ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Он хотел иметь ее при себе всегда. И в своей постели. Но ведь она Фэрчайлд, а он Дюран. Каждой подаренной ей лаской он предавал бы своих родителей.
Странно, но он мог бы легко сойтись с ней, когда он думал, что у нее, как и у всей ее родни, нет ни чести, ни совести. Но когда она оказалась на поверку совсем другой, он столкнулся с моральной проблемой. Иногда он почти что желал, чтобы она проявила семейные черты Фэрчайлдов, и тогда он мог бы овладеть ею без колебаний.
Но вместо этого завтра утром он поведет ее в кабинет Бэба открывать сейф. А после того, как они вернут дневник леди Валери, он проводит ее в эту спальню и скажет ей… скажет ей…
Внезапно распахнулась одна из дверей, и в коридор, спотыкаясь, вылетел дядя Лесли. Ускорение ему придала чья-то нога в атласной туфельке.
– Мерзкое создание, – раздался из глубины комнаты голос леди Валери, – у вас нет ни сколько-нибудь привлекательных физических качеств, ни даже сомнительного обаяния ваших братцев. Понять не могу, с чего вам взбрело в голову, что я буду рада видеть вас в своей постели. Убирайтесь, и чтобы я вас больше не видела!
Дверь с шумом захлопнулась, и Лесли с надеждой оглянулся по сторонам. Когда он увидел Себастьяна, его нарумяненные щеки еще больше покраснели, и он натужно попытался свести все дело к шутке:
– Весьма пылкая особа твоя крестная.
Себастьян позволил себе самую оскорбительную ухмылку, на какую был способен.
– Похоже, вам действительно удалось ее разъярить сверх всякой меры.
У Лесли во рту задвигалась вставная челюсть. Он, без сомнения, ненавидел Себастьяна, а теперь возненавидел его еще сильнее как свидетеля своего унижения. Но он был глуп и, не найдя удачного ответа, вновь обратился к старым сплетням.
– Моя племянница, заметь себе, тоже натура пылкая. Стереги получше ее конюшню, а не то новая кобыла Уитфилдов разродится пестрым жеребенком.
Мэри не предаст его. Себастьян доверял ей, он почти убедил себя в этом.
Но он все же незаметно убрал руку с ее двери.
– Спасибо за совет. Я теперь предателей чую за милю. Фэрчайлды дали мне хороший урок.
Лесли захромал по коридору, все еще не сумев оправиться от удачно нацеленного пинка леди Валери. Себастьян шел за ним и тем самым вынужден был выслушивать все, что тот считал нужным ему поведать.
– То, чему научили тебя мои братья и я, – ничто по сравнению с предательством женщины из нашей семьи. Даже наша мать была самым бессердечным чудовищем, какое когда-нибудь видел свет. Мы впитали измену и вероломство с ее молоком, а следующие поколения наших женщин даже превзошли матушку.
Он злобно усмехнулся.
– И Джиневра твоя ничем не лучше. Это у них в крови. В постели моего сына она потешается над тобой.
У Себастьяна помутилось в глазах. Он прекрасно понимал Лесли. Леди Валери сделала из него посмешище, и, как мальчишка, он издевался сейчас над Себастьяном, чтобы излить хоть на кого-то свою злость и обиду. Себастьян сам был мальчишкой, когда Фэрчайлды погубили его семью.
Лесли ухмылялся, ему явно удалось задеть Уитфилда за живое.
– Ну что, язык проглотил? Бедный мальчик. Бедный Себастьян.
В мозгу Себастьяна ожила навсегда запечатлевшаяся в нем картина. Его собственная растерянность и недоумение при виде того, как кредиторы выбрасывают из дома его семью. Его мать, утирающая покрасневшие глаза, и ее подавленные рыдания. Стоящий в стороне от них отец, внезапно ставший таким далеким и чужим, каким он никогда раньше не был и каким остался до самой своей смерти.
И именно этот человек, этот Лесли Фэрчайлд, верхом на великолепной лошади, с насмешкой наблюдающий за их унижением.
Холодно и расчетливо Себастьян пустил в ход сведения, добытые им в его напрасных поисках в спальне Лесли.
– Никто не станет смеяться надо мной так, как они будут смеяться над глупым стариком, возмечтавшим насладиться пребыванием в женском теле.
– Это в ее-то? – Лесли небрежно махнул рукой в сторону двери спальни леди Валери. – Никто не поверит, что я мог на нее польститься.
– Я не имею в виду вашу жалкую попытку соблазнить мою крестную.
Себастьян остановился, дав Лесли проковылять еще несколько шагов вперед.
– Я хочу сказать о том, что вы действительно мечтаете быть женщиной. Всех гостей очень позабавит ваш обычай привешивать себе искусственную грудь.
Лесли застыл на месте. Это был неожиданный удар.
– То-то будет потеха, когда в обществе узнают о вашей любимой привычке напяливать юбки и заставлять горничных танцевать с вами.
– Довольно!
Лесли дрожал с головы до ног, хотя он так и не повернулся лицом к Себастьяну.
– Это, конечно, ложь, но ведь ты же станешь порочить меня, если я… не заплачу тебе. Назови свою цену.
– У меня нет цены, – спокойно отвечал Себастьян. – Я слишком богат, чтобы продаваться. В этом-то вся ваша беда.
Не ожидая, к чему приведут его угрозы, Себастьян повернулся и пошел назад по коридору.
– Она знает про дневник, – тихо проговорил Лесли ему вслед.
Ноги у Себастьяна неожиданно заплелись, и он, споткнувшись, остановился. Все, что угодно, только не это!
– Она все время знала, где он, – еще тише добавил Лесли.
Себастьян направился было к нему, но при виде его лица тот, казалось, обрел вторую молодость, потому что повернулся и бросился бежать с ретивостью юноши. Себастьян остановился, пытаясь успокоить сильно бьющееся сердце.
Дневник. Наконец-то кто-то признался, что знает о его существовании. Он уже начинал тревожиться, не совершил ли он роковую ошибку. А что если дневника здесь нет? Но Лесли знает о нем и утверждает, что Мэри…
Еще раз повернувшись, Себастьян прошел мимо ее двери, даже не взглянув на нее. Лесли утверждает, что Мэри знает о дневнике. Он сказал, что Мэри и Йен смеются над ним в постели, пока он занимается бесплодными поисками, рискуя сломать себе шею и быть избитым неизвестно кем. И все это ради дневника, который Мэри… украла?
Это было как раз то, что он впервые заподозрил еще в Шотландии, но ее невинный вид, ее кажущаяся откровенность, вместе с заверениями леди Валери, заставили его усомниться. А теперь Лесли говорит… Но никто лучше Себастьяна не знал, что Фэрчайлдам ни в чем нельзя верить.
Но если двое Фэрчайлдов говорят разное, кому из них он должен верить?
Глупо, упрекнул он себя. Это глупо. Конечно, он верит Мэри. Ничто, ничто из сказанного Лесли не может этого изменить. Он, безусловно, лжет.
Себастьян почувствовал, что незаметно для себя он стиснул зубы и с усилием постарался расслабиться.
Да, он верит Мэри. Он заручится ее помощью, чтобы вскрыть сейф.
И упаси ее Бог, если она его обманет.
Глава 15.
– Ax, красотка, ты слишком хороша для этих гадких мест. – Наклонившись вперед, Йен говорил, со всей убедительностью на какую способен только влюбленный.
Молодая кобылка, к которой он обращался, кокетливо опустила глаза.
– Позволь мне украсть тебя. Мы помчимся сквозь лунный свет и никогда не вернемся сюда.
Подняв бутылку бренди ко рту, он пил до тех пор, пока не ощутил жжения в желудке. Когда он опустил бутылку, то увидел, что кобылка посматривает на него укоризненно.
– Да, да, я все знаю. Нам пришлось бы непременно вернуться. Мне – для того, чтобы погубить репутацию хорошей женщины, а тебе, – он усмехнулся, и эта насмешливая, откровенно злобная усмешка дала ему приятное чувство собственного превосходства над молчаливой собеседницей, – а тебе, чтобы поесть. Все вы, женский пол, одинаковы. Хорошее седло, удобная конюшня. Всех вас интересует только то, что можно купить за деньги.
Он повел рукой вокруг конюшни Фэрчайлдов, а потом раздраженно уставился на кобылку.
– Да еще пригоршню овса, когда тебе захочется. Это все, что тебе нужно.
Лошадь вскинула голову, как будто спрашивая, а что он находит в этом плохого.
– Продажная ты тварь. Ну, так и к черту тебя тогда. – Он снял со столба фонарь и, шатаясь, пошел было прочь. Но затем попятился и, наклонившись над загородкой стойла, разразился последним заявлением:
– К черту всех баб. От них больше беспокойства, чем сами они того стоят.
Кобылка выразила свое мнение по этому вопросу сильным влажным выдыхом, так что он отскочил прочь, вытирая рукавом лицо. Бренди плеснуло на его элегантный бархатный жилет, и он ошарашенно уставился на темное расплывающееся пятно.
– Ну, смотри, что ты наделала, – растерянно сказал он. – Из-за тебя я свое полосканье расплескал. Но у меня еще найдется.
Он наклонился и начал шарить глазами по земляному полу, пока не увидел еще одну бутылку, нераскупоренную, стоявшую там, где он ее раньше припрятал.
– Я знаю, ты вот теперь думаешь, как это я ее подниму, с фонарем в одной руке и с бутылкой в другой. Но дело все в том, что есть еще такое чудо – пальцы.
Осторожно прихватив бутылку за горлышко, он показал ее не проявившей никакого любопытства лошади.
– Небось завидно тебе, что у тебя таких нет?
Она, естественно, ничего не отвечала, и он торжествующе затряс головой.
– Вот то-то же!
Бутылки звякали одна об другую, когда он проходил между стойлами. Фонарь отбрасывал по сторонам огненные блики. Он прошел в помещение, где стояли жеребцы. Огромные мускулистые животные шептали ему что-то мягкими губами, когда он проходил мимо, признавая его превосходство со спокойным достоинством. Один из них, украшение конюшни, окончательно утвердивший свое господство над собратьями, качнул головой. Йен ответил на это приветствие:
– Сегодня полнолуние, – сказал он. – Ты чувствуешь, что тебя куда-то тянет, Квик? Ведь тебе хочется скакать и скакать, пока ты не доберешься до конца света?
Квик грациозно закивал.
– Вот и мне тоже. – Йен поднял ко рту бутылку. – Но я вместо этого пью. Для тебя и такого утешения не найдется.
– Ему и не надо, – неожиданно раздался голос откуда-то из темноты.
Йен тупо смотрел на жеребца, но сразу успокоился, когда из стойла поднялась чья-то белокурая голова.
– Я думал, это Квик заговорил, – признался он смеясь.
Но смех его умолк, когда он поднял фонарь, и на свет выступил высокий блондин.
– Бог ты мой, еще один фэрчайлдовский ублюдок!
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53

загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

Рубрики

Рубрики