ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

- Твое появление было великолепно, но не выглядело естественным. Ты спустилась сверху по черной лестнице, - пояснил он.
- Тебе сказал Джулиан, - невозмутимо парировала Лидия.
- Возможно. Но я все равно знал. У меня есть особый радар для особых куколок. Несмотря на все выпивки и сигареты, я почуял твой запах. Как запах диких цветов, малышка. Разве он когда-нибудь отпускает тебя на ночь?
- Никогда, - ответила Лидия.
- Что ж, если он когда-нибудь так сделает, вспомни только, что я стою первым в очереди, выстроившейся у твоей двери.
- Это самое лучшее предложение из всех, полученных сегодня утром, улыбнулась Лидия.
- Ох, почему я не добрался до тебя первым, - вздохнул Джонни и потянулся за бутылкой ирландского виски.
- Не приготовишь нам кофе, крошка? - попросил Куист. - И закрой кухонную дверь за собой. Нам с Джонни надо посекретничать, пока не решим, вводить тебя в курс дела или нет.
Лидия вышла в кухню. Джонни проводил ее взглядом.
- Она чертовски хороша, - заметил он.
Куист достал новую сигару из серебряной шкатулки на столе.
- Вопрос номер один, - начал он. - Почему ты здесь, Джонни, а не в местном полицейском участке? Почему я, а не копы? - Он раскурил сигару.
Джонни снова зашагал по комнате, не выпуская стакана из рук.
- Раньше или позже всем нам предстоит отправиться в дальнее путешествие, - ответил он. - На небеса, в преисподнюю или в чистилище. Так помоги мне, я не могу привлекать к этому внимание. Я не хочу умирать.
- Так попроси копов защитить тебя.
Джонни глубоко вздохнул:
- Кто позвонил на авиалинии, чтобы сказать, что в самолет заложена бомба? Аноним. Но это сообщение заставило меня вернуться в аэропорт, так что я находился там, когда застрелили Луи. Что делал Луи в Чикаго и в аэропорту? Не знаю. Что делал Макс Либман в Нью-Йорке? Не знаю. Он собирался рассказать мне. Благотворительный комитет нанял для меня машину. В ней я поехал из "Гарден" в свой отель сегодня утром. Припарковал и отдал ключи швейцару в отеле. Это было буквально за пятнадцать минут до того, как Макса нашли мертвым на улице. Никто не видел несчастного случая. Я мог сбить его, и держу пари один к четырем, что на этой арендованной машине имеются следы, которые свидетельствуют о том, что произошел несчастный случай. Итак, я явлюсь к полицейским, а они докопаются, что именно у меня была возможность и, вероятно, мотив.
- Какой мотив?
- Так ведь все выйдет наружу, дружище, благодаря моему приятелю-шантажисту. Я скрыл истинные факты относительно смерти Беверли. Я заплатил двести тысяч долларов, чтобы заставить его замолчать. Два человека, которые знали правду об этом, мертвы. А вдруг я подумал, что один из них был шантажистом, и для верности избавился от обоих?
- А ты действительно думал, что один из них и был шантажистом?
- Мне это никогда не приходило в голову. Эти люди были моими друзьями. - Губы Джонни сжались в прямую твердую линию. - Мне пятьдесят восемь лет, дружище. Я предвижу слушание дела в Большом жюри, возможно, мне предъявят обвинение. Потом последует длительное судебное разбирательство. Всю мою жизнь вывернут наизнанку: Беверли, мои четыре жены, дюжины других дам. Бог знает, что еще! Возможно, меня признают виновным и посадят за решетку, пока мои дорогостоящие адвокаты подадут апелляцию. Может, они добьются оправдания, может, нет. Не хочу проходить через все это, Джулиан. Не могу переживать все это. Мне легче перешагнуть через перила твоей террасы, чем пройти через все это. Я хочу жить, хочу заниматься своим делом и хочу прищучить своего вымогателя. Хочу повеселиться. Если история с Беверли станет достоянием общественности, что ж, как-нибудь переживу. Если бы Луи и Макс были здесь, они подтвердили бы все сказанное, и я выглядел бы не так плохо. Не собираюсь больше разыгрывать католического священника. Сейчас появятся намеки на три убийства, черт возьми! У меня не хватит сил пройти через это, Джулиан.
- Значит, ты не хочешь обращаться в полицию. Но тогда твой приятель-шантажист распустит язык. Разве нет?
- Вероятно, он немного подождет, чтобы посмотреть, какие шаги я предприму - несколько часов, несколько дней, несколько недель. Может, нам удастся нанести удар до того, как это сделает он.
- А разве Эдди Уизмер не был с тобой? Он ведь всегда рядом?
- Он остался в "Гарден", чтобы помочь подсчитать, сколько денег мы собрали.
- Джонни, мое дело - связи с общественностью, а не детективное агентство, - напомнил Куист.
- У тебя есть люди, которые в десятки раз опытнее частных сыщиков, возразил Джонни. - Тебе знаком мир, в котором я живу. Я твой клиент. Если ты откопаешь какие-то сведения, касающиеся меня, это уже не выйдет из-под контроля. У тебя налажены контакты с прессой, радио, телевизионщиками. Ты лучше всех в состоянии справиться с любыми слухами, если они возникнут. Ты мог бы сделать мою жизнь сносной, Джулиан. Копы не смогут и не захотят.
Куист нахмурился:
- Если я соглашусь, Джонни, есть по меньшей мере четыре человека, которые должны знать всю историю. Тебе придется пойти на это.
- Кто они?
Куист кивнул в сторону кухни:
- Лидия - не потому, что она близка мне, но потому, что она ключевая фигура в нашей команде. Дэн Гарви, мой главный помощник. Бобби Хиллиард, которого ты видел сегодня ночью в "Гарден". Моя личная секретарша, Конни Пармали. Кажется, ты также встречался с ней.
- Это твое поле деятельности. Ты играешь на нем по своим правилам, ответил Джонни.
- Я должен пораскинуть мозгами, - сказал Куист. - Но ты мой друг и мой клиент.
Лицо Джонни озарилось широкой улыбкой.
- Я люблю тебя, - кивнул он.
Офис Ассоциации Джулиана Куиста, расположенный высоко над вокзалом Гранд-Сентрал, был так же стилен, как и та броская одежда, которую носил ее владелец. Приемная была выкрашена в бледные пастельные тона, как и спальня Куиста. На первый взгляд мебель казалась неудобной, но стоило вам сесть в нее или на нее, как вы обнаруживали, насколько она комфортабельна. Стены обычно украшали картины современных художников, но их довольно часто меняли. В понедельник утром, после благотворительного вечера Джонни Сандза в "Гарден", там были представлены художники Рой Лихтенштейн, Ларри Белл и Дон Эдди.
Нельзя сказать, что картины оказывали значительное влияние на тех людей, которые проходили через приемную в одно из внутренних святилищ или в продуманно меблированную приемную для особо важных клиентов. Если вы добирались до этой приемной, значит, у вас появлялся шанс быть замеченным. На картины, вообще-то говоря, никто не обращал внимания по другой причине. Мисс Глория Кард, секретарша приемной, сидела в центре круглого стола, жонглируя телефонами! Она была одета в небольшое простенькое творение Руди Гернрейха и выглядела так, будто ее стилистом был гений в искусстве женского очарования. Разносчики срочной почты доставляли письма по неточному адресу для того только, чтобы взглянуть на мисс Глорию Кард, посыльные нарочно приносили молочные коктейли и сандвичи не в ту контору. Мисс Кард произносила "нет" своим сексуальным голосом гораздо чаще, чем все другие известные особы женского пола. Она, конечно, сказала бы "да" одному-двум мужчинам в офисе, если бы они предложили ей свидание. Какое-то тоскливое ожидание можно было прочитать в ее взглядах, которые она бросала на своего босса.
В понедельник утром Куист пришел около десяти.
- Привет, дорогая, - произнес он самым будничным тоном, не дав пищи для надежд мисс Кард. - У меня сегодня авитаминоз, так что я не смогу встретиться ни с кем, кроме Дэна, Лидии и Бобби. Скажи им об этом, куколка, хорошо?
- Сегодня были дюжины срочных звонков, на которые надо ответить, сообщила Глория, - и доктор Лейтем дожидается вас в соседней комнате.
- Договорись с ним на завтра, - попросил Куист. - Единственный клиент, с которым я буду разговаривать, - Джонни Сандз. Соединяй его напрямую со мной, если позвонит.
- Слышала, что он был великолепен, - заметила Глория. - В газетах пишут, что собрали миллион двести сорок тысяч долларов.
- Джонни заработал их, - подтвердил Куист.
Куист, одетый в голубой двубортный костюм, направился по коридору в свой личный кабинет. Когда он вошел, отворилась дверь в другом конце комнаты и в дверях появилась мисс Констанс Пармали, его личная секретарша. Это была стройная девушка с прекрасной фигурой и рыжими волосами, ее длинные ноги идеально соответствовали надетой на нее мини-юбке. Пытливый взгляд ярких карих глаз скрывали большие круглые очки в янтарной оправе.
- Нас с тобой сегодня нет, дорогая, - обратился к ней Куист. - Дэн и Лидия вот-вот подъедут. Отошли каннибалов, которые сидят в приемной, к какой-нибудь сотруднице, смышленой, очаровательной и твердой как алмаз. И прихвати свой стенотип.
- Самый настойчивый доктор Лейтем...
- Скажи ему, что он с большей пользой проведет день обдумывая, как организовать операцию по пересадке головного мозга. Он должен был позвонить в конце дня, чтобы ему назначили точное время.
- У вас назначен ленч с Джадом Уолкером.
- Уладь это. Я люблю его. Прошу извинить меня. Встретимся на следующей неделе.
Мисс Пармали испарилась. У Куиста хватило времени только на то, чтобы повесить свой пиджак в угловой шкаф, взять длинную тонкую сигару из кипарисового ларца на столе и разжечь ее серебряной зажигалкой, когда появились Дэн Гарви и Лидия Мортон. Лидия никогда не приезжала в контору и не уезжала отсюда вместе с Куистом. У нее была собственная квартира всего в двух кварталах от дома на Бикман-Плейс, где жил Куист. В ее поведении вообще ничто не свидетельствовало о том, что она завтракала вместе с Куистом два часа назад.
Дэн Гарви в физическом отношении был полной противоположностью Куисту темноволосый, задумчивый, консервативный во всем, вплоть до одежды. Рост обоих был немного выше шести футов, но Гарви, должно быть, весил на сорок фунтов больше, хотя в нем не было и унции жира.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

Рубрики

Рубрики