ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Он не сказал ни слова. Он только держал ее, гладил, слегка покачивая.
Наконец, когда поток слез уменьшился, он сказал:
– Когда я услышал, что власти разыскивают гувернантку, считая ее виновной в преступлении, я сказал им, что видел кое-кого на конюшенном дворе.
Мэри замерла в его руках.
– Я сказал, что видел молодого крепкого мужчину со шрамом на лице, тащившего тяжелый мешок. Я сказал, что заговорил с ним. Он был вызывающе груб и говорил с акцентом. Я сказал, что понял только потом – пятна на его одежде были не грязь, а кровь. Я рассмеялся, когда услышал, что они разыскивают тебя. И пристыдил их за глупейшие подозрения, что такая маленькая хрупкая женщина могла убить такого здоровенного мужчину, как Бессборо, да еще и спрятать тело. Так что, как видишь, даже тогда я не считал, что ты заслуживаешь казни.
– Я… правда? Ты так думал? – Она смотрела на него, широко раскрыв глаза, и ей казалось, что на нее взирает сама любовь. Этот суровый человек, веривший в справедливость мести, не осуждал ее. Они говорили о совершенном ею убийстве, и он гораздо больше беспокоился о ее благополучии, чем о ее вине.
– Я была глупа. Неосмотрительна.
– Ты была Джиневра Фэрчайлд.
– Да. – Он понял! – Там где Джиневра, там всегда хаос.
– Иногда хаос бывает полезен. Он ведет к переменам. Джиневра изменила меня. Где твой платок?
– Мой?
– Твой носовой платок.
Она осторожно достала его из кармана. Запрокинув ей голову, он нежно вытер ее лицо. Кожа у нее покрылась пятнами от слез, глаза покраснели, намокшие от дождя волосы липли к лицу. Ему казалось, что он в жизни не видел никого прекраснее.
– Тогда утром у тебя в спальне Джиневра взяла в тебе верх, и мне это очень понравилось.
Она взяла у него платок и высморкалась.
– Тебе так понравилось, что ты был вынужден жениться на мне?
– Я бы мог и сам до этого додуматься, но мне потребовалось бы больше времени, чтобы признать, как я… насколько я… – он запнулся, но, переведя дух, выговорил, наконец, давно забытые слова:
– Я люблю тебя, Джиневра Мэри Фэрчайлд Дюран.
Он уже видел недавно точно такое же выражение у кого-то на лице. Он старался вспомнить, кто бы это мог быть, и тут его осенило. Когда угрожая Бриндли пистолетом, он предложил пощадить его жизнь, если только Мэри простит его, у Бриндли было такое лицо. Озадаченное, испуганное, оскорбленное… полное надежды.
Да, на ее лице был отблеск надежды. Она надеялась, она хотела верить, что его признание правдиво. У него немного отлегло от сердца. Быть может, леди Валери была права.
Но когда она заговорила, в ней говорил страх:
– Ты не любишь Джиневру. Никто не может ее любить. Она дика, необузданна, невероятно глупа.
– О чем ты говоришь? Ты просто была слишком юной. В юности все такие. Некому было научить тебя, подсказать тебе. – Она его просто раздражает этим! Неужели она не понимает?.. – Ты и есть Джиневра Мэри Фэрчайлд. Не говори «она». В этом вся ты. Твое прошлое создало тебя такой. Такую я тебя люблю – и уважаю.
Она недоверчиво фыркнула.
– Ну подумай, Джиневра Мэри, разве ты покушалась когда-нибудь на убийство с той самой давней ночи?
Она, казалось, задумалась, вглядываясь в каминные трубы и струившийся из них дым. Наконец, она взглянула на него.
– Только тебя.
Он засмеялся. Нет, это великолепно! Боже, до чего он любил ее! Она отвечала ему бесстрашно и дерзко. Она ловко ставила его на место. Она воскресила его к жизни после многих лет прозябания. Он был перед ней в неоплатном долгу.
– Сегодня ты спасла мне жизнь. Бриндли убил бы меня, не помаши ты у него перед носом этим проклятым дневником.
Она содрогнулась.
– Я знаю, – слабость вновь одолела ее. Он прикрыл ее полами своего сюртука.
– Однажды ты лишила человека жизни, сегодня ты спасла жизнь.
Она подумала немного, потом вскинула голову.
– Это правда.
– Поэтому ты простишь себя! – Он не просил, он приказывал ей. – Жизнь любимого человека – достойная плата за жизнь чудовища.
– Да. – Она погладила его щеку. – А разве ты мой любимый?
– Так считает леди Валери.
– А что она еще сказала?
Он поморщился, вспомнив полученный выговор.
– Ничего особенного. Только то, что ты любишь меня, а я люблю тебя. Сама понимаешь, мы не осмелимся ей возражать.
– Нет. – Она приподнялась и нежно поцеловала его, упиваясь медовой сладостью его губ. – Она права. Ты лучше всякого принца, о котором я только могла мечтать.
Его плоть отозвалась на ее упоительное прикосновение, его сердце затрепетало от ее нежного признания. Он хотел как можно скорее отнести ее в спальню и… и позвать к ней врача, чтобы осмотреть ее рану. Он поднялся и понес ее к двери.
– Больше никогда, ни при каких обстоятельствах ты не подвергнешь свою жизнь опасности ради меня.
– Он хотел убить тебя. – Ей казалось, что этого объяснения было достаточно. Он стиснул ее еще сильнее.
– Я подумал, что он убил тебя и все из-за этого проклятого дурацкого дневника.
Остановившись, он огляделся.
– А, кстати, что случилось с дневником?
– О… ты имеешь в виду книгу. Я думаю, она упала вниз.
– Он его непременно подберет, – с отвращением сказал Себастьян. – Я уложу тебя в постель и сейчас же догоню его.
Она тихонько засмеялась.
– Оставь, нет никакой надобности. Я уже давно отдала дневник леди Валери.
Не будь она ранена, он бы встряхнул ее как следует. Вместо этого он осторожно развернулся, чтобы пронести ее в дверь и потребовал:
– Объясни!
– Когда ты меня здесь оставил, я пошла к леди Валери и рассказала ей все.
– Ну, конечно. – Сам он до этого не додумался. – Вот откуда ей все стало известно. Да ведь она, кажется, и говорила об этом.
– Она оставила у себя дневник и дала мне взамен книгу, которую ей привез любовник из Индии.
– Какую еще книгу? – У него сразу же возникли подозрения.
– Ну… – Он не видел ее лица, но почувствовал, что щеки ее запылали. – С картинками. Леди Валери сказала, чтобы я посмотрела их. А когда придет время и мы помиримся, мы сможем воспользоваться этой книгой для… уточнений.
Он вынес ее в главный коридор дворца.
– Камасутра?!
– Да, мне кажется, она так называется.
– Эта женщина неисправима, – пробормотал Себастьян.
– Но это не имеет значения, – Мэри беззвучно засмеялась. – Ведь она теперь у мистера Бриндли.
Услышав их голоса, леди Валери широко распахнула дверь спальни и вышла в коридор. Как она и ожидала, Себастьян держал Мэри на руках, словно она была хрупкой фарфоровой куколкой или шоколадкой, которая в любую минуту могла растаять у него во рту. Мэри обнимала его за шею, словно он был ангелом, который мог расправить крылья и в любую минуту взмыть в небеса.
Явления, казалось бы, совершенно несовместимые. Но такова любовь. У нее было слишком много опыта по этой части, чтобы ошибиться. Значит, она вновь преуспела. Право же, она совсем неплохо провела время.
Леди Валери проворно завязала ленты своей шляпы.
– Помирились вы, наконец? Потому что мне пора ехать. – Она говорила тоном, каким обращаются к нашалившим детям.
Мэри смотрела на нее с ошеломленным выражением на лице. До нее медленно дошло нетерпение леди Валери, и по многолетней привычке она вновь позволила интересам леди Валери возобладать над своими собственными.
– Что случилось, миледи? Могу ли я вам чем-нибудь помочь?
– Ничего подобного. – Себастьян грозно нахмурился. – Мэри ранена. Она никуда не поедет.
– Это еще что? – Леди Валери со всех ног кинулась к Мэри, разом потеряв обычную невозмутимость. – Что случилось, дитя мое?
– Ничего такого, о чем бы вам стоило беспокоиться, миледи, – попыталась успокоить ее Мэри.
Себастьяна переживания леди Валери волновали мало.
– Один из покупателей дневника пытался убить нас.
Леди Валери ловко ощупала бок Мэри. Ей приходилось иметь дело с пулевыми ранениями, и это было не из серьезных. Леди Валери взглянула на Себастьяна. Она заметила у него новые ушибы и ссадины, но выглядел он достаточно здоровым. Она облегченно вздохнула. Ничего страшного.
– Крови немного, и тебе, по-видимому, не больно.
– Мне лучше. Если вам нужно ехать, мы можем отправляться.
– Я тебе сам скажу, когда тебе будет лучше. – Себастьян еще теснее обхватил ее. – Тогда мы и отправимся. – Он бросил грозный взгляд на леди Валери. – И ни минутой раньше!
– Но Себастьян… – тщетно попыталась Мэри возразить ему.
Себастьян решительно направился в сторону их спальни.
– Но Мэри… – насмешливо передразнил ее он. – Тебе не удастся все делать по-своему!
Они удалялись, и голос ее доносился все слабее. Леди Валери фыркнула, услышав смех Себастьяна.
Мэри потерпела поражение. Это несомненно. Она еще этого не сознает. И судя по тому, как смотрел на нее Себастьян, не догадается лет еще, по меньшей мере, пятьдесят.
– Жоржетта! – Заждавшийся, возбужденный, сгорающий от нетерпения Берджес поманил ее из дверей ее спальни. – Иди же скорее, Жоржетта. Ты не пожалеешь!
Она окинула его оценивающим взглядом. Он моложе остальных. Его легче обучить. У него неплохие данные. А раз уж ей суждено застрять здесь… – Ну, ладно. – Она развязала ленты шляпы и скинула ее жестом, в котором было заметно некоторое раздражение и в то же время готовность примириться с обстоятельствами.
– Смотри только, не разочаруй меня.

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53

загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

Рубрики

Рубрики