ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


Так что, предположив, что Христос действительно совершал чудеса, скажем: то, что он делал, не столь уж примечательно. Любой опытный маг может исцелять (хоть и не всегда получается), изгонять бесов, особенно, если он сам их вселил. Многие практикующие маги могут влиять на погоду. Кое-кому удается воскрешать из мертвых.
Миссией Христа было доказать, что такие вещи способен делать только единожды один человек или его полномочный представитель. Его миссией была ложь. Христос установил монополию на чудеса и монополию на среду чудесного
.
Христос называл себя Сыном Человеческим. Я говорил, что Христос был шаблоном человека. Это не совсем точно; вернее, он отошел от шаблона человека и стал сыном шаблона. Все виды отошли от шаблона. Существуют шаблоны кошек, оленей, змей, многоножек, приматов. Когда шаблон разрушен или отмирает, вымирает целый вид.
Непростительное знание: Творец не способен больше творить (если Он когда-то и мог). Он только может манипулировать созданиями Своих смертных слуг. И вот он понемногу понимает, пока привычные предметы появляются в рассветных лучах, что Он списан Центральным Контролем.
Офицер, занимающийся Его делом, признался в приступе пьяной откровенности, что худшее, что может сделать куратор — это списать агента. Если это сделано профессионально, агент сам начинает сомневаться в своей миссии и, в конечном счете, в своей вменяемости. Слышишь голоса? Он чувствует, как густым желтым туманом наползает гибель, его охватывает страх, а миссия тем временем крошится в щепы.
Он начинает сомневаться в том, что кто-то послал его, что у него есть какое-то задание или цель, помимо того, что подсказывает ему расстроенный мозг. Был ли действительно какой-то Отец, пославший его, говорящий в его голове другим голосом? Он видел безумцев, выкрикивающих что-то на улице, их кусали собаки, а дети забрасывали камнями. Разве он не просто еще один псих, отчаянно цепляющий за свою уверенность, в то время, как его Правда — лишь пыль на ветру? Почетный агент планеты, угаснувшей множество световых лет назад…
Христос должен был понять на кресте, что его подставили. Без Распятия все это дело столь же никчемно, как прошлогодний снег. Так что его конечной миссией было убедительным символом навязать бесчисленным миллионам человеческих существ веру в уродливую ложь. На самом деле потенциально каждый человек может исцелять или влиять на погоду.
Рационалисты, отвергающие его учение, достигли наибольших успехов в увековечивании обмана. Верующих и неверующих разделяет тончайшая грань, с обеих ее сторон — пропасть всеохватывающего невежества. Никто не слеп так, как тот, кто не желает смотреть.
У Брайана Гайсина есть сказка на все случаи жизни: несколько триллионов лет назад неряшливый, грязный гигант стряхивал жир с пальцев. Одна из таких капель жира — наша вселенная на пути к полу.
Плюх.
После смерти капитана Миссьона заблокированный вход в его жилище и взорванное дерево перед ним оказались под защитой Семи Стражей. Звание стража не передавалось по наследству. Когда один Страж умирал, остальные искали ему замену — человека, отмеченного особым знаком. Иногда избранным бывал ребенок, порой подросток или взрослый. Некоторые из избранных были даже пожилыми людьми. Поскольку существовали только семь стражей одновременно, орден сохранял высокую степень секретности.
Земля, окружавшая дверь и вход, стала, разумеется, собственностью Стражей, а они знали как отпугнуть незваных гостей. Потенциальные нарушители границы по причинам, которые сами не могли определить, инстинктивно старались держаться подальше от этого места. Это было то, что они стремились позабыть как можно скорее. Так что никто в округе толком не знал, где находится запретная зона.
Члены Совета знали о Стражах, но относились к ним насмешливо. Они были уверены, что Мартин надежно блокировал вход, если такой вход вообще существовал. Тем не менее, они послали агентов уничтожить Стражей и захватить землю. Трем Стражам удалось спастись, и агенты не нашли никаких следов входа.
Члены Совета, в конце концов, потеряли интерес к так называемому Музею Утраченных Видов, некоторые даже предположили, что музей был порождением затуманенного наркотиками рассудка покойного капитана Миссьона. В любом случае, у них были куда более неотложные дела: международный конфликт на беспрецедентном уровне. Компьютеры Совета определили, что распря затянется на пятьдесят-сто лет. Необходимо заглядывать вперед — по меньшей мере, на такой срок.
Чтобы отвлечь внимание от своей вины за перенаселение, истощение ресурсов, уничтожение лесов, катастрофическое загрязнение воды, земли и неба они развязали войну против наркотиков. Они изобрели предлог, чтобы создать международный полицейский аппарат, призванный подавить инакомыслие во всем мире. Международную организацию нарекли АНА: Антинаркотическая Ассоциация. По-арабски ana — это «я» (I), так что АНА может называться «глаз» (Eye).
— Дозу?
— Да… Но многие смотрят в Глаз прямо сейчас.
Техасский член Совета оторвался от кроссворда.
— Стоит ли волноваться? На нашей стороне Тупое Большинство.
— Это не большинство.
— А кому нужно большинство? Десять процентов плюс полиция, плюс армия — этого вполне достаточно. Кроме того, у нас есть средства информации, крючок, леска и шоры. Разве хоть одна крупная ежедневная газета хоть раз намекнула, что война против наркотиков — это вымысел? Разве кто-нибудь спросил, почему не потратить больше денег на научные исследования и медицину? Хоть один репортер пытался разведать, что за деньги отмываются в Малайзии? Или на оффшорных счетах Магатира бин Мохамеда? Кто-нибудь сказал, что наркоконтрабандисты, повешенные в Малайзии, на самом деле — мелкая сошка? Нет предела тому, что газетчики могут проглотить и выплюнуть на первую полосу. Так в чем же дело?
— Но разве мы не обрезаем наши собственные лески?
— Нет, только укрепляем и уничтожаем мелкую конкуренцию.
— Но если мы перестреляем всех наркоманов…
— Мы и не собираемся. Сделаем всё, чтобы вздуть цены и, конечно, будут периоды недостаточного пополнения.
Так что вдруг среди ясного неба все деньги на этой построенной из денег планете не сгодятся даже на туалетную бумагу.
И призрак Капитана Миссьона чуть не рассмеялся: "Хотите испробовать новый биологический агент, а?"
III
Был ясный день на Мадагаскаре, подходящий для пожара; проворный ветер обдувал лощину у подножья тропического леса. Группа пастухов вывела на пастбище своих бессмысленных зебу, черных горбатых бычков, перед которыми аборигены благоговели, используя их в дурацких похоронных церемониях.
Гигантское луковичное дерево — его корни обнимали землю, словно мать, защищающая ребенка — внезапно охватили языки огня, раздался громкий взрыв, взметнувший в воздух камни и комья грязи. (Это взорвалась бочка с порохом, оставленная Мартином — она не детонировала во время взрыва, давным-давно запечатавшего вход в Музей Исчезнувших Видов).
Пастухи попятились, прикрывая головы. Никого не ранило. Обсудив случившееся, они пришли к выводу, что кто-то собирался взорвать дерево и беспечно оставил рядом динамит.
Сифка Бабирбуту был довольно влиятельным человеком, поскольку владел самым большим стадом зебу в округе. Когда он вернулся в свой двухэтажный дом, его уже поджидала подготовленная женой теплая ванна. Умывшись, он, вместо того, чтобы надеть обычные полотняные штаны и рубашку, выбрал лучшую церемониальную одежду.
Жена взглянула на него с холодным неодобрением.
— Ты пьян или что? Кого хоронят?
— Похороны предстоят всему человечеству, если оно не последует за мной. Единственный способ спасти мир — это принести в жертву всех зебу на Мадагаскаре.
Жена заметила странное сияние вокруг его головы, и его голос, как она потом сообщила человеку из Центра Контроля за Болезнями, "его голос словно проходил сквозь меня. Затем он громко закричал, так что мои волосы встали, как иглы на дикобразе, и упал замертво, будто сраженный молнией".
Жертвы болезни, которой заразился Сифка Бабирбуту, разделяли, как показало вскрытие, одну патологию: их вены были заполнены не кровью, но желто-зеленой сукровицей, издававшей жуткое зловоние. Болезнь с невероятной скоростью перекинулась в Африку, а затем в Европу и Америку.
На первой стадии зараженных охватывали причудливые галлюцинации, жертвы болезни были убеждены, что обладают чудесной силой, так что торопились исцелить любого, кто был болен или искалечен. Зараженные доставляли немало хлопот в больницах, они врывались в операционные и приемные покои. Эта стадия могла продолжаться несколько часов или дней.
Затем следовала фаза ярости, когда жертва начинала обвинять всех встречных в том, что те предали Сына Человеческого. А некоторые, в страстном слабоумии, начинали использовать пышущие диким пламенем самодельные огнеметы, причудливые электрические устройства или просто рубили всех мечами и топорами. На последней стадии наступали тоска, апатия и смерть.
Почтенный хирург с неожиданной яростью сбрасывает пациента с операционного стола:
— Бери свои костыли и проваливай. Мне такие, как ты, не нужны. Ебаный калека!
Пастор приносит в жертву младенца на алтаре, режет его бензопилой и заглатывает кубок крови, прежде чем вмешивается ошеломленная паства.
Отмечено, что полицейские и военные сразу же начинают со стадии насилия, их деструктивный потенциал ограничен лишь высоким количеством кровоизлияний в мозг.
Приблизительно сто миллионов погибли от Болезни Христа. Но то, что выпало на долю умерших, не сравнится с участью выживших.
— Я есть путь. Никто не придет к Отцу кроме как через меня.
Вообразите сотни тысяч пророков, и каждый твердит абсолютно убежденно: "Я есть путь", пророков, собирающих учеников и даже творящих чудеса. Спецэффекты долго совершенствовались со времен Иисуса.
Буквалисты ("Буки", как их обычно называют) оправдывают словами Христа дичайшие поступки.
Теперь Христос говорит, что если какой-то сукин сын забрал половину твоей одежды, отдай ему другую половину. Соответственно, Буки прочесывают улицы в поисках грабителя и раздеваются перед ним догола.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24

загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

Рубрики

Рубрики