ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

 

Если они решат так, то попытаются убить курьера, который на самом деле был офицером Моссад. Потому Эфраим предупредил «Action directe», что бы те не думали, что их заманили в ловушку, и не мстили бы израильтянам из-за того, что те их подставили.
Эфраим, как, кстати, и я, надеялся, что этот случай, даже если Моссад непосредственно, как говорится, не крал овечку, покажется для англичанина очень неприятным. В любом случае, мы знали, что для того, чтобы сломать влияние Моссад на правительство потребуется долгий процесс. Даже история с паспортами планировалась за месяц. Террористам было объяснено, что нужно время, чтобы все подготовить. Так было выиграно время, что бы получить сведения и внести свой вклад в сделку.
У англичанина не было слов, когда я ему все это рассказал. – Вы хотите войти в контакт с нашими людьми или как?
– Я позвоню Вам через пару дней. Если у Вас будут ко мне вопросы, Вы сможете передать их мне. Если я смогу, то скажу Вам заранее, когда я приду, хотя я действительно не верю, что это получится. Он не ответил. Я заметил, что он сам точно не знает, как ему теперь поступить.
Я повесил трубку и позвонил иорданцу. – Могу я поговорить с генералом Зухиром? Это Иса.
– Минутку, пожалуйста, господин Иса. По голосу женщины я понял, что она знает, как это важно. – Господин Иса? Это Лоррен. Генерал сейчас будет говорить с Вами.
Это получилось лучше, чем я думал. Я знал, что если бы Муса, мой инструктор по оперативной работе и нынешний шеф службы безопасности в Европе, увидел сейчас меня, то он мной очень бы гордился. Но намного лучше было как раз то, что он меня не видел, иначе я быстро отправился бы полежать в морг с пулей 22-го калибра в голове.
– Алло, Иса, как поживаете?
– Хорошо, а Вы?
– Хорошо. Я готовлюсь к Рамадану. Вы это знаете.
– Конечно. Надеюсь, пост будет легким для Вас.
– Спасибо. Что Вы решили?
– Что мне сказать? Меня всегда захватывала возможность немного поездить по миру.
– Это означает «Да»?
– Да.
– Великолепно. Я скажу моим людям, а потом мы выйдем на Вас. Мы еще сможем найти Вас на этом же месте?
– Да. Но у меня почти кончились деньги. Если я вскоре не получу ничего, то мне придется уехать.
– Куда Вы собираетесь ехать? Этот вопрос меня совершенно не устраивал, указывая на то, что, возможно, это продлится пару дней. Прежде всего, я был ошеломлен; меня удивило, как расслабленно, спустя рукава занимаются этим делом. Возможно, я просто привык к очень агрессивной разведке, которая сразу хватается за любую возможность, за любое дело, в конце концов, видя в этом, возможно, шанс для прогресса в личной карьере.
Генерал не относился к такому типу людей. Он был настоящим солдатом, он делал то, что считал правильным, не принимая решений за других людей, не являвшихся его подчиненными.
Я был раздосадован и даже не старался это скрыть. Мне стало ясно, чего хотел добиться Эфраим, бросив меня в эту ситуацию без денег: я должен был полностью положиться на успех своей миссии. За это я его возненавидел.
– Сейчас я пока не имею понятия, но я попытаюсь решить мои финансовые проблемы как можно быстрей. Я видел, что он не понял, к чему я клоню.
– Я должен зарабатывать деньги на жизнь, а в США я не могу работать. Итак, мне придется поехать в Канаду и там попытаться что-то найти.
– Скажете ли Вы мне, где я смогу Вас там найти, если ответ затянется?
– Если у Вас не будет ответа перед тем, как я уеду, то просто забудьте об этом. Я почувствовал, что начинаю закипать. Я все более заводился и потому должен был быть теперь очень внимательным.
Я заранее знал, какой опасности я себя подвергаю. Но тогда в посольстве я настолько сконцентрировался на своем поручении, что не придавал этому значения. Я ожидал, что меня встретят с распростертыми объятиями и сразу посадят за работу. Этого не произошло, и затея становилась просто критической.
Процесс теперь был необратим; информация неслась в Амман, в штаб иорданской разведки. Так как эта информация, без сомнения, относилась к наивысшему приоритету, ею занимались самые высокопоставленные чиновники. И если Моссад действительно на что-то способен, то он узнает об этом: или от завербованного офицера или от помощника, который на него работает. То, что израильский шпион хочет работать на Иорданию, несомненно, будет доложено королю, а при его дворе у Моссад точно есть свои уши. Учитывая мои сведения, Моссад нужно будет срочно остановить меня. Пока мы здесь разговариваем, там, может быть, уже готовится группа для моего захвата или ликвидации.
– Позвоните мне, когда что-то узнаете. Я надеюсь, я еще буду здесь.
– Вы позвоните мне перед отъездом?
– О'кей. Я повесил трубку и почувствовал себя так, как будто у меня выбили оружие из рук..
***
Звонок последовал следующим утром в 8.30. Это был Зухир. – Вы готовы ехать?
– Когда?
– Как вы смотрите на завтра, после обеда?
– В порядке. Я поставил условие, что он будет сопровождать меня. Я чувствовал, что он честный порядочный человек и его добровольное сопровождение было важно лично для меня. За то короткое время, что я его знал, у меня создалось впечатление, что он скорее умрет, чем нарушит слово и запятнает свою честь.
– Я заберу Вас в 12.00 у гостиницы.
– Как долго это продлится?
– Одну неделю? Вас это устроит?
– Конечно. До завтра.
Я повесил трубку и должен был сперва переварить то, что сейчас услышал. Я собрался ехать в страну, которую всегда считал врагом, и быть гостем разведки противника. Я должен был перейти на другую сторону, именно это я и делаю. Если то, что я делал до этого, еще как-то можно было объяснить, то то, что я хотел сделать сейчас, было совершенно необъяснимо. В этот момент, думал я, Моссад еще ничего не знает обо мне. Если они бы и знали, то не смогли бы много об этом говорить, чтобы не раскрыть свой источник. Но я стоил намного больше, чем любой источник, и они не могли позволить мне перейти на чужую сторону. До этого они еще могли терпеть мои действия, но сейчас они не могут допустить ни в коем случае моего посещения Аммана.
Я сейчас спускался на дно пропасти, из которой, возможно, мне уже невозможно будет выбраться. У меня было двадцать четыре часа, чтобы приготовиться к путешествию, но не было времени обзавестись легендой.
Я принял душ и быстро оделся. Мне нужно было пойти к телефонной будке, чтобы позвонить Эфраиму. Была суббота, и я надеялся застать его. Телефон звонил долго, но никто не подошел. Я не мог звонить из гостиницы, и не было смысла для меня звонить Белле, ведь я все равно не смог бы рассказать ей, что происходит. Я решил попробовать позже еще раз. Время, казалось, остановилось. А если я его не застану? А если они уже ждут меня и это все ловушка? Я не мог думать спокойно, потому что был сильно взволнован. Как будто бы я с завязанными глазами шел по кромке жерла вулкана. Я чувствовал опасность, но не мог ее видеть.
В шесть часов вечера я дозвонился до Эфраима. От напряжения у меня уже не было сил.
– Что случилось? По голосу чувствовалось, что он в хорошем настроении, наверняка у него что-то хорошо получилось.
– Завтра я уезжаю.
Пару секунд он ничего не говорил, а затем сказал тихо и медленно: – Ты имеешь в виду то же, что и я?
– Ну конечно. Мне позвонили сегодня утром. Завтра во второй половине дня я улетаю.
– Будь я проклят. Здесь никто ничего не знает, не имеет малейшего понятия. Даже если ты не поедешь, это самый великий фарс в истории организации.
Я точно знал, что он имеет в виду: миф о том, что Моссад всегда точно и вовремя узнает обо всем, что происходит в арабских странах, не был ничем более чем мифом. В моем случае, в проклятом Моссад уже должны были бы выть все сирены тревоги, но никто ничего не слышал. Я глубоко вздохнул, я даже не мог показать, насколько легче мне стало. – Но ты хочешь, чтобы я полетел?
– Да, в том случае, если ты чувствуешь, что можешь.
– И ты хочешь, чтобы я действовал по плану?
– Да, так, как мы планировали. Если они тебя оставят...
– Итак, я позвоню тебе, когда я выберусь оттуда.
– Я буду ждать тебя. Как долго это продлится?
– Этот человек сказал, что неделю.
– Подумай о том, что там есть и другие люди. И если они посадят тебя в отеле, никуда не высовывайся. У нас, уверен, никого нет в их службе, но у нас точно есть осведомители в палестинских кругах, а эти есть везде. Я все еще не верю, что мы об этом ничего не услышали. Он рассмеялся. – Что за куча засранцев. Я сейчас спрашиваю себя, сколько среди наших так называемых агентов ненастоящих.
Я повесил трубку и вернулся в отель.
***
На часах было 11.45. Я ждал в холле гостиницы. Я позаботился о том, чтобы мой номер оставался за мной, и чтобы мне приготовили счет. Ровно в полдень подъехал лимузин и ассистент Зухира, высокий худой мужчина, зашел в холл и поздоровался со мной.
– Вы готовы?
– Да, но нужно еще урегулировать дела с гостиницей.
– А в чем проблема?
– У меня нет денег и мне нужно сохранить номер за собой до моего возвращения. Я говорил об этом с генералом.
Он вернулся к машине и принес кредитную карточку генерала. – Генерал сказал, что я могу за все заплатить по этой карточке.
– Им нужна будет подпись.
– Я распишусь за него. Выходите к машине.
Я вышел. Зухир сидел на заднем сидении. Его почти нельзя было узнать, только его улыбка была видна отчетливо. – Ахалан в'сахалан, мой друг, – поприветствовал он меня и протянул мне руку. – Как Ваши дела? – улыбнулся я ему в ответ. Этот человек просто не мог не нравиться.
– Сначала мы летим в Нью-Йорк, а оттуда в Амман. Я провел все подготовительные мероприятия. В аэропорту нас встретят. Все будет хорошо.
– Знаете ли Вы людей, которые встретят нас в аэропорту?
– Это все мои друзья, люди, которым можно доверять. И вот. Он дал мне мои авиабилеты. Они лежали в конверте, украшенном иорданской короной и надписью «Алия» на английском и арабском языках. Это вряд ли было то, что я должен был показывать всем в аэропорту, по крайней мере, не в нью-йоркском «Кеннеди-Эйрпорт».
–Не могли бы Вы хранить это у себя?
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67

загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

Рубрики

Рубрики