науч. статьи:   демократия как оружие политической и экономической победы в условиях перемен --- конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн
ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

науч. статьи:   пассионарно-этническое описание русских и др. важнейших народов мира --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

.. и даже любимая Люська оставила его.
Новогоднее торжество
Позади были все заранее известные неприятности, и несколько неожиданных - шел январь, и мы решили вдогонку отметить Новый год. Как говорил Аугуст, Новый год назначен людьми, и потому праздновать его можно когда угодно. У Ларисы были возражения теоретического характера, но от праздника и она не отказалась. Надумали опять собраться в подвале, так уж привыкли, да и теплее - огонь очага и факелы грели лучше, чем еле теплые батареи. С этими батареями всегда так - в холодные дни топят чуть-чуть, а в теплые жарят вовсю. Было холодно на улице, вот и договорились праздновать у Бляса...
Я посадил Феликса на плечо, взял кастрюлю с салатом, и мы пошли вниз. На лестнице было темно, только с пятого светил крохотный красный огонек. Аугуст наловчился чинить лампочки, и при низком напряжении они тлели красными угольками не перегорая. В подвале Бляс жарил свинину, согнулся перед очагом. Сразу за мной вошли Лариса с Антоном, принесли пироги с картошкой. Пришла Анна, стала нарезать хлеб. Наконец, спустились Аугуст с Марией. После смерти Криса она болела и ходила с трудом. Они принесли пустырник и кофе - старые запасы. Серж уже был здесь, потом пришла Люська, она теперь жила одна и кормиться ходила на пятый. В ней произошла удивительная перемена - она перестала бояться котов и даже относилась к ним с симпатией, во всяком случае, к черным. Артист и Кузя у порога получили по куску свинины и удалились. Да, не было Крылова, он немного оправился после налета и сразу вспомнил про историю, поехал в райцентр добиваться отмены запрещения. Забегая вперед, скажу, что вернулся он с полным отказом... и с предложением заняться историей древнейшей...
Бляс подал мясо, Аугуст разлил пустырник по рюмкам и встал:
- Выпьем за всех нас, мы еще живы и, может, доживем до весны... Жаль, конечно, Крис, хороший кот, пусть он живой, как ты, Бляс, говоришь, но мы не видим его больше...
Все выпили. Антон закашлялся, Лариса стала вытирать ему подбородок.
- Хватит, пора проучить его, - вдруг сказал Бляс. Все поняли, что он говорит про Гертруду.
- Нам его не одолеть... - покачал головой Аугуст.
- Его и время не берет, все такой же... жестокий, - вздохнула Мария.
- Надо подумать... - Бляс засопел. - ...Вдвоем мы его доконаем...
Аугуст подумал и кивнул: "Как ты, Бляс, так и я..."
- Говорят, он снова женился недавно, привез откуда-то молодую...Лариса поджала губы. Аугуст осуждающе покачал головой, как известно, он был человеком строгих правил.
- Может, не трогать его?.. - шепотом сказал Антон. - У него еще могут быть дети... и совсем не такие, как он...
Бляс пожал плечами, но спорить не стал. Аугуст подумал и сказал:
- Может быть, теперь они тише пу-у-тут... приказы, отчеты... рапо-ота-ют... Анна спросила у меня:
- Марк, говорят, новую жизнь придумали - писать разрешат, простят больных, ссыльных?..
Я этого не знал. Бляс покачал головой:
- Придумывать тут нечего - надо дать людям волю, они сами себе жизнь сделают.
- И кошкистам - волю?-удивилась Лариса.
- И кошкистам,- Бляс нахмурился. - Только сами пусть свое счастье жрут.
- Кошкисты не сгорят, не потонут, - Антон махнул рукой, - в крайнем случае, название сменят... а мы потонем - в трубе шум, вода внизу появилась...
- Ах, мальчики, будет вам, - сказала Анна, - мы не пропадем, в огне не сгорим, в воде не потонем...
- Ишь как расхрабрилась, - удивился Бляс.
- А вот увидишь,- она лукаво посмотрела на меня, - мы останемся, не так ли, Марк?
- О, я хотел бы этого всей душой, но совсем не уверен.
Мои мысли прервал Антон:
- Марк, вы хотели уехать, я слышал?
Я вспомнил свою мечту - добраться до теплого моря...
- Нет, Антон, теперь я хочу жить здесь...
Никто ничего не сказал, но я видел, что они рады. А Лариса вдруг заявила:
- Все, что происходит в этом году, - мираж... Если помните, она часто так говорила, но никто внимания не обращал, а теперь все заинтересовались.
- Как это - мираж? - спросил Аугуст.
- Как-этого никто не знает, просто сказано - мираж... он возникает, сгорает потом... и снова возникнет когда-нибудь, в такие же годы, и так всегда...
Все удивились, но промолчали, ведь о будущем даже Крылов с ней спорить не мог.
Ко мне наклонился Бляс:
- Марк, знаешь что, давай договоримся... - он был серьезен, только глаза лукаво поблескивали, - кто раньше умрет, даст знать другому - как там?., есть ли что...
- А как же дать знать... возможно ли это?
- Возможно, я думаю, если очень хотеть. Просто никто о другом не помнит - забывает. Увидит - обомлеет - и все, а надо помнить. Вот если я умру и останусь живой, то рукой левой дерну, вот так - раз, раз, раз... тогда уж точно - есть, так и знай. Подмигнуть, конечно, можно, но ты близорукий - можешь не разглядеть.
- И мне - также дергать?
- Давай и ты, не забудь-левой.
- У меня в левой судорога бывает.
- Ну, тогда правой... договорились, а?
- Роман, смотри не перепутай, он - правой, я - левой, у меня ведь правой нет, - Аугуст улыбнулся. - Бляс со всеми уже договорился, а знаки разные получаются, кто как может... как бы не перепутал, - сказал он, обращаясь ко мне... - Я думаю, это безумный план. Бляс, ты удивительный человек...
- И это очень надо знать? - спросил я. - Зачем?
- Как зачем?.. - Бляс от удивления оторопел. - Да ты что... тогда вся жизнь другой станет. Зачем бояться, рвать на части, убивать?.. ведь это от страха, что здесь недодадено им будет...
Ну, что ему скажешь... - ничего не надо говорить. Будь здесь историк, может, он вспомнил бы, что временами многие верили, а жизнь раем не становилась, но все же, все же...
А Феликс сидел у меня на коленях и смотрел на всех своими разными глазами. Никого он больше не опасался. Я вспомнил день рождения. Он прокрался тогда темным ледяным коридором к полоске света, увидел жирный Колин затылок, замер... потом осторожно взял кусок мяса и толкнул дверь, чтобы знали - я был здесь. Теперь он доволен, желтый глаз сияет, перед приходом сюда он тщательно умылся, и черная шерсть блестит...
- О, смотрите, - воскликнула Лариса, - Феликс-то рыжий! Он не черный вовсе, а рыжий! - Стали смотреть - и действительно - шерсть кота отливала коричневым и даже красноватым, особенно на спине. Значит, у него в роду были рыжие, и он живет так долго, что все коты здесь, и светлые, и темные... ну, не все, но многие, - его дети...
- Значит, Феликс - вечный кот, я же говорила... - Лариса была в восторге, она любила такие штуки, как вам известно... И вдруг она сказала: - А Вася все не идет... но он обязательно вспомнит про нас, вот увидите.
- Да, конечно, да, - я сказал ей и сам поверил в это. Я всегда помнил домик с темными окнами и маленькую фигурку на крыше.
Мария спросила у меня:
- Как вы думаете... у него была... счастливая жизнь?.. - голос ее прерывался. Все это время она думала о Крисе.
- Ну конечно же, он почти сразу нашел вас, еще в молодости - и был с вами до конца... а умер быстро, не мучился. Она кивнула:
- Да, я верю, что ему было хорошо... но как все-таки страшно расставаться. Я два раза теряла Аугуста и, правду скажу, ничего не понимала, а теперь иногда лежу ночью и думаю - Боже, ведь он тысячу раз мог не вернуться... ему вот руку отрубили...
- Мария... - сказал Аугуст, не любивший эти разговоры, - не отрубили, а разрезали ножом - вот так... и пришлось отрезать совсем, в больнице, под наркоз, не страшно это...
- Во, голубки, - сказал, улыбаясь, Бляс, - смотри, Марк, облава облавой, и Криса жаль, но зима почти что позади - и мы живы, и коты здесь, и мои хрюшки... Надо их на новое место перетащить. Перегонять морока разбегаются, они быстрые такие, не угонишься, а я их в мешок - и на себе. Там метров триста всего.
Аугуст восхищенно покачал головой:
- Роман, ты не старик... пудов шесть, не меньше.
- Э-э-э, раньше я и десять на плечи брал.
- Я тебе помогу.
- Нет, оставайся с Марией.
- Давай помогу, вдвоем неужели не перегоним? - предложил я.
- Смотри, бегать придется... Ну, давай, буду ждать тебя у сарая на старом месте. - Так и договорились с ним.
- Антоний, почитайте поэму,- попросила Лариса.
Он покачал головой:
- Нет, это не стихи - шутка и только... "около-моло-ко..."
- А что стихи? - спросил Аугуст.
- Стихи - вот...- Антон стал читать шепотом:
Сестры - тяжесть и нежность, одинаковы ваши приметы,
Медуницы и осы тяжелую розу сосут.
Человек умирает. Песок остывает согретый,
И вчерашнее солнце на черных носилках несут...
- Это как музыка,- подумав, сказал Аугуст, - и очень чистый звук. Кто этот поэт?
- Он погиб давно, один из первых.
- Его тоже отравили?
- Почему - тоже?
- Ну, как этого Моцарта...
- Никто точно не знает... - Антон вздохнул.
- Зачем же тогда история, если главного она не знает? - удивился Аугуст.
- Они не занимаются отдельными людьми, они изучают классы, отряды, лагеря, потоки...
- А кто занимается отдельными? - не успокаивался Аугуст.
- На земле - литература, а на небе - Бог... так говорили раньше.
- Как узнать мысли и дела каждого... - покачала головой Мария, - и кому нужно такое скорбное занятие?..
- Тому, кто любит, пожалуй...- тихо сказал Антон.
- Нельзя любить всех... вот вы, к примеру,- Мария улыбнулась мне, любите Феликса... и немножко всех нас, но не можете любить Колю... или Гертруду... - Тут она надолго задумалась.
- Мальчики, а почему вы не поете сегодня? - спросила Анна у Романа.
- Ну...- он смущенно замялся и посмотрел на Марию.
- А вы серьезное спойте,- сказала Мария. Роман с Аугустом переглянулись - что же спеть... И вдруг Анна говорит:
- Я спою вам,- и запела низким красивым голосом:
Выхожу один я на дорогу,
Сквозь туман кремнистый путь блестит.
Ночь тиха, пустыня внемлет Богу,
И звезда с звездою говорит...
В небесах торжественно и чудно...
Я посмотрел на Романа. Он всхлипывал и вытирал слезы толстым коричневым пальцем.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32
науч. статьи:   политический прогноз для России --- праздники в России на основе ключевых дат в истории --- законы пассионарности и завоевания этноса
загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

    науч. статьи:   циклы национализма и патриотизма --- идеологии России, Украины, ЕС и США

Рубрики

Рубрики