ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

В этом не было никаких сомнений.
Пусть прошлое окутано тайной, но у леди Валери уже были планы на ее будущее, и ничто, во всяком случае уж не такой пустяк, как лакей, не может им помешать.
– Миледи, вы начали рассказывать мне о вражде Себастьяна с Фэрчайлдами, – сказала Мэри вкрадчивым голосом.
Стало быть, эта девчонка думает, что она способна отвлечь и провести старуху? Ну, что ж, пусть себе думает, что ей это удалось.
– Да. О чем это я? Ну, конечно. У Фэрчайлдов были деньги, а у Дюранов не было. И вот Дюраны попытались составить себе состояние, ухнув все, что у них было, в разведение лошадей. Это более или менее приличный способ заработка, а отец Себастьяна отлично умел обращаться с лошадьми. У него был прямо-таки талант в этом деле.
Они завернули за угол, и Мэри глубоко вздохнула, как будто только то, что взгляд лакея не преследовал ее, уже принесло ей облегчение.
– И дела у них пошли хорошо?
– Очень хорошо. – Леди Валери снова погладила через перчатку руку Мэри. – Настолько хорошо, что и Фэрчайлды решили попробовать заняться тем же. Можете себе представить, какая получилась неразбериха? Соседи, жившие бок о бок, старались вывести лучшую в Англии породу. Старик-виконт был в ярости, и лорд Смитвик тоже закусил удила.
Леди Валери фыркнула.
– Закусил удила. Понятно вам, что это значит?
Мэри вежливо улыбнулась, но леди Валери не так-то просто было обмануть. Ясно, что девушка все еще была в смятении, и история, раньше ее занимавшая, утратила для нее теперь всякий интерес.
– Посмотрите-ка, – сказала она, – вон наши горничные. Значит, спальни где-то здесь в этом коридоре.
– Так и есть. – Позволив Мэри довести ее до дверей, леди Валери поцеловала ее в щеку. – Спите спокойно, милая. Я не допущу, чтобы кто-то или что-то повредило вам.
Мэри дотронулась до того места, куда пришелся поцелуй леди Валери. Потом она уставилась на собственные пальцы, как будто видя на них отпечаток поцелуя, физическое доказательство проявленной ласки. Леди Валери заметила, как слезы блеснули в ее глазах.
– Благодарю вас, миледи, вам нет необходимости беспокоиться из-за меня.
– А я и не беспокоюсь, – невозмутимо отвечала леди Валери. Но что бы ты там ни говорила, подумала она, я узнаю, какое к тебе имеет отношение этот лакей.
Радуясь такой удаче, как безлунная ночь, Себастьян прокрался под самые окна спальни хозяев. Он уже пробовал войти туда изнутри, но в дверях стояла горничная, объяснившая ему, что это – хозяйские покои. Она учтиво предложила позвать лакея, чтобы проводить Себастьяна туда, куда он желал попасть. Она решила, что он заблудился и, возможно, был еще и пьян; оставив ее в этом заблуждении, Себастьян удалился.
Но он должен попасть туда любым способом. Он тщательно осмотрел стену и окна второго этажа, затем снял с плеча моток веревки, на конце которой был крюк. Размахнувшись им у себя над головой, Себастьян забросил его наверх. Веревка натянулась, крючок зацепился за выступавший подоконник. Себастьян благодарил Бога за то, что в юности ему пришлось потрудиться в доках. Тогда он был другого мнения, но физический труд, которым он создал свою торговую империю, не раз сослужил ему службу.
Веревка была достаточно длинной. Она свисала примерно в четырех футах над землей. Подергав за нее, Себастьян испытал прочность крюка и, убедившись в том, что все в порядке, стал подниматься. Он карабкался, держась руками за веревку и упираясь ногами в стену, пока не добрался до нужного окна. Уцепившись за веревку одной рукой, другой он начал поднимать раму. Когда отверстие оказалось достаточным, чтобы пролезть в него, он проскользнул внутрь.
За дверью весело болтали между собой две горничные, слава Богу, ничего, кроме своего разговора, не слышавшие. В спальне горел камин, постель выглядела слишком пышной для Бэба. При свете свечей Себастьян разглядел множество самых разных мест, каждое из которых могло оказаться тайником. Двигаясь бесшумно, он начал осматривать по порядку полки и ящики в поисках маленькой книжечки в черном кожаном переплете.
Ему попалось несколько похожих, и каждый раз у него перехватывало дыхание. Неужели это то, что он ищет? Сможет ли он найти и сберечь дневник, уехать отсюда вместе с Мэри… с тем, чтобы расстаться с ней навсегда?
Странно, но эта последняя мысль не приносила ему удовлетворения. Более того, всякий раз, как он открывал одну из таких книжек и обнаруживал в ней печатный шрифт и фамилию лондонского издателя, он был почти что доволен.
Обыскивая столик у постели, он нашел еще одну, заполненную записями от руки, и на какое-то мгновение сердце его невольно сжалось в предвкушении желанной находки. Хотя непонятное сожаление и тут не оставило его.
Но почерк был не его крестной, и, открыв первую страницу, он увидел написанное синими чернилами имя Норы. С отвращением швырнув книжицу обратно, Себастьян закончил свои поиски.
Безрезультатно. Так же, как и в кабинете. Но в кабинете был еще сейф, несомненно, самое подходящее место для дневника. К сожалению, в отсутствие Мэри с ее несколько неожиданными способностями в области вскрытия сейфов, он никак не мог изучить его содержимое. А без этого, похоже, ни в чем нельзя быть уверенным. Вслед за этими размышлениями у него появились сомнения насчет использования искусства Джиневры Мэри Фэрчайлд. С каких это пор он стал таким щепетильным? Во всяком случае, сантименты сейчас не к месту.
Убедившись, что он не оставил в спальне следов своего пребывания, Себастьян выбрался из окна и, как можно тише, опустил его за собой. С веревкой в руках он начал осторожно спускаться.
Часть его тяжести приходилась на ноги, которыми он переступал по стене, и это помогало ему сохранять равновесие, но руки у него ныли от непривычных усилий. Человеку, которому порядочно за тридцать, нечего лазать по стенам загородных дворцов. Ему следует мирно сидеть дома у камина, рядом с женщиной…
Мэри. Опять Мэри! Почему она пришла ему на ум? И почему бы ему не использовать ее умение, чтобы открыть сейф? Что не позволяло ему пойти на это? Уж наверное, его сомнения не могли быть вызваны неуместным увлечением. Проклятье, она совсем запутала его своим респектабельным видом, столько лет скрывавшим страсти, таившиеся под ним.
Спускаясь по стене, он ворчал про себя.
Годами она изображала из себя воплощение респектабельности. Ну, это еще он мог понять. Ей, видно, было что скрывать. Никто лучше Себастьяна не знал, на что можно пойти ради того, чтобы исправить прошлое.
Вот оно! В этом-то все и дело. Он испытывал к ней сочувствие. Он полагал, что понимает ее – если мужчина вообще может понять женщину. Без сомнения, он желал ее, но удар, который она нанесла ему по лицу, заставил его полностью переоценить ситуацию. Уступи он своим желаниям, он лишил бы ее невинности, погубил ее репутацию – еще в большей степени, чем он этого уже достиг, – возможно, сделал бы ей ребенка; и все это – без малейшего намерения поступить как полагается порядочному человеку и жениться на ней.
И тем не менее, когда он увидел ее сегодня в бальном зале, разговаривающей с этим красавчиком, ее кузеном, он мог думать только об одном. Как завладеть ею, не дав никому и подступиться, словно она была кораблем с товаром, а он – юнцом, отчаянно добивающимся богатства. Как одна из Фэрчайлдов, она не заслуживала ни внимания, ни уважения, но как Джиневра Мэри… не было ничего такого, чего бы она не заслуживала. Черт, ну и путаница у него в голове!
Растрепанный конец веревки заскользил в руках, и он с удивлением понял, что уже добрался почти до самой земли. Он-то думал, что ему еще лезть и лезть. В этом тоже виновата Мэри. Он был чересчур рассеян и все потому, что она совершенно сбила его с толку.
Но земли он все-таки так и не достиг. Чьи-то руки подхватили его снизу и дернули. Выпустив веревку, он от неожиданности опрокинулся навзничь. Не успел он вздохнуть, как рубашку у него на груди сгреб увесистый кулак. Себастьян инстинктивно размахнулся и, вложив незаурядную свою силу в удар, с треском обрушил его на чью-то скулу.
Нападающий немного ослабил хватку и, пока Себастьян пытался обрести равновесие, крепко ударил его по носу.
Это был совсем иной удар, чем у Мэри. Человек этот был явно опытный боец; он точно знал, что он делает. Себастьян пытался подняться. Его противник, по-прежнему ловко работая кулаками, нанес ему новый удар, на этот раз по подбородку. Себастьян оказался припертым к стене. Мускулистая рука сжала ему горло. К его лицу близко наклонилось чужое лицо, скрытое мраком и шарфом, обматывающим голову.
– Тронь только ее еще раз, и я убью тебя, – медленно и хрипло произнес мужской голос.
Обливаясь кровью, Себастьян едва мог говорить.
– Что?..
Размахнувшись, нападающий ударил его кулаком в живот.
– Не строй из себя дурачка. В Сассексе все слышали, как ты обошелся с ней.
Кольцо вокруг его шеи сжалось, почти полностью перехватив ему дыхание.
– Мэри Фэрчайлд не про тебя. Оставь ее в покое.
Глава 14.
Экономка бесшумно исполняет свои обязанности.
Мэри расправила темное платье, наиболее подходящее к задуманному плану, приладила чепчик, скрывавший ее непокорные локоны, и решительно распахнула дверь кухни. Большинство прислуги примостилось у камина, кое-кто поспешно закусывал у длинного, тщательно выскобленного стола. Тоска по прошлому охватила Мэри, когда до нее донесся тихий гул разговора; точно так же было и у нее на кухне в Шотландии. Пока она пробиралась к свободному стулу, до нее донесся аппетитный запах тостов и свежеподжаренной ветчины. Как она и надеялась, никто не обратил на нее ни малейшего внимания.
Никто, кроме миссис Бэггот.
Ничего другого Мэри и не ожидала. Изысканные блюда были превосходно приготовлены, вчерашний съезд гостей прошел без сучка, без задоринки, дом сиял чистотой от подвалов до чердака. Миссис Бэггот была, без сомнения, образцовой экономкой, а образцовая экономка знает в лицо каждого, кто оказывается в ее владениях. Она стояла у печи, где в горшках бурлила овсянка, и, прищурив глаза, внимательно следила за Мэри.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53

загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

Рубрики

Рубрики