ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

В исхудалых, синих от холода руках были зажаты оловянные миски. Раздатчик наливал в них из большого котла жидкую кашу. Женщина, только что получившая пайку, вдруг пошатнулась и уронила миску. Каша разлилась лужицей по каменистой почве.
– Дура неуклюжая, обойдешься теперь без жратвы! – прорычал хриплый бас.
Женщина, как слепая, не оглядываясь, побрела дальше. Кто-то поднял и подал ей упавшую миску, и несчастная рассеянно прижала ее к груди.
Сильви во все глаза смотрела на сгорбленную, еле передвигавшуюся фигуру. Вьющиеся волосы с проседью, серое, покрытое морщинами лицо, пустые темные глаза. Не может быть! Сильви замерла на месте, потом решительно направилась к женщине и взяла ее под руку. Часовой попытался вмешаться, но Сильви прошипела:
– Не трогай меня! Немедленно отведи меня к коменданту. Вы только посмотрите, что они сделали с моей кузиной!
Она обняла Каролин за плечо, чтобы та двигалась чуть быстрее. Каролин была похожа на автомат, она явно не узнавала свою подругу и смотрела как бы сквозь нее.
– Катрин, где Катрин? – прошептала Сильви.
Никакого ответа. И тут Сильви все поняла. Она с ужасом взглянула на руки Каролин – туда, где следовало бы находиться маленькой девочке. Кошмарный запах вновь обрушился на Сильви со всей силой. Она потащила Каролин прочь из этого проклятого места, подальше от мрачных бараков и изможденных лиц.
Когда они приблизились к штабу, им навстречу решительной походкой направился офицер.
– Куда это вы собрались, мадемуазель?
Сильви холодно взглянула на его нашивки.
– Я приехала, чтобы повидаться с вами. Я забираю отсюда свою кузину. – Голос ее звучал резко, возмущенно. – Смотрите, до какого состояния вы ее довели! Все из-за вас, из-за вашей идиотской ошибки!
Она накинулась на коменданта с неподдельной яростью.
– Я буду жаловаться! На самом высоком уровне! И уверяю вас, графиня д'Эпиналь меня поддержит.
Комендант хотел ее перебить, но Сильви не дала ему вставить и слова:
– А когда выяснится, почему погиб ребенок моей кузины и генерала…
Она оставила предложение незаконченным, чтобы угроза прозвучала еще страшнее.
Офицер не выдержал ее дерзкого, возмущенного взгляда.
– Но мадемуазель, – пробормотал он сконфуженно. – Я ведь сам никого не арестовываю. Я всего лишь управляю этим лагерем.
– Ну, если так, – презрительно хмыкнула Сильви, – позаботьтесь, чтобы нас немедленно отсюда выпустили.
Лишь когда они отъехали от лагеря миль на пять, Сильви остановила машину. За все это время Каролин не произнесла ни единого слова. Сильви обняла ее, но та оставалась неподвижной. Между подругами пропастью пролегла смерть маленькой девочки, и не было слов, которыми можно было бы утешить несчастную мать.
– Я отвезу тебя домой, Каролин. – Сильви погладила Каролин по грязным, нечесанным волосам. – Домой.
– Лучше бы ты оставила меня там, – глухо произнесли потрескавшиеся губы.
Сильви обняла подругу еще крепче.
– Лучше бы я осталась там умирать, – прошептала Каролин.
Потом наступило молчание.
Сильви повела машину дальше. Она забыла о холоде и ненастье, чувствуя прилив неистовой, очищающей ненависти. Волна лютой злобы, поднявшаяся из самых глубин души, смыла страшные картины, виденные в лагере, и с особой отчетливостью перед Сильви предстало ненавистное лицо Надин. Стоглазая гадина показалась ей олицетворением всех враждебных сил, вся мерзость мира сосредоточилась в этой гнусной физиономии. Каролин спасена, и теперь можно заняться местью. Та, кто повинна в случившемся несчастье, заплатит сторицей.
Когда в послевоенные годы Сильви рассказывала о том, как ей удалось вытащить Каролин из концентрационного лагеря, люди смотрели на нее с недоверием.
Им казалось невероятным, что все произошло так просто. Но и представить себе кошмар, царивший в немецких концлагерях, они тоже были не в состоянии.
Минувшая война, наполненная повседневным героизмом и будничным зверством, была недоступна пониманию людей, живших в мирное время.
Жакоб прибыл в Марсель под Новый год, вскоре после того, как немецкие войска оккупировали всю французскую территорию. Раньше выбраться на юг Жакоб не смог. Он получил послание Сильви слишком поздно. Хотел сразу же отправиться к ней, утешить, помочь. Но чувство долга и другие, более важные задания возобладали над личными эмоциями. Кроме того, Жардин безошибочным инстинктом чувствовал, что, встретившись с женой в подобных обстоятельствах, подвергнет смертельной угрозе себя и своих товарищей.
По мере того, как союзники начали наносить ощутимые удары по германской военной машине, репрессивная политика оккупационных властей делалась все жестче. Полиция свирепствовала, активизируя меры по уничтожению еврейского населения и участников Сопротивления. Жакоб давно уже беспокоился за дом на холме, тревожился за жену, появлявшуюся там слишком часто. Еще до получения записки от Сильви он решил, что подпольную деятельность в доме отца пора прекращать. Новая партия беглецов отправится в иное убежище. Увы, это решение запоздало.
По своим каналам Жакоб быстро выяснил, что задержанных отправили в лагерь Гур. Зимой он провел там несколько недель в качестве врача – среди заключенных разразилась эпидемия тифа. Из шестнадцати тысяч человек больше тысячи умерли от голода и болезней. Жакоб знал, что устроить побег из лагеря – дело вполне реальное. Несколько раз его люди уже проделывали подобные операции. Но возвращаться в Гур лично было бы слишком рискованно. Поэтому Жардин решил установить контакты с представителями Красного Креста и медперсоналом лагеря. Через три дня после того, как Сильви вытащила Каролин из концлагеря, машина Красного Креста благополучно вывезла из Гура двоих заключенных. Одним из них был Йозеф Риттнер. Лишь позднее выяснилось, что Риттнер был арестован вновь при неудачной попытке перейти Пиренеи. Женщины под именем Каролин Бержэ люди Жакоба в лагере не обнаружили.
В Марсель Жакоб приехал, чтобы попрощаться с Сильви. Оккупация немцами южной Франции предписывала новую стратегию Сопротивления. Теперь Жардин должен был уйти в подполье, настал момент вооруженной борьбы. Любые контакты с Сильви отныне станут невозможны – они будут чреваты смертельной опасностью и для нее, и для организации. Жакоб очень хорошо понимал, что любовь к Сильви – его самое уязвимое место. И все же желание увидеть ее еще раз, заключить в объятия было сильнее доводов разума.
Однако Жакоб не представлял себе, а каком состоянии находится Сильви. Узнав, что речь идет не об обычной встрече, а о расставании, она пришла в ярость. С первой же минуты их встречи в холодном номере отеля «Алжир» Сильви обрушилась на мужа с яростными упреками:
– Где ты был все это время? Я не видела тебя несколько месяцев! Ты получил мое письмо?
Не слушая его объяснений, она вылила на Жакоба целый поток брани. Жакоб молчал, наслаждаясь ее красотой и гневным блеском прекрасных глаз. Он попытался обнять Сильви, закрыть ей рот поцелуем, но она заколотила кулаками по его груди и оттолкнула мужа.
– Нет! – прошипела она. – Ты меня выслушаешь! Знаешь ли ты, что они сделали с Каролин? Она превратилась в развалину, почти не раскрывает рта. Ее ребенка убили. И сделала это стерва, которую зовут Надин. «Стоглазая Надин», – с ненавистью повторила Сильви. – Она – убийца. Я хочу, чтобы ты помог мне с ней расправиться.
– Успокойся, – тихо сказал Жакоб. – Мы ведем войну не с отдельными людьми, а со всей нацистской махиной.
Сильви бросила на него холодный взгляд.
– Что касается нацистов, то они как раз ведут себя по отношению ко мне безупречно. Всегда вежливы и корректны. Вот Надин… – Она энергично взмахнула рукой. – Эту гадину нужно уничтожить. Если ты мне не поможешь, я сделаю это сама.
– Сильви. – Он крепко взял ее за плечи. – Послушай меня. Я же пришел попрощаться. В следующий раз мы увидимся нескоро.
– Ничего, с последней встречи тоже прошло немало времени, – парировала она.
Жакоб пожал плечами, глаза его погрустнели.
– Я надеялся…
– Куда ты собрался? – перебила его Сильви.
– Я не могу тебе этого сказать.
– Ты будешь сражаться, да? А я должна торчать здесь? Чем же мне, по-твоему, заниматься? И как мне быть с маленьким Габриэлем, с Каролин? Что случилось с Йозефом Риттнером?
– Его вызволили из лагеря.
Жакоб хотел взять ее за руку, но Сильви снова отстранилась.
– Я хочу отправиться с тобой, – решительно заявила она. – Дай мне оружие, я тоже буду убивать.
– Ты же знаешь, Сильви, это невозможно.
– Почему? Другие женщины это делают.
Жакоб оставил ее реплику без внимания.
– О мальчике я позабочусь. Если тебе понадобится помощь, обращайся к Вассье.
– Ах, он обо всем позаботится – скажите, пожалуйста! – фыркнула Сильви. – Позаботься лучше о том, чтобы я отправилась с тобой. И еще, будь добр, позаботься, чтобы гнусная Надин сполна заплатила за все.
Взгляд Жакоба обжег ее огнем. Да, она права, думал он. Другие женщины сражаются. Но если в борьбе Сильви будет рядом, у него опустятся руки. Вдруг с ней что-нибудь случится? Жакоб распрямил плечи, лицо его посуровело.
– Вот, возьми. – Он вынул из кармана пальто толстую пачку денег. – Тебе это пригодится.
Сильви швырнула деньги ему в лицо.
– Я тебе не шлюха!
Снова пожав плечами, он повернулся и направился к двери.
Сильви проводила его взглядом. Ей казалось, она смотрит кадры замедленной съемки: его спина, руки, пальцы – все крупным планом.
– Жакоб, – тихо позвала она. – Жакоб.
Он обернулся.
Она подбежала к нему, поцеловала горячими губами.
– Береги себя.
– Ты тоже.
Он погладил ее по волосам, и они искательно посмотрели друг другу в глаза.
Но Сильви была слишком горда, чтобы попросить его остаться.
На следующий день она приняла предложение выступать в отеле «Провансаль» – элегантной гостинице, которая стояла на скале по ту сторону бухты. Было решено, что Каролин и Габриэль останутся под присмотром старого Вассье. Сильви готовилась начать свою собственную войну – без Жакоба, одна.
Каролин по-прежнему пребывала в тупом оцепенении. Как Сильви ни билась, ей не удавалось вывести подругу из ступора.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62

загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

Рубрики

Рубрики