науч. статьи:   демократия как оружие политической и экономической победы в условиях перемен --- конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн --- циклы национализма и патриотизма
ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

науч. статьи:   идеологии России, Украины, ЕС и США --- пассионарно-этническое описание русских и др. важнейших народов мира --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам

 


Она сразу вспомнила чувство любви и благодарности к Мише, когда однажды они безмолвно брели по лесу, держась за руки и шурша осенней листвой. Лиза превратилась из «той, которая страдает от потери любимого» в «ту, которая гуляет за руку с Мишей по осеннему лесу».
И это было настоящее превращение. Вместо заплаканной, несчастной «страдалицы» передо мной сидела оживленная женщина с горящими глазами, безумолку тарахтевшая, что у нее будто гора с плеч свалилась.
Было очевидно, что разрыв с Мишей — далеко не первый эпизод, сопровождавшийся ощущениями утраты и одиночества. Лиза призналась, что когда их отношения были безоблачными, ее временами охватывал «как бы беспричинный страх». Она боялась, что эта идиллия закончится. Но вспомнить более ранний эпизод ей не удавалось. Чтобы помочь Лизе найти корневое событие, я (Борода) привел пример работы со своей личной историей.
— Однажды я решил разобраться с давней проблемой — с привычкой обижаться на людей и обстоятельства, которые обходились со мной «незаслуженно», «несправедливо». Происходило это поздним вечером. Я ехал в вагоне метро, расслабившись и закрыв глаза. Оттолкнувшись от последнего случая, в котором испытал чувство обиды, и, поддерживая его в себе, я заскользил по цепочке событий в прошлое. Менялись люди, окружающее пространство, время действия, но пережитое чувство обиды вело меня все дальше в детство. В какой-то момент я застопорился, чувствуя, что не могу вспомнить более раннее событие. Я вошел в состояние СПЛЕНа, перестал напрягать память и просто расслабился.
Вдруг, будто в фильме с замедленной скоростью, я увидел себя со стороны, совсем маленького (около года). Тетя несет меня, закутанного в зеленое одеяльце, на руках. Она спускается с лестницы в подъезде. Неожиданно тетя спотыкается и роняет меня. Я ударяюсь о ступеньки и поднимаю дикий рев, но не от боли, а от страха и обиды: «За что меня так?!» Как переименоваться? Быстро перескакиваю чуть назад, в момент, когда беззаботно лежал на тетиных руках. Внезапно я понимаю, что смотрю на мир глазами того маленького мальчика. Мир выглядит совершенно по-другому — ярко и необычно. Потолок, стены, перила — все усыпано сверкающими искорками, похожими на танец снежинок в свете фонаря. Окружающее пространство не имеет устойчивой формы, оно словно дышит.
Я снова оказываюсь в вагоне метро. Сколько времени я находился в этом состоянии? Скорее всего, несколько секунд, а потом оно ускользнуло, и от него осталось смутное ощущение. Но и этого оказалось достаточно, чтобы испытать восхитительное чувство освобождения, будто вернулся к чудесному источнику радости внутри самого себя. И если теперь возвращается знакомое чувство обиды, мне достаточно вспомнить чарующий миг детства.
Не успел я завершить рассказ, как Лиза возбужденно воскликнула:
— Вспомнила! Мне три годика. Мой обожаемый папочка везет меня на санках в нашем парке. Хрустит снег, ярко сияет солнышко, переливаясь всеми цветами радуги на большущих сугробах. И вдруг мир поблек. Чувство счастья сменилось удивлением, а затем леденящим страхом: «А где папочка? Я осталась совсем одна, в незнакомом месте! Наверное, он больше никогда не придет!» И я заревела во весь голос. Оказывается, папа подшутил, привязал санки, а сам спрятался за дерево. Я же, засмотревшись на игру красок, этого не заметила. Впервые в жизни я испытала настоящее потрясение, связанное с внезапной потерей дорогого человека. И хотя папа, услышав мои вопли, поспешно вышел из укрытия, с тех пор во мне поселился страх потери близких людей.
После этого, казалось бы, невинного эпизода Лиза всю жизнь транслировала страх и ожидание потери в окружающий мир. Она с радостью согласилась сменить «заевшую пластинку». Мысленно вернувшись на прогулку в парке, Лиза предложила папе сыграть в снежки. Вместо диагностического имени: «Я та, которая сильно испугалась, когда папа спрятался» Лиза приобрела новое имя: «Я та, которая играет с папой в снежки».
Наши с Лизой дороги пересеклись еще раз. Я встретил ее через полгода на семинаре по Симорону. В ее жизни очень многое изменилось. Она призналась, что обрела глубокое внутреннее спокойствие. На вопрос о возвращении «блудного директора» Лиза небрежно отмахнулась: «Да нужен он мне был!»
Наконец Женя не выдержала такого напора и вспомнила живую картину своего детства.
— Зима, мне около трех лет. Я заболела свинкой. Поскольку моя мама была молодой коммунисткой, то работа для нее была важнее, чем я, и меня оставили дома одну, считая взрослой. А соседке, жившей тремя этажами ниже, поручили проведывать меня. Прошло часа два, мне стало жалко себя оттого, что меня оставили одну, оттого, что у меня болит ухо, и я разрыдалась. В моей голове пронеслись гневные слова: «С больными детьми так не поступают!» Я начала орать, чтобы хоть кто-то услышал, что бедный ребенок один, ему страшно и тоскливо. Но никто не услышал меня, не пришел и не пожалел. Неожиданно я поняла, что лучше ходить в нелюбимый детский сад, чем болеть дома одной, и быстро выздоровела.
Учитывая наш с Вадимом опыт, мы высказали предположение, что это не корневой эпизод. Поиск корня можно было выполнить по ключевым фразам: «С беременными женщинами так не поступают! С больными детьми так не поступают!» Но Женя оказалась талантливой пациенткой. Мы работали у нее дома, и Женя, с сияющими глазами и румянцем на щеках, побежала и принесла семейный альбом с фотографиями. Листая альбом, она вспомнила целую серию эпизодов, включая корневой.
— Я — совсем маленькая. Ночь, темно, воинская часть в лесу на границе Австрии и Венгрии (мой папа — военный). Я проснулась ночью и обнаружила, что в комнате, кроме меня, никого нет. Жуткая, звенящая тишина. К горлу подкатил комок слез, и я сказала себе: «С маленькими детьми так не поступают!» Я выбралась из кровати и подумала, что родители не подозревают о том, что я сама научилась вылезать из кровати. Затем я оделась, открыла дверь, вышла на улицу и закрыла за собой дверь на ключ. Крадучись, тихо спустилась мимо спящего часового и пошла по плохо освещенной дорожке из гравия через дубовый лес в столовую, которая находилась далеко от нашего домика. Мне было жутко страшно. В голове отчаянно вертелась одна мысль: «Я все равно дойду, всем назло! Пусть им будет стыдно! Ведь они меня бросили, а так с детьми не поступают!» Наконец я дошла до столовой и нашла маму, которая готовила к завтраку булочки. Я помню, как она это делала: длинный кусок теста, завязанный узлом, сверху помазан яйцом и посыпан сахаром. Мама ахнула от удивления и возмущения. На лице отразились вопросы, на которые у нее не было ответов: «Как она могла выбраться из кровати, пройти мимо часового и придти сюда?» Маме ничего не оставалось, как дать мне кусок теста, и мы с нею до утра лепили булки. У меня не получалось, тесто все время рвалось, и мне хотелось затянуть его потуже. Но один мой пирожок все-таки посадили на противень.
Переименование не составило труда, и вместо диагностического имени: «Я та беременная, от которой ушел муж, а с беременными так не поступают» было выбрано впечатляющее: «Я та, которая вылезает из кровати, прокрадывается мимо часового, идет через лес и лепит с мамой пирожки!» Для удобства его можно сократить: «Я та, которая идет через лес».
Дело было летом, и через несколько дней Борода и я поехали на очередной слет «Радуга». Когда мы вернулись через две недели, то узнали, что самочувствие Жени значительно улучшилось. А вскоре возвратился раскаявшийся муж. На радостях Женя затеяла грандиозный ремонт. Ее квартира напоминала руины после прямого попадания артиллерийского снаряда. Дошло до того, что пришлось переделывать часть кирпичной кладки девятиэтажного дома. Женя с мужем была с утра до ночи занята покупкой стройматериалов и мебели.
НОВОГОДНИЙ ТАНЕЦ ИЛИ «КАК СТАТЬ ШАМАНОМ»
Я начал осваивать симоронский танец, но проверить его легендарную силу на какой-либо трудной проблеме пока не удавалось. Подходящий случай представился в новогоднюю ночь, исполненную всяких тайн, загадок и чудес.
По комнате плавал хвойный аромат, издаваемый еловыми ветками, стоявшими в большой хрустальной вазе на полу. Подвешенные к веткам разноцветные шары переливались на ярком свету. С экрана телевизора доносилась бессмертная фраза подвыпившего Ипполита: «Какая гадость эта ваша заливная рыба!» Моя жена, Ленуля, хлопотала на кухне вокруг салатов. Я тоже изображал бурную деятельность, то и дело курсируя с тарелками в руках по направлению к праздничному столу, изредка прикладываясь по дороге то к хрустящему огурчику, то к скользкому грибочку.
Предновогодняя суета была нарушена телефонным звонком подруги жены. Ольга просила нас срочно приехать и спасти ее от пьяного в стельку мужа, который с руганью и угрозами ломится в запертую дверь ее комнаты. Перспектива ехать за тридевять земель и утихомиривать разбушевавшегося Ольгиного мужа меня не шибко привлекала. Ведь до Нового Года оставалось два с небольшим часа.
Напомню, что симоронцы — народ ленивый и «своими ногами никуда не ходят». Ольге были переданы инструкции: успокоиться и ждать благоприятной развязки конфликта. Я собрался поработать с этим сигналом по новой методике — с помощью танца. Сигнал явно был вихревым — по словам Ленули, муж Ольги несколько лет регулярно «закладывал за воротник» и устраивал скандалы.
Настроившись на ситуацию, я начал танец. Для неподготовленного наблюдателя он выглядит весьма экзотично и иногда смахивает на танец шамана. Тело танцора совершает спонтанные движения и может принимать самые необычные позы. Кроме того, танец сопровождается оригинальным звуковым оформлением — то завыванием, то мелодичной песнью, то раскатистой вибрацией. Ленуля наблюдала сие действо впервые и, испытав поначалу легкий шок, с трудом сдерживалась от хохота. Когда я замер, стоя на одной ноге, в позе, напоминающей то ли ласточку, то ли лягушку с растопыренными лапами, ее диагноз был краток и безапелляционен: «Кащенко!» Однако на кухню она вернулась вполне успокоенная, а я немного поработал с максимом — воспроизводил последнее движение танца и сопровождал его мантрой.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45
науч. статьи:   политический прогноз для России --- праздники в России на основе ключевых дат в истории --- законы пассионарности и завоевания этноса
Загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

    науч. статьи:   три глобализации: по-британски, по-американски и по-китайски --- расчет пенсий для России --- основа дружбы - деньги --- три суперцивилизации мира
загрузка...

Рубрики

Рубрики