ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

 

Такой документ мы называем «Tutor-Cover», т.е. что-то вроде «легенды-наставления», которая обычно вместе с фальшивым паспортом доставляется на конспиративную квартиру, где агент до проведения операции изучает все детали своей легенды. Такой документ понимается как упрощенная легенда, не такая, которая нужна при проведении операций в тяжелых условиях. Несмотря на это, этот документ был сделан на профессиональном уровне, и каждый, знакомый с нашим ремеслом, пришел бы к убеждению, что его обладатель – не любитель.
– Я хочу сердечно поблагодарить Вас, господин Островский, за то, что Вы мне рассказали. Я передам эти сведения ответственному лицу. С вами я снова свяжусь, если Вы мне скажете, что собираетесь делать.
Я знал, что это правильная процедура, и я передал ему только личные и второстепенные данные, лишь для того, чтобы они представили себе, кто я. Настоящая инквизиция должна начаться позже.
– А что теперь?
– Где я смогу застать Вас?
– Я позвоню Вам. Когда это Вас устроит?
Он подумал минутку. – Как Вы смотрите на завтра, примерно в это же время?
Я встал. – Итак, до завтра.
Глава 17
Воскресенье, 4 мая 1986 года
Эфраима утром не было в его номере, но он оставил в приемной сообщение для меня. Ему нужно было на время уйти, и он должен был вернуться ко второму завтраку. Подписался он именем Давид, своим агентурным псевдонимом для обычных сообщений. Если бы он подписался «Марк», это означало бы опасность.
Я подождал в своем номере его звонка, который последовал в одиннадцать часов. Он ожидал меня в ресторане. Оказалось, что он не спал ни минуты: провалилась одна акция на Дальнем Востоке, и ему нужно было позаботиться об этом. Так как он еще раньше имел дело с людьми из Шри-Ланки, то он вышел на контакт с их спецслужбой и попросил их найти тело одного офицера Моссад, который должен был помогать их правительству поймать руководство «Тамильских Тигров», группы сопротивления, которая борется за создание независимого государства на севере острова. Офицер был застрелен в своем гостиничном номере в Коломбо в то же время, когда взорвался «Боинг»– «Джамбо» шри-ланкийской авиакомпании «Ланка Эйр».
Главной проблемой было не то, что этот человек мертв, а то, что Моссад находился в Шри-Ланке лишь с целью охраны местной резидентуры ЦРУ и одной американской делегации и значительно превысил пределы своих полномочий, не предупредив об этом американцев.
Когда мы завтракали вместе, Эфраим уже взял дело в свои руки. Труп (якобы жертва автокатастрофы) летел чартерным рейсом в Австралию, где дружественная местная спецслужба готова была помочь его отправке кораблем в Израиль. Он закурил и спросил: – Ты спрашивал их о деньгах?
– Кого?
– Англичан?
Я уставился на него. – Нет, об этом речи не было.
– Значит, в следующий раз ты должен поставить вопрос о деньгах в самом начале.
– Почему? Мы ведь знаем, что никто не платит до оценки полученной информации. Они считают меня, в конце концов, профессионалом, который должен знать такие вещи.
– Но ты все же должен затронуть этот вопрос, чтобы они не думали, что ты поступаешь так только по зову совести. Они должны думать, что ты у них на крючке, тогда они будут задавать тебе вопросы, которые их интересуют, а не просто сидеть и слушать тебя. Ты должен заставить их поверить, что ты пришел к ним ради денег, иначе они вообще не поймут, зачем ты к ним пришел.
– От сирийцев я получил бы, наверное, намного больше. Эта мысль возникнет у них сразу, как только они услышат, что это все со мной происходит только ради денег.
– Есть ряд причин, почему ты не пошел к сирийцам.
Наша дискуссия продлилась до второй половины дня и постепенно нам надоела. Но сомнение, возникшее у меня, почти исчезло. Эфраим обеспечил меня документами для завтрашней встречи. После трапезы он вернулся в свой номер, который теперь был на моем этаже.
Эфраим хотел находиться со мной во время моего звонка в посольство, только на тот случай, если выяснится, что мы чего-то не предусмотрели.
Я позвонил, и меня попросили явиться в посольство как можно быстрее. Пришли два человека, чтобы поговорить со мной.
Эфраим был доволен. – Мы убьем нескольких зайцев одним выстрелом, – сказал он.
– Каких зайцев?
– Во-первых, мы дадим им знать, что инцидент в аэропорту был не нашей инсценировкой, а реальной попыткой теракта, который мы предотвратили. Во-вторых, когда мы позаботимся о трудностях для лондонской резидентуры, то избавимся от их шефа. Если мы парализуем лондонскую резидентуру, то это выставит эту клику в таком глупом виде, что потребуется кто-то со стороны, чтобы провести чистку.
– Ты серьезно так думаешь?
– Мы используем ту же технику, которой воспользовалось правое крыло в 1982 году, чтобы избавиться от Кимхе: будем бросать дерьмо на ветер. Ты пришел с флота и знаешь, что что-то обязательно где-то да прилипнет. Он ухмыльнулся и засунул в рот кусок шоколада.
Я хотел увидеть Беллу и девочек. Из-за этого я становился все нетерпеливей. Это чувство захватило меня внезапно, с неожиданной стороны. Телевизионная реклама телефонной компании AT & T была тому причиной. Она показывала сентиментальные картинки семей, иногда вместе, иногда разделенных, под рекламным лозунгом: «Протяните руки и дотроньтесь друг до друга». Когда я видел эту рекламу, я чувствовал себя таким одиноким, что даже перестал включать телевизор, будучи один.
***
Меня поприветствовал тот же человек, когда я подошел к главному входу. У него был мой вчерашний галстук, а я был в «Пэйсли». В остальном, у нас была одинаковая «униформа».
– Приятно снова встретиться с Вами, – сказал он и снова согнулся, чтобы открыть дверь.
– Неужели они не могли дать вам цепочку подлиннее? – спросил я.
– Нет, им нравится держать нас на короткой цепи, – хихикнул он и открыл мне дверь. Он провел меня к лифту, но пришли мы теперь в бюро в другом крыле, которое было похоже на его вчерашнее, только в нем не было цветов, а на видавшем виды столе не было бумаг. Когда мы вошли, из-за стола встал человек и с улыбкой подал мне руку. – Меня зовут Стив. Прекрасно, что Вы пришли так быстро.
Я пожал ему руку. – Я Дэйв. Прекрасно, что Вы меня позвали. И улыбнулся ему в ответ.
– Дэйв? Я думал, Вас зовут Виктор? Он посмотрел на бумагу пред собой.
– Я просто шучу, – сказал я и сел. – «Дэйв» это мой «Стив», понимаете?
– Ага. Его улыбка стала шире. – Итак, Виктор?
– Да.
– Можем ли мы Вас чем-то угостить? Он сел.
– Я хотел бы кофе. Я заметил, что у меня осталась только одна сигарета. – У Вас есть в бюро автоматы для продажи сигарет?
– Я посмотрю, что смогу найти для Вас, – сказал молодой человек и вышел.
– Как я понимаю, сегодня еще кто-то будет присутствовать на встрече?
– Да. Мой коллега подойдет чуть позже. Он принесет нечто, чтобы показать Вам и услышать Ваше мнение.
– Это Вы занимаетесь моим делом?
– Мы оба. Почему Вы спрашиваете?
– Речь идет о деньгах. Мы должны поговорить об этом, пока не продолжим работу.
– Я могу Вас заверить, что мы будем Вам очень признательны за Вашу помощь. Сумма будет зависеть только от ценности того, что Вы нам сможете рассказать.
– Можете Вы выразиться поточнее?
– Боюсь, что нет. Вы понимаете, не мы решаем этот вопрос. В конце концов, речь идет о дружественной нам стране, и мы обычно не собираем информацию об Израиле, поскольку он наш союзник.
Я зажег сигарету и сказал сквозь дым: – Почему бы нам не оставить в стороне все эти церемонии? Мы пришли сюда по определенной причине. Вы хотите от меня то, что, как Вы хорошо знаете, у меня есть. Сначала Вы должны определить, что я тот, за кого себя выдаю. А потом Вы захотите увидеть, что можно вытащить из меня.
– Я лучше говорил бы о своего рода обмене...
– А, бросьте. Если бы Вы могли привязать меня к скамье пыток и под кнутом выбить из меня сведения, Вы так и сделали бы, мы оба это знаем. И я не хочу от Вас ничего, кроме денег. Если Вы мне не заплатите сейчас, я уйду, и Вы будете дальше беречь свой нейтралитет, о котором вы твердите. Итак, с чего Вы хотите начать?
– С самого начала, я думаю. Какое звание и какую должность Вы занимали в Моссад?
– Я был полковником, потому что меня перевели с военной службы, где у меня было звание подполковника. Перед уходом из Моссад я работал в датском отделе и от случая к случаю для других отделов.
– Есть ли британский отдел?
– А католик ли Папа Римский?
– Вы работали в этом отделе?
– Иногда.
– Есть ли секретная резидентура в Лондоне?
– Да, в израильском посольстве.
– Сколько в ней офицеров?
– Примерно два месяца назад было пять. Сколько сейчас, я не знаю, но в любом случае не меньше шести.
– Кто шеф резидентуры?
– Мне трудно вспомнить фамилию, Вы знаете, – ухмыльнулся я.
– Могли бы Вы опознать его по фотографии?
– Конечно, у вас она есть?
– У нас есть фотографии большинства дипломатов. Это нормально, что они дают нам свои фотографии, получая аккредитацию.
– Давайте короче. Вы показываете фотографии, а я их идентифицирую. Что потом?
– Зачем Вы пришли к нам? Почему Вы не пошли к американцам или французам? И если Вас интересуют только деньги, почему Вы не пошли к арабам? Я думаю, они дали бы Вам намного больше.
– Я не люблю иметь дело с людьми, на чьей территории нахожусь. Им слишком легко меня контролировать. Кроме того, Вы наши союзники, так что я практически не предаю свою страну. Я продаю только сведения, на которые, на мой взгляд, Вы имеете право. Это же касается и Полларда.
Молодой человек вернулся с кофе и пачкой сигарет. Он извинился за то, что в их кафетерии нет американских сигарет.
Когда он ушел, Стив и я могли говорить между собой менее напряженно. Через несколько минут в комнату вошел коллега Стива. Он был ростом такой же, как Стив, хорошего телосложения и с такой коричневой кожей, будто он только что вернулся из отпуска на Карибских островах или болел странной кожной болезнью. Его светлые волосы были почти белыми, а причесывал их он также аккуратно, как молодой человек, только его прическа была даже в лучшей форме.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67

загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

Рубрики

Рубрики