ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

 

Этот скандал был результатом телефонного звонка Ури в полицию порта г. Гамбурга, в котором он проинформировал, что на израильское судно грузят оружие.
Вооружения представляли собой советские танки и зенитные пушки, спрятанные в большие контейнеры с надписями «Сельскохозяйственные продукты». Поставка происходила с помощью БНД, без уведомления федерального правительства и министерства обороны. Речь шла именно о той самой поставке в Израиль, которую немецкое министерство обороны запретило в марте этого же года, считая, что такая поставка будет нарушением запрета на поставки вооружения и военного снаряжения в конфликтные зоны.
Шамир не знал еще, каких масштабов достигнет этот скандал. Он достаточно хорошо помнил скандал 1978 года, когда немцы разрешили офицерам Моссад выступать в роли офицеров немецких спецслужб для проведения допросов палестинцев в немецких тюрьмах. Было бы прекрасно, если бы немецкое правительство смогло бы локализовать разраставшийся скандал. Но если сведения уже просочились в средства массовой информации, то неизвестно, что еще может произойти.
А потом последовал звонок Максвелла, который настаивал на встрече с Шамиром по очень важному делу. Шамир попросил его подождать до конца мадридского похождения, когда он вернется в Иерусалим, но Максвелл был упрям. Он высказал даже скрытую угрозу: так как сейчас парламент и британская пресса собираются начать расследования против него, то он, если ему не удастся урегулировать свои финансовые вопросы, не сможет гарантировать сохранение тайны о встрече с Крючковым.
Максвелл сослался (и предопределил тем самым свою дальнейшую судьбу) на организованную с его помощью встречу между связниками Моссад «Liaison» и бывшим председателем КГБ Владимиром Александровичем Крючковым, который как раз в это время из-за его роли в августовском путче сидел в следственной тюрьме № 4 в Москве. На этой встрече, которая состоялась на борту яхты Максвелла, стоявшей на якоре в югославских водах, обсуждалась поддержка со стороны Моссад путча для свержения Михаила Горбачева. Моссад пообещал посодействовать через свои политические связи скорейшему признанию нового режима, а также предоставить ему поддержку в виде материального обеспечения. Взамен Моссад требовал выпустить или депортировать всех советских евреев, что привело бы к их массовому исходу. Число эмигрантов было бы настолько велико, что их не смогла бы принять никакая другая страна. Поэтому эти люди смогли бы ехать только в Израиль.
Шамир верил в необходимость такой встречи с планировщиками путча. Он знал, что если Россия больше не будет врагом, то исчезнет угроза с Востока, что приведет к значительном уменьшению стратегической ценности Израиля для его великого союзника – США. Потому совершенно реалистичными становились союзы между США и арабскими странами в регионе. Шамир думал, что мирная конференция, к которой его принудили, была прямым результатом этого нового мирового порядка, при котором заканчивалась роль Израиля как единственной западной демократии на Ближнем Востоке.
Именно Максвелл помогал устанавливать связь с теперь уже распущенным КГБ. Шамир знал, что если вырвется наружу информация, что Моссад, пусть в очень слабой степени, был замешан в попытке путча в Советском Союзе, целью которого было прекращение процесса демократизации, это станет страшным ударом по положению Израиля на Западе. Такое соучастие поймут как предательство Запада. Сейчас Максвелл использовал этот факт в качестве угрозы Шамиру, чтобы заставить его срочно помочь его зашатавшейся империи. Шамир попросил Максвелла перезвонить через пару часов. Затем он вышел на шефа Моссад и потребовал избавить его раз и навсегда от «маленького чеха».
Моссад не был готов к таким действиям. Шамир узнал, что требуется несколько недель, чтобы составить план, основанный на привычках Максвелла, чтобы подготовить для него ловушку. Офицер связи Моссад, который ездил с премьер-министром (тоже бывшим офицером Моссад), предложил ему ускорить дело, для чего нужно было пригласить Максвелла на встречу, во время которой в дело и вступит Моссад.
Шамир попросил Максвелла приехать в Испанию на следующий день и объяснил ему, что все будет урегулировано и нет никаких оснований для паники. Максвелл должен был на своей яхте прибыть на Мадейру и там ждать сообщения.
31 октября 1991 года Максвелл прибыл в Гибралтар, сел на борт своей яхты «Леди Гислейн» и двинулся к Мадейре, как ему и сказали. В пятницу, 1 ноября, спецподразделению Моссад, которое во время мирных переговоров дислоцировалось для обеспечения безопасности в Испании, было поручено позаботиться о Максвелле. Подразделение перелетело в Марокко, где встретилось с шефом тамошней резидентуры Моссад, который уже заранее похлопотал о необходимом оснащении и провел предварительные мероприятия.
Сначала Максвеллу сказали, что встреча состоится на Мадейре и он получит достаточно денег, чтобы урегулировать проблемы. Потом ему якобы хотели перевести еще деньги. Все это должно было проходить в строжайшей тайне, чтобы не дать его врагам, которые только того и ждали, чтобы получить доказательства его прямых связей с Моссад, дополнительный материал.
2 ноября Моссад узнал, что Максвелл позвонил своему сыну в Англии и договорился с ним о встрече на острове. Это разрушило все планы Моссад, и теперь Максвеллу из Моссад сообщили, что договоренная встреча не состоится. Вместо этого он должен встретиться с курьером, который привезет ему деньги, на Тенерифе.
Когда он причалил к пристани Санта Круз на Тенерифе, то сразу помчался на встречу в отель «Менси». Когда Максвелл один был в ресторане, к нему подошел какой-то человек и передал ему записку: он должен был следующим утром быть в Лос-Кристос на противоположной стороне острова. Туда ему нужно было прийти на яхте. Предложенный маршрут предусматривал путешествие по морю вокруг острова Гран Канария.
Обо всем этом я узнал из телефонного разговора с Эфраимом. Он не имел малейшего представления, как группе «Кидон» удалось поймать Максвелла в открытом море, когда яхта шла со скоростью 15 узлов, но ведь как раз самое невероятное относится к волшебству «Кидон». В каком-то часу в ночь с 4 на 5 ноября проблема Шамира погрузилась на дно Атлантического океана.
После первого вскрытия, которое больше поставило вопросов, чем ответило на них, состоялось второе вскрытие в Израиле под бдительным оком аппарата служб безопасности. В конце концов, Максвелл удостоился памятника на Оливковой горе в Иерусалиме, на кладбище для самых почетных героев нации.
«Он сделал для Израиля больше, чем можно сегодня сказать», – произнес Шамир в своей речи на похоронах своего друга и своей жертвы.
Глава 32
Ури посетил меня почти сразу после того, как был готов мой первый роман «Лев Иудеи». Со времени нашей последней встречи прошло определенное время, и вообще с 1991 года я мало поддерживал контакт с кликой. Книга уже поступила на рынки США, Германии и Канады и скоро должна была выйти в Бельгии и Голландии. Я как раз приступал к завершению моего второго романа. Меня попросили приехать в Голландию для встреч с читателями. С тех пор, как в 1990 году вышла моя книга «Путем обмана. Как я был агентом Моссад», я не пересекал Атлантику и сейчас не торопился это сделать. В этом полушарии происходило много всяких событий, и я не хотел рисковать оказаться в Израиле в тюремной камере. Я позвонил Эфраиму и спросил его совета, а он послал Ури, чтобы обсудить все со мной.
– Тебе не угрожает опасность, – резюмировал Ури. – Правительство Партии Труда это не правый «Ликуд». За это время положение вещей изменилось. Тебе не нужно об этом беспокоиться. Мы даже порекомендовали бы тебе поехать туда.
Я все еще колебался, но возможность попутешествовать и повысить уровень адреналина в крови была сильным искушением. Я собрал маленькую группу безопасности, состоявшую из трех студентов университета в Оттаве, которых я обучал играть роль сотрудников безопасности. Все это больше походило на шоу. Я знал, что не могу довериться профессиональным службам безопасности, потому что они принимали на работу большое количество израильтян, которые постоянно сообщали обо всем соответствующим израильским ведомствам.
Я знал, что если все будет выглядеть так, будто я предпринял достаточные меры предосторожности, то разного рода экстремистские элементы поостерегутся предпринимать что-либо против меня. А если сам Моссад захочет сделать что-то против меня, то он это сделает, даже если меня будет охранять команда профессиональных телохранителей.
Но в Голландии все прошло хорошо, и в конце турне мы на два дня поехали в Бельгию. Так как я знал об истории деятельности Моссад в Бельгии и о коррупции бельгийской полиции, мне было ясно, что я вхожу в змеиное гнездо. Но обещания Эфраима мне было достаточно. В последний день в Бельгии я должен был выступить в телевизионной передаче в Брюсселе. До конца шоу все шло гладко. Когда я и моя команда выходили к машине, которая должна была доставить нас в отель в Антверпене, то увидели, что нет ни машины, ни водителя. Возникло замешательство; никто не знал, что случилось с водителем. Затем нам предложили другую машину, но мне и моим людям это показалось странным. Так как телестудия в Брюсселе находится недалеко от аэропорта, мы решили действовать быстро. Мы заказали такси и разделились на группы. Мой бельгийский издатель повез меня и одного из моих ребят назад в отель, а остальные взяли два такси. Мы разъехались по трем разным направлениям и даже послали куда-то в другое место еще одно такси.
Я хотел только вырваться из этого города и позвонить Эфраиму. Если дело нечисто, то он об этом знает, в этом я был уверен. И он мог сказать, что мне делать. Но только после полуночи мне удалось выйти на него.
– Алло? – услышал я заспанный голос Эфраима.
– Эфраим?
– Да, кто это?
– Я! Так как его голос не звучал озабоченно, мне немного полегчало.
– Кто, «я»?
– Я, Виктор, ну проснись же, наконец!
– Я проснулся. В его голосе я внезапно заметил напряжение. – Виктор, какой Виктор?
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67

загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

Рубрики

Рубрики