ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ НА САЙТЕ

новые научные статьи: психология счастьясхема идеальной школы и ВУЗаполная теория гражданских войн и  демократия как оружие политической и экономической победы в услових перемен
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


Проблемы были у меня. Каким таким сказочным образом вывернуться из этой патовой ситуации? Если не дают никаких шансов себя доблестно проявить, а дуло пистолета с глушителем в руках «нового особиста» постоянно утыкается в левое, пятое по счету, ребро. Неприятно, когда выказывают такое недоверие.
— Желаете чайку-с, — решил проявить радушие и гостеприимство как в лучших домах города Засрацка.
— Чаю? — осклабился Арсений. — А зачем? Скоро тебя угостят… в другом местечке… — И указал на старенький диван, где я совсем недавно под женскую трепотню плавал в воспоминаниях. — Сядь и не врякай.
— А лечь можно?
— Ляжешь, — многозначительно пообещал.
— Верка, так не играем, — обиделся я. — Не вижу смысла находить дискетку.
— Это он так шутит, — проговорила та. — Не обращай внимания. — И укоризненно. — Арсений, не пугай мальчика, а то мальчик все забудет на свете.
— Ты слишком добра к нему, милая, — ухмыльнулся «новый особист».
— И с этим у тебя… неординарные отношения? — ахнул, тараща глаза на любвеобильную бабенку. — Ну ты, мать, даешь?..
— Алеша, будь проще, — поморщилась. — Давай заканчивать эту канитель. — Взглянула на часы. — Детки в садиках уже ждут своих мам…
Я скрипнул зубами и сказал: дискетка там. Где там? В кабинете, признался, под глумящимся над живыми Лаптевым и мавзолеем. Где?
Пришлось изъясняться более подробно. Вирджиния хмыкнула и, сделав знак боевому другу сдерживать себя, покинула наше общество.
— Все, Чеченец, — сказал Арсений и щелкнул предохранителем. — Ты труп.
— А вдруг дискетки нет, — смотрел в черный монокль пистолета, пытаясь предугадать момент до выстрела, чтобы успеть увернуться от первой пули, а дальше, как Бог даст. — Ее нет, а мы тут дурака валяем, — заговаривал врага. — Аккуратнее, дядя, зачем нервничать, не торопи события.
— И не надейся, Чеченец, — отступил к серванту. — Это не твой день, парень.
Так оно по всему и выходило. Денек выдался не совсем удачным. Совсем плохим выдался денек, если взять во внимание расстояние между мной и шпаером в руках «нового особиста».
Даже Чеченец не был в состоянии перемахнуть эту незримую пропасть между двумя вечностями. Первая — эта та, которую мы с ним имеем, а вторая вечность — та, которую будет иметь. После выстрела. Обидно погибать без боя в свои младые годы, не успев порадовать родину своими трудовыми и ратными успехами.
Что-то надо делать? Но что? И только успел задать себе этот непростой вопрос, как события начали приобретать фантасмагорический характер. Мне показалось, что принимаю участие в съемках гангстерского фильма в павильоне Голивуда, однако меня об этом забыли предупредить.
Из кабинета выскользнула Вирджиния, двигалась свободно и подвижно. С ней случились какие-то неуловимые превращения, но какие именно не успел осмыслить.
Моя первая и единственная женщина неожиданно цокнула языком, так лошадка бьет копытцем по мостовой, высекая подковой яркие в сумерках искорки…
Разумеется, мы с Арсением повернули головы на этот неожиданный звук.
Дальнейшие события, надо признать, произвели на меня неизгладимое впечатление. Из легкой женской руки, держащей миниатюрный арбалет, выскользнул небольшой остроконечный дротик и… впился в правый глаз «нового особиста».
Если бы этот дротик залетел в мою глазную впадину, я бы, уверен, удивился куда меньше. По-моему, Арсений не успел осознать своего незавидного положения. Он сначала подсел, словно его тукнули под колени, как это мы часто делали в детстве с зазевавшимися приятелями, а затем мешковато завалился навзничь.
Я успел заметить, как проступающая кровь заполняет глазную орбиту на умиротворенном лице бойца невидимого фронта. Похоже, он ошибся — и это был его не совсем удачный денек. Что, впрочем, не снимало вопросов относительно моего светлого будущего.
— Тсс! — прекрасно поняла мое состояние Вирджиния и глазами показала на пистолет в руках её бывшего уже боевого товарища. — Работаем, мой мальчик.
Единственное, что понял — партия продолжается. Одна из фигур (Арсений) пожертвована в угоду какой-то головоломной комбинации. Радовало, что не я оказался на месте «офицера», любителя скакать на судьбе-лошадке, и так ловко сбитого с дорожки жизни её копытцем.
Прекрасная Вирджиния двигалась как мерцающая тень, и я уяснил, что меня удивило в ней, когда появилась из кабинета: она сбросила с себя плащ, похожий на балахон, и оказалась в зимнем кожаном комбинезончике.
— Работаем, мой мальчик, — повторила, чмокнув меня в щеку. — Я же сказала: все будет хорошо.
И в те доли секунды, когда мы двигались по сумеречному коридору, я понял, что никогда не сумею разгадать её душу, никогда; и эта женщина останется для меня, как говорят в подобных случаях, тайной за семью печатями.
… Костолом, изображающий собой влюбленного, скучал у лифта. Пуля прекратила это пустое ожидания: сырой сгусток мозгов на стене потек перловой кашицей, которую так любят детишки в детском саду.
— Молодец, — похвалила Вирджиния. — И вперед, хороший мой, нам надо торопиться.
Я, любящий сын, заартачился — извини, нужно подумать о маме. Меня не поняли — в чем дело, Чеченец, мать твою так? Вот именно: мать моя! Зачем, спрашивается, моей родной мамочке два свежих трупа, мало ей этих мертвяков на работе, так вот, пожалуйста, принесли под дверь и домой. И что, нервничала Варвара Павловна. Надо убрать.
— О, Боже! — вскричала женщина. — Проще тебя, дурака, пристрелить.
— А мне — тебя, — то ли шутил, то ли нет.
— Никогда не подозревала, что так любишь свою маму, — процедила сквозь зубы Вирджиния, смирившись с моей блажью.
Когда укатывал труп Арсения в плащ-балахон, то успел заметить: в уцелевшем зрачке-зеркальце, отразился Чеченец, он был скор на руки и темен от напряжения и опасности.
Опасность! Она исходила от дамы, разыгрывающей какую-то свою умопомрачительную комбинацию. Какую?
Не было ни времени, ни возможности отвлечься на эту тему — был занят определением, скажем так, тел в каморку уборщицы. Представляю, какие чувства испытает тетка Капа или тетушка Федора, прийдя по утру на свое законное рабочее место, занятое чахлыми безжизненными организмами.
После этой мелкой необходимой суеты я был готов к новым героическим свершениям. О чем и сообщил матерящейся, как тетка Капа и тетушка Федора (вместе взятые), своей женщине-загадки.
— Вот связался черт с младенцем, — так она выразилась в сердцах, если давать синхронный перевод. — У нас мало времени, мать тебя так!..
— А куда нам торопиться? — не понимал.
— В бунгало.
— К-к-куда?
Внятного ответа так и не получил — в буржуазном «бьюике» скучал второй костолом. Ему, как и тем двоим, поджидающим уборщицу Капу-Федору в тесной каморке, тоже не повезло. Верка отвлекла его внимания, мол, все ли у тебя, дружище, в порядке, а Чеченец между тем, приблизившись к авто, выпустил три пули в тренированный мощный загривок. Из стриженной квадратной черепушки, как из миски, выплеснулось на руль и ветровое стекло избыточное темное мозговое вещество.
По требованию Вирджинии я кинул «пушку» на месте, как пишут в милицейских протоколах, преступления, и мы поспешили прочь.
Под ногами поскрипывал пост-рождественский снежок, сохранившиеся с Нового года гирлянды нервным, но праздничным светом освещали нам путь. То, что остался без оружия, не смущало — если не ликвидировали до сих пор, значит, это кому-то надо. Кому? Какая разница, Алеха, сказал себе, жизнь продолжается и будет продолжаться до тех пор, пока ты сам не решишь перейти в другую вечность.
Наш путь был короток. У кинотеатра «Авангард» из репродуктора ревела модная песенка: «Ма-ма м-ма-марихуана, это не крапива. Ты её не трогай. Лучше без нее…».
Детишки весело плясали вокруг городской елки с рубиновой звездой наверху, опоясанной крашеными лампочками и припорошенной снегом, точно наркотической порошей.
На стоянке кинотеатра поджидала импортная лакированная «тойота» цвета морской штормовой волны. Стекла её были тонированы. Загадочная спутница тиснула в мою руку посеребренные ключики: крути руль, водило!
Праздничный и нищий мир с будущими, а ныне пляшущими вокруг елки маленькими мертвецами дрогнул и уплыл в прошлое. Куда и зачем ехали, не знал. И не интересовался. Понимал, лишь одно, что партия переходит в свое логическое окончание, мне неведомое. Очевидно, это осознавала и Вирджиния. Закурила, улыбнулась напряженной искусственной улыбкой:
— Ну как дела, Чеченец?
— Дела у тебя, любезная. А я при них.
— Вот это верно, — хрипловато засмеялась, посмотрела на ручные часики, потянулась к мобильному телефончику. — Тот, кто не задает вопросов, будет жить вечно.
Наш автомобиль выкатил на скоростную магистраль. Уже был вечер, и свет фар встречных машин слепил… Мне вспомнилось мертвенное лесное озерцо, когда я беспомощно рвал плотную его ткань в попытке спасти Сашку Серова. Теперь-то понимаю, что обманывался: как можно спасать тех, кто добровольно уходит в другую вечность?
— Добрый вечер, Москва, добрый вечер, столица, — наигранно-бодрый голосок спутницы отвлек меня. — Это я. Порядок, товарищ командир. А у вас?.. Так. Так. Да, договорились, — закончила разговор, снова взглянула на свои часики, после на меня. — Не кисни душой, Чеченец, вся жизнь впереди!
— Ему нечем киснуть, — сказал я.
— Что? — не поняла.
… У меня отличная зрительная память и я без труда узнал поворот на странную дачу, где однажды имел честь смотреть высокохудожественный фильм о самом себе. К счастью, туда мы с Веркой решили не ехать. Повторного просмотра не выдержал бы.
Я выключил мотор, и со стороны ночного леса к нам пришла тишина, изредка нарушаемая гулом моторов. Снег мерцал под рассеивающимся лунным светом. Весь мир казался нереальным, словно вырезанным из латунной жести, и в этом мире теней находились мы, люди. Люди?
— И что дальше? — не выдержал. — Кого ждем? Товарища командира Серова?
— И его тоже, — ответила неопределенно, смотря в лесную глубину леса и на слабо угадываемую бетонную дорогу. — Прости, давай обо всем… потом…
— Это когда потом?
— Тсс, — нервничала, затягиваясь сигаретой, как гробокопатель на свадьбе.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84
Загрузка...
ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ НА САЙТЕ    
   
новые научные статьи:   схема и пример расчета возраста выхода на пенсию для Россииключевые даты в истории Руси-России и  этнические структуры Русского и Западного миров
загрузка...

Рубрики

Рубрики