ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

 


– О чем?
Эфраим мне четко разъяснил, что я не должен вдаваться в детали, а только передать самую общую информацию и один-два примера, чтобы они сообразили, что я не сумасшедший, «поехавший» на этом.
– Это важно, чтобы Вы сообщили своим руководителям, что все, что они говорят, по любому их телефону, прослушивается. Я приведу Вам пример. Когда Ваши люди перед войной в Ливане разговаривали с Фелицией Лангер, а именно до самого вторжения, – это все было зафиксировано. Также прослушивались телефонные переговоры Арафата и короля Саудовской Аравии во время блокады Бейрута, и разговоры Арафата из ливанского Триполи с Дамаском во время сирийской осады Триполи. И сегодня – все разговоры, которые ведутся с кем бы то ни было из Туниса.
– Это мы знаем. Неужели Вы думаете, что мы идиоты? Кто Вы вообще такой?
– Я могу только сказать, что не каждый, кто против Вас – Ваш враг. Есть люди, которые думают, что мы, даже находясь по разные стороны баррикад, должны жить в мире вместе или, по крайней мере, рядом друг с другом.
– Посмотрите, как много у нас врагов, и разные ведомства этой страны используют любой повод, чтобы вышвырнуть нас и опорочить наше дело. По этой причине я вынужден закончить эту беседу с Вами.
– Я понимаю. Но вы должны знать одно: только в Тунисе Арафат находится в безопасности.
– Вы смешные люди, – улыбнулся он. Вы знаете о нас больше, чем мы сами, вы знаете нашу историю, обычаи, наши привычки. Вы можете определить любое дерево в палестинском лесу, но всего леса вы не видит. Вы не можете понять нас как народ, вы вообще ничего в нас не понимаете.
Несколько секунд царила тишина. Палестинец посмотрел мне прямо в глаза, как будто хотел распутать головоломку или найти выход из темного лабиринта. – Я только могу сказать Вам, что на нашей стороне баррикад есть много людей, которые думают точно также. Мы хотим жить в мире как свободный народ. Есть и такие, кто думает, что это достижимо только через труп Вашего народа. Большинство нас так не считает, но мы всегда должны держаться вместе, чтобы не быть уничтоженными вами. Мы требуем уважения и место, которое мы могли бы назвать Родиной. Позвольте и мне предупредить Вас. В этом нет ничего личного, но это срочно, поверьте мне. Придет время, и оно уже не за горами, когда улица будет диктовать нам, что делать, когда экстремисты займут наше место. И тогда вы сможете разговаривать только с вашей Стеной Плача. Кто бы Вас ни послал, скажите ему, что именно сейчас стоит воспользоваться случаем.
Он встал и протянул мне через стол руку, хотя его лицо все еще оставалось непроницаемым. Я встал, пожал ему руку и заметил, как на его лице появилась легкая улыбка. Он кивнул. – Скажите им, – продолжил он, – что если они хотят узнать, какие мы на самом деле, им нужно просто взглянуть в зеркало. После этого он повернулся и вышел.

Глава 11
После того, как мой собеседник Ясин покинул ресторан, меня наполнило странное ощущение. Я впервые был лицом к лицу и на одном уровне с членом ООП и увидел, что он приятный человек.
Когда он проходил по улице мимо окна, я долго смотрел ему вслед, пока он не скрылся за углом.
Мне нужно было убить еще почти два часа времени, до того, как я смогу сделать договоренный звонок. Эфраим рассчитал, что два часа более чем достаточно. Если до этого времени в Моссад не взвоют сирены тревоги, то мы в безопасности.
Это был важный и опасный момент операции. Если что-то пойдет неправильно, то вся программа будет сорвана. Эфраима, вероятнее всего, убьют где-то в тюремной камере, а я взберусь на самый верх в моссадовском списке смертников.
Казалось, что время остановилось. В нормальных условиях офицер Моссад после проведения операции либо направляется на следующее дело, причем, торопясь, чтобы успеть вовремя, или возвращается в «укрытие», т.е. на конспиративную квартиру, где пишет отчет или докладывает о сделанном своему руководителю. За исключением короткого промежутка времени, когда офицер направляется с задания или на задание, он почти никогда не остается один.
Я не люблю бродить вдоль витрин, ожидание мне всегда давалось тяжело. У меня никогда не хватало терпения чем-то заполнить время. Я бродил взад-вперед, не зная, куда себя деть, пока время ползло со скоростью черепахи.
Я решил позвонить отцу в Небраску, но затем отказался от этой идеи. Если дело прогорит, не хватало еще, чтоб и его потащили вместе со мной. Я позвоню ему, когда буду знать, что я в безопасности. Я верил, что Эфраим поступает правильно, и я буду делать то, что...
Мои мысли внезапно оборвались. На другой стороне улицы мое внимание привлек человек в длинном черном пальто. Он стоял у киоска и с деловым видом намазывал «хот дог» горчицей. Я еще раньше видел его в ресторане, где я сидел с человеком из бюро ООП. Он зашел туда почти сразу после нас и занял место в отдалении.
Он заметно избегал смотреть в мою сторону, по чему сразу узнаешь любителя. Я немного прошел по тротуару назад и прижался поближе к стене, откуда я наблюдал за ним. По моим оценкам, он давно должен был бы уже начать есть свой «хот дог», если он не поливал его горчицей только чтобы выиграть время, стоя у киоска. Я вспомнил, что и в ресторане он был не один, а еще с одним человеком.
Я стал внимательно осматривать улицу в поисках его напарника. Человек в длинном пальто и с «хот догом» выглядел как кто-то с Ближнего Востока. Он мог быть кем угодно: от нью-йоркского полицейского итальянского происхождения до сирийского разведчика – и, с той же вероятностью, он мог быть агентом Моссад.
Я медленно повернулся и, совсем не напрягаясь, просматривал улицу дальше. Я заметил человека, который стоял у входа книжного магазина и держал в руке маленькую сумку. Он рассматривал меня через отражение в стекле витрины Он стоял на расстоянии менее трех метров. Его присутствие просто поразило меня; я не ожидал увидеть его так близко. Это был второй человек из ресторана. То, что он действовал столь непрофессионально, меня почему-то обидело – он не соблюдал правила игры. Я предположил, что оба либо сыщики-любители, либо принадлежат к какой-то маленькой спецслужбе.
Я вошел в книжный магазин, пройдя прямо мимо него. Мне нужно было узнать, на какого дьявола работают эти клоуны.
Несколько минут я перелистывал какую-то книгу и взвешивал возможные варианты моих действий. Большинство из того, чему меня учили, в этой ситуации совсем не годилось, например вызов подкрепления или упражнение по наблюдению и определению цели. Меня не защищали местные власти или еще кто-либо, на кого я мог бы положиться.
Из книжного магазина я увидел, как первый бросил свой «хот дог» в урну и перебежал через дорогу. Человек у дверей двинулся к перекрестку, где встретил партнера. Они перебросились парой слов за несколько секунд и тот, кто был в длинном пальто, указал на книжный магазин. Человек с сумкой спустился вниз по улице и пожал плечами. «Длинное пальто» кивнул и подошел ближе к двери магазина, пока другой побежал в том направлении, которое он только что указал.
Удивительно: эти дураки даже умеют думать, хотя и не достаточно хорошо. Охотнее всего я вышел бы и поговорил с человеком в длинном пальто, сделал бы ему выговор, и предложил бы проделать все еще раз с самого начала. Во мне что-то было такое внутри, что побуждало к такому приколу. Но ни время, ни место этому не способствовали, ведь, в конце концов, это они по той или иной причине хотели поставить мне мат. Не нужно быть гением, что бы кого-то убить. Мне надо было сконцентрироваться и найти решение, ведь у меня не был целый день в запасе. Я только надеялся, что они оба не только эротичные приманки, на которые я должен был клюнуть.
Я точно знал, что они следили за мной с того времени, как я зашел в ресторан, может быть, они шли по моему следу еще когда я покинул бюро ООП. Внезапно время полетело для меня пугающе быстро. У меня оставался только час до звонка, который я должен был сделать, и до этого времени мне нужно было кое-что выяснить.
План возник в моей голове внезапно, как молния. Я вышел из магазина и в течение десяти минут медленно шел по улице в южном направлении, останавливаясь у каждой витрины, чтобы не потерять из виду моего шутника. На 47-й улице я быстро свернул в сторону и скрылся в первом попавшемся магазине. Это был большой магазин электроники. Теперь я был вне их поля зрения. Если в деле было больше людей, чем эти двое, то мое постоянное движение в одном направлении усыпило их бдительность (у нас это называлось оперативным сном) и выстроило как бы в цепь одного за другим. Был маленький шанс того, что один из них обогнал меня, но это было очень маловероятно. Собственно, я не верил, что их больше чем те двое, которых я видел. Теперь я был готов к следующему шагу.
Я подождал, пока человек с сумкой прошел мимо магазина и удостоверился, что он меня потерял. Он осмотрелся по всем сторонам, пока не появился человек в длинном пальто. Они взглянули на магазин электроники, но не смогли увидеть меня. Как я и предполагал, человек в длинном пальто послал своего дружка вниз по улице поискать меня там, пока он сам пошел в обратном направлении. Я их разделил.
Я вышел из магазина. Длинное пальто повернулся ко мне спиной, а другой как раз зашел в магазин. Я быстро пробежал мимо человека в пальто на перекрестке и пошел по 40-й улице в западном направлении. Если он не хотел меня потерять, он должен был последовать за мной. И он пошел.
Я только раз в жизни был на рыбалке – во время моего короткого посещения отца в США, когда мой отец ловил рыбу. Но сейчас мне доставляло удовольствие наблюдать, как рыбка клюнула, и я медленно потянул леску.
Мы пять минут прошли в одном направлении. Я хотел, чтобы дистанция между ними его партнером сохранялась как можно большая. Мы почти подошли к району автовокзала «Порт-Оторити», не самой лучшей части города с бесчисленными секс-шопами и пип-шоу. Местность хорошо подходила для моего плана, и я подготовился к моему второму исчезновения.
На углу Седьмой Авеню и 41-й улицы я внезапно остановился у пешеходного перехода.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67

загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

Рубрики

Рубрики