалчивать об этом последние двенадцать лет, скрывать от людей, которых искренне любишь?..
Администратор здания выключила горящую неоновую надпись «Мотель» и включила радио. Начался новый день.
Ченс выбрался из кузова и бросил альбом в кабину.
Потом запер комнату и вернулся к машине.
Одесская школа на период летних каникул была закрыта, автостоянка пуста. Лишь около центрального входа суетился мужчина, подстригая кустарник.
— Школа закрыта, — сообщил он подошедшему Ченсу.
— Я вижу, сэр.
— Вакансий нет, — продолжил мужчина, не прекращая равномерно щелкать ножницами.
— Я не ищу работу, — успокоил его Ченс.
Мужчина приостановился, но головы не поднял.
— В таком случае скажите, что надо. Я занят.
Ченс усмехнулся. Все женщины в этом городе были невероятно болтливы, зато те несколько мужчин, с которыми ему пришлось пообщаться, при всем дружелюбии встречали его с такими поджатыми губами, словно занимались сбором хурмы.
— Вы давно здесь работаете? — спросил Ченс. Мужчина поднял голову. «Хоть внимание обратил!»
— В следующем году на пенсию.
— Наверное, — кивнул Ченс, — вы перевидали тут чертову уйму школьников.
— Даже больше, — подтвердил тот я снова щелкнул ножницами.
— Я ищу… моего родственника. Возможно, он жил в этом районе. Примерно лет двенадцать — пятнадцать назад. По фамилии Маккол. Не припоминаете? У меня есть его фотография, может, лицо вам знакомо?
Ченс раскрыл альбом на странице со своей фотографией. Старик вгляделся, а потом покачал головой.
— Они все для меня на одно лицо, — сказал он. — Чертово хулиганье. Всегда что-нибудь ломают, а мне приходится чинить.
Надежда Ченса рухнула. Этот день начинался, судя по всему, отнюдь не лучше предыдущего.
— Вы уверены, что фамилия вам ни о чем не говорит? Никогда не слышали про Маккола?
— Говорю вам, я их не различаю по лицам. Даже не пытаюсь. — Старик повернулся к Ченсу спиной, показывая, что разговор закончен, и вернулся к своим обязанностям.
— Ну что ж, все равно спасибо вам, — проговорил Ченс, громко захлопывая альбом. — Если капнете маслом на заклепку, не набьете себе мозоли, — добавил он, показывая на скрежещущие ножницы.
Мужчина обернулся, взглянул на него, потом кивнул, благодаря за совет. Ченс пошел прочь.
— Погодите! — воскликнул старик ему в спину. Ченс остановился. — Я не помню мальчишку с фамилией Маккол. Но помню женщину с такой фамилией. Она работала официанткой в баре на краю города. Бар закрылся, когда сократилась добыча нефти. Все мы тут гробанулись в то время, я бы так сказал;
Сердце Ченса замерло. Женщина?
— Как, вы сказали, ее звали?
— Кажется, ее звали Лили… или Люси… А, нет, Летти! Точно! Летти Маккол!
— Она еще здесь? В Одессе?
Старик рассмеялся.
— Да, она здесь и никуда отсюда не денется. Потому что над ней шесть футов техасской земли, парень.
«Черт! Она умерла!» У Ченса заныло под ложечкой.
В глазах потемнело, все закружилось. Он не без труда сосредоточился.
— Вы помните, когда ее похоронили? В каком году?
У нее остались тут какие-нибудь родственники? — выпалил он.
— Год не помню. Помню только, что она покончила с собой. И у нее никого не осталось.
Ченс похолодел. Старик продолжал еще что-то говорить, но он уже развернулся и зашагал прочь. Услышанного было вполне достаточно, чтобы понять, что это событие решительно повлияло на его дальнейшую жизнь.
Другого объяснения поступкам быть не могло. Тело стало как ватное, ноги подгибались.
С трудом Ченс взобрался в кабину своего грузовика, стиснул ладонями руль и крепко зажмурился, стараясь не потерять сознание. От невероятной, пульсирующей в висках боли едва не раскалывалась голова. Если бы он знал, как добраться до врача, то обязательно бы сделал это, но к тому времени, когда боль отступила настолько, что он смог открыть глаза, осталось лишь одно желание — быстрее добраться до мотеля. Он испытывал непреодолимую потребность забиться в свою нору, оказаться рядом с Дженни, услышать ее голос, увидеть взгляд ее ярко-синих глаз, проникающий в самую душу и способный утихомирить пылающий в ней адский огонь.
Он допускал, что знакомство с прошлым может оказаться тяжелым испытанием, но не мог представить себе, что оно способно его убить.
Пришла ночь. Темнота заползла во все уголки комнаты. Вслед за ней явились кошмарные сны. Они измочалили его душу и ушли, оставив Ченса лежать без сил с широко раскрытыми глазами. Он глядел в потолок и старался отогнать непрестанно вертящееся слово: самоубийство.
В соседней комнате было тихо. Тихо и пусто, как в его душе. Он почти мечтал о том, чтобы появилась та деловая шлюха со своими бесконечными двадцатидолларовыми клиентами. По крайней мере это бы отвлекло, дало возможность сосредоточиться на чем-то еще, уйти от того ужаса, который заполнил сознание Ченса.
Где-то настойчиво зазвонил телефон. Вероятно, в офисе. Он звонил… звонил… звонил. Ченс поморгал, пытаясь сосредоточиться на звуках. Постепенно глаза закрылись.
И слава Богу, наступил блаженный покой"
Глава 9
Благодаря школьному садовнику Ченс теперь знал хотя бы имя. С этого можно начинать. Летти Маккол должна была оставить в городе какие-нибудь воспоминания о себе. Да и самоубийство забыть нелегко. Двенадцать лет назад об этом событии могли сообщать газеты.
Журналисты, как известно, падки до всяких сенсаций.
Впрочем, он помнил, что неудачно поставленные вопросы способны вызвать у людей подозрения. Поэтому Ченс решил действовать иначе.
Может, некоторые вопросы в состоянии прояснить архив. Если Летти Маккол владела какой-нибудь недвижимостью, должны остаться записи. Найти эту собственность — неплохо для начала. Гораздо больше, чем ему удалось за вчерашний день. Ченс решительно выбросил из головы слово «самоубийство» и отправился обедать. Сначала — еда, потом — ответы.
Ему удавалось увернуться от расспросов не в меру любопытной официантки только встречными вопросами. Даже интересно, сколько, оказывается, способен узнать человек, лишь внимательно наблюдая за выражением лица того, к кому обращается, при упоминании определенных имен. Он признался, что ездил навещать Чарли Роллинза. Беседа на эту тему заняла пятнадцать минут. Совсем другое дело было ухитриться не назвать ей своего настоящего имени. Ченсу потребовалась вся его тактичность, чтобы в какой-то момент не послать ее подальше и не предложить заняться своими делами. При упоминании имени Летти Маккол он понял, что попал в осиное гнездо.
На лице официантки появилось смешанное выражение потрясения и вины.
— Вы знали ее? — спросил Ченс, заранее зная ответ.
— Да, — протянула она и принялась поправлять прядь волос. — Да, знала ее. Я несколько лет работала в том же баре, что и она. Иногда попадали в одну смену. — Она отвела взгляд. — Когда мы узнали, что она с собой сделала, все были в шоке. Ну, самоубийство и все такое.
Я не смогла присутствовать на похоронах — должна была работать.
— Надеюсь, ее семья вас поняла, — проговорил Ченс, внимательно наблюдая за реакцией. И получил желаемое.
— Насколько я знаю, — сморщила лоб женщина, — родных у нее не было, кроме сына-подростка. После похорон он сбежал. Никто не знает, что с ним стало потом, может, уже умер или сидит в тюрьме.
Внутри у Ченса все перевернулось. Надгробная надпись! Похоронная контора! Это ему даже не приходило в голову. Если он не получит никакой информации в архиве, следующим местом визита должно стать кладбище.
— Знаете, — напомнила о себе официантка, — мне пора возвращаться к делам. Босс очень не любит, когда мы слишком долго общаемся с посетителями.
Ченс оглядел почти пустой зал.
— Да, конечно. Вам лучше вернуться к работе.
Она кивнула и поспешила прочь. Чем больше он узнавал, тем меньше все это ему нравилось. Из того немногого, что удалось выяснить, стало очевидно, что ни в какие светские хроники его фамилия попасть не могла. Надо еще молить Бога, чтобы она не числилась в списках полиции. В общем, пора начинать действовать.
Ему ни разу не пришло в голову, что официантка, например, могла передать суть разговора своему боссу, а тот, в свою очередь, сообщить полиции, что незнакомец интересуется женщиной, которая давным-давно превратилась в прах. Но даже если бы такое и произошло, ничто бы не изменилось. Ченс обязан был исполнить свой долг.
— Ох, Делла, ты только взгляни на этого длинноногого красавчика, что идет к нам! Я бы многое дала, чтоб оказаться с ним на заднем сиденье!
— Бога ради, Тамма!
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54

загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

Рубрики

Рубрики