ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


Они заворачивают за угол, и от резкого порыва ветра кожа Фишки покрывается мурашками. Он тяжело дышит.
— Нужны шмотки…
— Посмотрим, нет ли здесь…
Они стоят у магазина мужской одежды, покрытые пылью манекены с товарами по сниженным ценам похожи на статуи. Они заходят и появляются в клубах пыли отряхивая одежду: Фишка в синем саржевом костюме точно школьник 1920-х годов на каникулах. Одри в темно-сером костюме и серой фетровой шляпе, как мальчишка-разносчик 1918 года… Холодный ветер, дыхание перехватывает… кашляет согнувшись сплевывает кровью в носовой платок. Туберкулез поджидает на следующей остановке. Проходит серый оборванец с посылкой в руках.
Воняет рыбой, мертвые глаза в подъездах, потрепанные кварталы забытого города… улицы полузанесены песком, пахнет морем… он вспоминает ломбарды, дешевые меблированные комнаты, китайские забегаловки… Перед ними дорогу перебегает какой-то зверек. Что-то среднее между дикобразом и опоссумом. Зверек поворачивается и скалит зубы в подъезде, его детеныш выглядывает из сумки на брюхе и тоже рычит. Фишка показывает пальцем.
— Если видишь ебаного лулоу это очень плохое место.
Они идут дальше и заходят в "Закусочную Ли"… Бог Полярной Звезды принимает у них заказ — китайское рагу и мясо по-мексикански. Он ставит на стол еду и в белых кружках с обитыми краями — кофе… Одри оглядывается…. Мелкие воришки, банда наперсточников, пара циркачей, наркоманы, пушеры, всякая шваль… Одри доедает рагу и чистит апельсин. Старый китаец читает китайскую газету. Одри вгрызается в половинку апельсина и смотрит на старика.
— Апельсины зреют у Великой Стены мой друг а ты так далек от дома…
Не поднимая глаз от газеты, старик произносит:
— Отель «Глобус»…
Отель «Глобус» в переулке. Серый Бог Стервятников за стойкой.
У Одри снова приступ кашля…
— Комнату?
Выплюнул вопрос с кровью… Клерк не отвечает. Он дает им ключ с большим латунным брелоком "Золотой отель"…. Норт-Фэрбенкс, 218…
Комната 15 — типичная комната дешевого отеля 1920 годов, мутное зеркало, латунная рама кровати, зеленые ставни, дешевая крашенная деревянная мебель… Одри измученный валится на постель, подушка под головой, струйка крови в уголке рта…
— Надо скорее сваливать отсюда…
Стук в дверь. Два молодых бандита: японец, на его лице фосфоресцирующий шрам, пылающий в темной комнате, глаза скрыты фиолетовыми очками… Юный негр с честными, не вызывающими доверия глазами.
— Есть золотишко, ребята?
— Точно. Хватит на кучу зубов, можно сказать…
Фишка достает из портфеля сверток в толстой серебряной фольге. Внутри — желтый порошок.
Японец наклоняется, нюхает и кивает…
— Нужны звериные яйца… Нужны деньги…
— Все будет… — Негр выкладывает пять тысяч долларов стодолларовыми купюрами и два синих яичка, размером с яйца малиновки… Фишка подносит яйцо к свету.
— Никогда таких не видел…
— Новый вариант…
— Быстро вставляет?
— Секунд за десять…
— Это может быть слишком долго…
— Может. Тихое железо возьмете, ребята?
— Да, и обезболивающее старого стиля. Цветочное… Без синхрона…
Негр улыбается…
— Для дружка твоего? Я как раз решил принести чуток… — Он достает коричневый пузырек. — Пятьдесят частей сульфата морфина. Хорошо вставляет… — Наполняет шприц и дает Одри… Щеки Одри розовеют. Он садится и улыбается, наблюдая, как японец разворачивает два «вальтера» 38 калибра с глушителями и коробку с пятьюдесятью патронами… Одри и Фишка прикрепляют к поясам два пистолета. Бандиты собираются уходить.
— Вы ребята лучше сваливайте отсюда минут через пять… Как только мы уйдем… Кордон уже на шухере…
Квартира хиппи просторная и со вкусом обставленная… плошки с рисом… икебана… живая ящерица-гурка… на стенах эротические рисунки XVIII века, — райские кущи… красивая пара хиппи с длинными белыми волосами, они готовят вегетарианскую еду…
Агенты по борьбе с наркотиками вышибают дверь кувалдами, давят ногами ящерицу, срывают со стен картины, швыряют вазы на пол…
Лунный свет… заросший греческий сад… разбитые урны… бассейны затянуты зеленой ряской… поют соловьи… в освещенной луной комнате занимаются любовью две нежные лесбиянки… летучая лиса влетает в окно и парит над ними…
Дверь трясется облако нервно-паралитического и слезоточивого газа влетают агенты по борьбе с наркотиками в противогазах. Летучая лиса упала на пол и растоптана… Лесбиянки связаны и закованы в наручники.
Одри и Фишка в меблированных комнатах миссис Мэрфи, номер 18 на верхнем этаже… комната с розовыми обоями, дымным закатом в окне, медной люстрой и тазом. На кровати Одри и Фишка слились в единое существо, отмеченное разложением, как перезревший персик.
Влетают агенты по борьбе с наркотиками хватая бутылки и шприцы.
— ЧЕМ ЭТО ВЫ ТУТ ЗАНИМАЕТЕСЬ НА ГЛАЗАХ У ПОРЯДОЧНЫХ ЛЮДЕЙ?
Яйцо, вылетевшее из кровати, покрывает главного агента черными трупными пятнами.
— ОДЕВАЙТЕСЬ СРАНЫЕ ПИДОРЫ И… — Его лицо сгнивает до черепа. Другие агенты, визжа, выбегают из комнаты, но тут второе яйцо взрывается у них над головами. На ступеньках они превращаются в скелеты…
В следующем кадре — поместье мистера Харта… На двери правила поведения…
1. Гости обязаны приходить на ужин ровно в 8 вечера.
2. Никто не имеет права произносить слово «смерть» в присутствии мистера Харта.
Мистер Харт сидит за столом с часами в руке, перед ним список гостей. Его палец застывает на имени Одри Карсонса. За столом один пустой стул. Гробовая тишина, когда стрелка добирается до восьми… маленькое трупное пятнышко появляется на скуле мистера Харта…
Назад в одинокую защищенную от подслушивания комнату, здесь никто не может подслушать мистера Харта, но его реакцию нетрудно угадать. Он яростно мажет лицо гримом из кувшинов и бутылочек…
— Запятнать меня… прямо за обеденным столом… наглые подонки… Я на них напущу звериную вонь… Я на них напущу Шептуна… Я сделаю такую мерзость, что они и вообразить не смогут…
Люди умирают, поверьте, очень долго. А до того, как умрут, уже мертвы. Вот так тайный рецепт и попал к нему в руки.
(Le Comte издает едкий холодный смешок)
Мистер Харт серьезно относится к публикации писем в газеты, и у него большая армия сочинителей… старые джентльмены в продуваемых сквозняками клубах, с желтыми бивнями на стенах… длинные полные цифр послания, отстаивающие необходимость восстановления казни через повешение и телесных наказаний… Есть и особые экземпляры, — сама миссис Мэрфи… Когда четырехлетнего мальчика едва не загрызли сторожевые псы, она написала письмо в больницу:
"Он должен скоро умереть… Надеюсь, он умрет…".
А что тут такого? Любая сторожевая собака, загрызшая ребенка, заслуживает поощрения. За это мы и содержим сторожевых псов, — чтоб защищали нас от детей. Жуткая старая ирландская ведьма; зло, исходящее от ее голоса, висит во влажном сером подвале, выкрашенном свинцовой краской "Голландский мальчик"… таится в серых шторах меблированных комнат, когда она вызывает дежурного полицейского, чтобы заложить двух парней с верхнего этажа…
Он должен скоро умереть… Самодовольная улыбочка, словно она съела что-то вкусное, и еда соглашается с ней из желудка.
Надеюсь, он умрет… Тайная улыбка холодной серой сладости у нее внутри.
Одри и Фишка на лестнице, автоматические пистолеты с глушителями в руках, они осторожно перешагивают скелеты агентов по борьбе с наркотиками. Миссис Мэрфи вылезла из своей каморки под лестницей посмотреть, как парней будут вытаскивать в наручниках, поджидает с улыбкой.
Одри: — А теперь гомбинку…
(Гомбины — ирландская разновидность полицейских доносчиков, шантажистов).
Увидев их, она болезненно зеленеет, точно испуганный осьминог. Улыбка замерзает и начинает сползать она воздевает стукаческие руки и матерь божья грязные старые серо-рыжие волосенки встают у нее на скальпе.
ЧПОК
Пуля влипает ей в лоб, ссучившаяся душонка вылетает из затылка с ливнем крови и мозгов.
Мистер Харт поднимает на ноги всю полицию, чтобы поймать Одри и Фишку.
Одри и Фишка в аэропорту Атланты… Одри — коротко стриженный выпускник элитарного университета, морской офицер-резервист, неловко обращается с кредитными карточками. Фишка — его жена на последних месяцах беременности, с торчащими зубами, очками, косой, читает "Секс и политику".
— Объявляется посадка на рейс 69, выход 18, приглашаем пассажиров первого класса…
— Это нас зовут, милочка…
Другие пассажиры первого класса шагают впереди. Старый Сержант в платье сент-луисской матроны с сыном-школьником, юным Гаем. Кумху, Джимми и Ксолотль — делегаты ООН. Уаб — физик-ядерщик, к запястью прикован чемодан на цепочке. Все садятся в самолет, но, когда Одри и Фишка проходят через арку, звенит металлический детектор… Выскакивают охранники с автоматами. Вопит агент ФБР…
— НЕ СТРЕЛЯТЬ. У НАС ПРИКАЗ ПРЕЗИДЕНТА ВЗЯТЬ ИХ ЖИВЫМИ…
Одри и Фишка в кабине. 38 калибр уставлен на пилотов…
— Гоните эту развалюху на военный аэродром в Сент-Луисе.
— Мне надо доехать до конца взлетной полосы, сэр…
— Не надо. Взлетай прямо здесь поперек.
Самолет взлетает, и черная пыль разносится по аэропорту и улицам. Люди, испражняясь, бьются в конвульсиях… Когда самолет делает круг над аэропортом, Одри левой рукой показывает, как вирус Б-23, всплывший из далеких морей мертвого времени, проносится по миру лесным пожаром.
— Эй! Погляди-ка, тут одни мертвяки!
Крупный правительственный ученый без обиняков предупреждает: "Вирус Б-23, затерянный ныне в наших перенаселенных городах, вызывает биологические изменения у зараженных, зачастую смертельные, а у тех, кто выжил и стал разносчиком вируса — постоянные и передающиеся по наследству. Ради собственного выживания они будут распространять вирус как можно шире и быстрее, чтобы уничтожить врагов и в буквальном смысле "дружить"…".
Казармы недалеко от Сент-Луиса, Миссури, окна заколочены и заросли плющом. Джимми, Кумху, Одри, Уаб, Фишка и юный Гай спят на солдатских койках.
Старый Сержант: "Ну ладно, герои чумы, подъем. Вы м-е-р-т-в-ы, иными словами — вернулись в армию".
Парни и боги сонно встают.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24

загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

Рубрики

Рубрики