ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Жакоб лишь покачал головой. А он-то думал, что имеет дело с невинным созданием. Он рассеянно положил руку на плечо американке, которая почти не уступала ему ростом.
– Вы опять смотрели на свою знакомую, – бесцеремонно заявила та.
– Вы поразительно наблюдательны.
– Жизнь научила. С вами, мужчинами, надо держать ухо востро.
– С вами, женщинами, тоже, – многозначительно ответил Жакоб.
– Только не со мной, – пропела Эйми. – Я совсем-совсем простущая.
Вскоре Жакобу предстояло убедиться в том, что Эйми не кокетничала, когда произносила эти слова. Но простота поведения не делала эту женщину менее привлекательной. Они отправились в джаз-клуб, где играл негритянский ансамбль и собирались студенты из Латинского квартала. Танцевали буги-вуги, фокстрот, потом отправились в более респектабельное заведение на улицу Сены. Оба были превосходными танцорами и идеально подходили друг другу. Жакоб и Эйми танцевали так увлеченно, словно хотели забыть обо всем на свете.
– По-моему, мы одного поля ягоды, а? – сказала Эйми, когда они сидели за коктейлем.
Жакоб взглянул в ее умное, волевое лицо.
– Возможно.
– Раз мы выросли на одном поле, может быть, нам следует оказаться в одной постели? – спокойно продолжила она.
Он нежно погладил ее по руке.
– Если бы вы мне меньше нравились…
– И если бы вы больше меня хотели, – договорила за него она.
Жакоб пожал плечами и кивнул.
– А еще специалист по психологии, – поддразнила его Эйми.
Жакоб снова потянул ее на танцплощадку.
– Я всего лишь мужчина, – прошептал он ей на ухо.
На рассвете Жакоб проводил ее домой.
Во дворе он коротко поцеловал ее в губы и очень серьезно сказал:
– Спасибо, Эйми. Я надеюсь, мы встретимся еще.
Она не возражала.
Домой Жакоб отправился пешком. Он шел по темным пустым улицам, ненавидя сам себя. Два раза он чуть не повернул обратно. Тело Эйми наверняка было теплым, мягким, нежным. А он шел один, дрожа от холода, во власти бессмысленного увлечения. На мостике возле острова Сен-Луи, когда до дома было уже рукой подать, Жакоб остановился и долго смотрел на черные воды Сены. Почему его всегда влекло к непознанному и необычному? Он пожал плечами, и ему показалось, что искорки лунного света, рассыпанные по поверхности воды, сливаются в загадочный силуэт Сильви Ковальской.
На следующий день Жакоб сидел у себя в кабинете и снова смотрел на Сену. Стол перед ним был покрыт листами бумаги, исписанными его твердым, уверенным почерком. Но сегодня утром работа у Жакоба не клеилась, авторучка бездействовала. Жардин очень плохо спал, проснулся поздно, вместо завтрака выпил полчашки кофе. Голова отказывалась работать. Он встал из-за стола, провел рукой по растрепанным волосам. Несмотря на позднее утро, он все еще был одет в шерстяной халат, небрежно перетянутый поясом.
Жардин подошел к окну, уставился взглядом в пространство. Такое поведение было ему несвойственно. Он считал себя человеком дисциплинированным, организованным, а воскресенье отводилось для систематизации мыслей и идей, возникших на протяжении рабочей недели. День выдался серым, тусклым. Вообще-то Жакоб любил такие дни: пасмурное небо, серая вода – идеальный фон для работы мысли, никаких отвлекающих факторов. Но сегодня хмурое небо нагоняло на него тоску. Он оглянулся на заваленный бумагами стол, взглянул на большую картину, которая висела на стене. Это была работа Пикабиа – огромный мелодраматический глаз. Настроение у Жакоба стало чуточку лучше. Он взял чашку с недопитым кофе, прошел по мохнатому персидскому ковру через просторную, роскошно обставленную гостиную и оказался в маленькой кухне.
Когда свежий кофе был почти готов, в дверь позвонили. Жакоб решил, что это консьержка, принесшая срочную почту или пакет. Поэтому он направился к двери как был, в халате.
– Это вы!
На его лице застыло изумление.
Перед дверью стояла Сильви Ковальская; на ее бледном лице щеки горели ярким румянцем. Она была одета в синее пальто и широкополую шляпу; волосы стянуты сзади голубой лентой. В этом наряде Сильви еще больше, чем обычно, походила на школьницу.
– Вы меня не ждали? Извините. – Она со значением посмотрела на его халат. – В вашей записке не было обозначено точное время.
– Нет-нет, входите. Я вас ждал! Просто я не знал, когда вы придете. Я… Я сидел, работал.
У Жакоба сорвался голос.
– Входите, – настойчиво повторил он, видя, что она колеблется.
Он снял с нее пальто, взял ее шляпу. Платье Сильви тоже оказалось скромным и полудетским: обычная синяя матроска с белым отложным воротником.
– Я как раз сварил кофе. Хотите?
Она кивнула, оглядывая просторную комнату.
– У вас очень красиво. И какой вид из окна! Видно реку, крыши. Просто красота! Я вижу, у вас и пианино есть.
Ее глаза сияли.
– Сыграйте, если хотите.
Жакоб направился в кухню – ему нужно было успокоиться.
Он не мог поверить, что видел накануне эту девушку с размалеванным лицом в чудовищно вульгарном платье. Должно быть, воображение сыграло с ним дурную шутку. Жакоб недоуменно покачал головой. Его рука, разливавшая по чашкам кофе, слегка дрожала.
Когда он вернулся в гостиную, Сильви стояла возле пианино, поглаживая черную лакированную крышку.
– Вам понравилось, как я тогда играла?
– Да, очень.
– Ведь я играла для вас. – Она взглянула на него, глаза ее лукаво блеснули. – Мать Тереза ужасно разозлилась на меня за Гершвина. Она сказала, что это неподходящий репертуар для монастырских стен. Хотите, я сыграю еще?
Жакоб кивнул.
– Но сначала ответьте – вас ли я видел вчера в кафе «Куполь»?
Сильви отпила из чашки.
– Меня? Кафе «Куполь»? – Она энергично покачала головой и расхохоталась. – Нет, это была не я.
Осушив чашку обжигающего кофе одним глотком, она села к пианино, развязала ленту и встряхнула головой. По ее плечам рассыпалось целое море золотых волос. Сильви взяла несколько пробных аккордов, быстро пробежала пальцами по клавишам и вдруг, без всякого предупреждения, комната наполнилась ее глубоким, чуть хрипловатым контральто.
Жакоб опустился в кресло. Он во все глаза смотрел на профиль девушки, которая моментально превратилась из подростка в зрелую женщину, причем не просто женщину, а искусную исполнительницу блюза. Жакоб сразу понял, что это блюз, хоть слова и музыка были ему незнакомы. Голос Сильви то жалобно взлетал ввысь, то устало и умудренно спускался. Эти звуки совершенно очаровали Жакоба, наполнили его душу странным волнением.
Он слушал, как околдованный. Сильви повернула голову и взглянула на него синими бездонными глазами. Это был зазывный, многозначительный взгляд, и Жакоб почувствовал, что у него сладко заныло в низу живота. Лицо Сильви казалось взволнованным. Полные губы чуть приоткрылись, голова запрокинулась. Резко ударив в последний раз по клавишам, девушка вскочила на ноги. Не дав Жакобу опомниться, она села ему на колени, взяла его руку и положила себе на грудь.
Жардин совершенно растерялся.
– Это я люблю больше всего, – проворковала она, проводя его пальцами по своему твердому соску. – Вот так, вот так.
Жакоб со стоном прижал ее к себе и яростно поцеловал. Ее горячий язычок прошелся по его губам, пальцы заскользили по его обнаженной груди. Из горла Сильви вырывались короткие сдавленные звуки.
– Не так быстро, Сильви, – прошептал Жакоб ей в ухо.
Его плоть напряглась, и он почувствовал себя неопытным юношей, не способным совладать со своей страстью. Кроме халата, на нем ничего не было.
Жакоб нежно отстранил ее от себя и поднялся, но Сильви приникла к нему и с неожиданной силой потянула к дивану. Глаза ее были широко раскрыты, она положила его руку на свое бедро, где выше края чулка начиналась обнаженная кожа. Жакоб ощутил шелковистое тепло ее тела, а Сильви передвинула его руку еще выше. Там было так горячо, что возбужденному Жакобу показалось – его пальцы сейчас воспламенятся.
– Да, да, да, – прошептала Сильви, прижимаясь к нему все теснее и теснее.
Он свирепо поцеловал ее, уже не думая о том, что имеет дело с юной девушкой, полуребенком. Не в силах сдерживаться, Жакоб подхватил ее на руки, стиснул в объятиях. Сильви вся трепетала от наслаждения. Она запрокинула голову, качнула золотой копной волос. Однако Сильви не собиралась уступать ему инициативу. Ее рука скользнула к низу его живота.
– Вот так! – простонала она, глядя ему прямо в глаза.
Решительно обхватив его разгоряченную плоть, она опустилась ниже. Голова ее задвигалась ритмично и жадно, губы затрепетали. Ее наэлектризованные волосы щекотали ему бедра. Жакоб задрожал от нетерпения. Он считал себя опытным мужчиной, но сдерживаться больше не мог. Жгучая волна поднялась откуда-то из позвоночника, и Жакоб затрепетал, сжигаемый яростной судорогой.
Сильви торжествующе подняла на него глаза. Он поднял ее, прижал к себе, нежно поцеловал. Она слегка оттолкнула его.
– Это я люблю больше всего, – она облизнулась, как кошка.
Потом выпрямилась, расправила платье и снова превратилась в благовоспитанную девочку.
– Мне пора идти, а то тетя Жюли будет беспокоиться. Я могу прийти к вам опять на следующей неделе? Примерно в это время я встречаюсь со своей подругой Каролин. Я ей о вас уже рассказывала.
Жакоб выпрямился в полный рост, посмотрел на нее сверху вниз. Он боялся, что голос у него дрогнет, а потому просто кивнул.
– Ну ладно, до свидания. – Она чмокнула его в щеку. – Если захотите увидеться со мной раньше, может быть, я загляну в кафе «Дом» в четверг.
Жакоб снова кивнул. Ему очень хотелось стиснуть ее в объятиях, как следует встряхнуть, вынудить сказать что-нибудь еще. Но Сильви уже выпорхнула за дверь. Он подошел к окну и смотрел, как она шагает по улице своей легкой походкой. Казалось, по тротуару идет сама невинность.
Шли дни. У Жакоба все больше и больше крепло ощущение, что он в этой любовной связи является жертвой насилия. Конечно, это слово не совсем точно отражало суть его отношений с Сильви, но ощущение того, что его используют, не покидало Жардина. Хотя именно он перед первым свиданием пригласил Сильви к себе, его роль в любви оказалась пассивной.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62

загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

Рубрики

Рубрики