ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ НА САЙТЕ

новые научные статьи: психология счастьясхема идеальной школы и ВУЗаполная теория гражданских войн и  демократия как оружие политической и экономической победы в услових перемен
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


Что-то неведомое и серьезное происходило в мире, кинутом мною, как миллионы на пол. Я присел на корточки и принялся механически собирать вощенную бумагу. Ее было так много, что она не воспринималась серьезно.
Для нищего и полуголодного населения, для которого один рубль имеет высший смысл бытия, этот денежный коврик вызвал бы либо обморок, либо пролетарскую ярость. И действительно, зачем, находясь в здравии, хапать э т о в столь неограниченном количестве, услаждая себя надеждой, что, представ перед Господом нашим, можно будет от него откупиться.
Да, ещё встречаются слабоумные людишки, не понимающие, что земная валюта в подземной кочегарке ада не котируется, равно как и в райских пальмах.
Но вернемся на планету Земля, в простуженную Россию, в заметенное снегом Подмосковье. Если рассуждать без эмоций, у покойника Лаптева остались мирские дела, которыми интересуются его то ли подельники, то ли конкуренты.
Что же неудачник мог хранить в дачном чуланчике, помимо денежной массы, похожей на винегретную блевотину?
Доллары-наркотики-золото-бриллианты-нефть-атомную портативную бомбу? Что? И где это искать? Бывший отчим перекроил дачу, и теперь я не знаю новых потайных мест. Раньше они были, мои секретные местечки, где я прятался от сумасшедшего деда-командарма, когда он слишком расходился на цветочных грядках, мелькая дамасским разящим все живое клинком, нынче все изменилось: вплоть до того, что в пучину истории канула страна, вырастившая меня, как лютик.
Если мне не будут мешать, я переберу все дощечки и всю кирпичную кладку, чтобы найти… Что? И главное — зачем? Доллары у меня имеются. Наркотической дурью не балуюсь. К золоту и бриллиантам равнодушен, как евнух в гареме. Нефтяные озера в глиноземной области не замечены ещё с мезозойского периода. Тогда зачем вся эта суета-маета?
Боюсь, что одного моего желания жить спокойной и растительной жизнью, мало. Подозреваю, что я угодил в дробильные колесики некоего сложного механизма, похожего, скажем, на гильотину, из которого выбираются только на Тот свет.
Местный «наркобароном» Лаптев, прикидывающийся непорочным коммерсантом, по теории вероятности, не намеревался так скоро покинуть наш прекрасный дольний мир и, наверняка, оставил после себя наследство. Товар в несколько десятков миллионов зеленых? Компрамат на соратников по общему делу? Ценные бумаги государственного займа? «Черный квадрат» Малевича?
Неизвестно, но то, что за этим наследством будет открыт охотничий сезон, можно сказать с такой же уверенностью, как то, что на планете Марс будут цвести маковые и конопляные плантации. В скором будущем.
Когда закончил забивать сейф бумагой, услышал странный звук. Поспешил на крылечко и увидел Джульбарса, скулящего у конуры. Из раненой лапы пса брызгала брусничная кровь. Теплые капли падали на свинцовый от тени дома снег и прожигали его, как кислота.
И я понял — мы обречены жить и умереть в термической упаковке фольги, куда обвертывают наши светлые и детские души. И ничего нельзя сделать? Кто спасет наши души? Никто, кроме нас самих.
И поэтому хрипя от ненависти и ломая панцирь снежной целины, где внятно отпечатывался брусничный след смерти, я бежал… бежал… Куда и зачем?..
Я видел тень — она металась за моей спиной, иногда путалась под ногами. Это была тень Чеченца, предупреждающая об трагической и опасной ошибке. Но я, глотая сгустки мороза и бессилия, продолжал свой бег. И снег под ногами хрустел, как зеркала, где были впаяны наши обреченные судьбы.
Спортивный автомобиль, скособочившись, стоял на обочине скоростной трассы. Редкие из-за праздника, праздные машины проходили с авиационном тугим звуком. Дверца была приоткрыта. Алиса полулежала в кресле и смотрела перед собой — была похожа на красивую куклу. Портила картину пулевая червоточина у виска.
— Алиса, — не поверил и взял её руку, в которой угадывалась далекое тепло жизни. В зрачках, окаймленных тенями ресниц, стыл день, как вода в лесном озере.
Выстрел был неожиданен — видимо, исполнитель изображал из себя бравого и румяного постового ГАИ с бляхой на груди. С двух метров не промахнулся, а вот в пса, метнувшегося из автомобильной западни…
Я выпрямился, чтобы перевести дух и решить, что делать дальше, и увидел, как на промерзших кочках дороги галопируют два канареечных по цвету милицейских «уазика», и понял, что события разворачиваются по самому стандартному и пошлому сценарию, сочиненному посредственностями в казенно-яловых сапогах.
Как известно, в нашей самой свободной стране в мире нельзя зарекаться от сумы и тюрьмы. Сума ждала меня впереди, а вот нары и запах параши присутствовал в настоящем. Как и несмелый свет, проклевывающийся через зарешеченное окошечко.
Мне оказали честь, и я находился один в изоляторе временного содержания, как выразился дежурный капитан. Офицер был зол, как черт: весь народ мучился в глубоком посленовогоднем похмелье, а он был вынужден нести службу по охране правопорядка.
Обозвав меня убийцей, что было недалеко от истины, он приказал отобрать ремень и шнурки от армейских ботинок, и отправил перспективного смертника туда, где я и находился.
По причине праздника в ветровском «централе» было малолюдно: один человек на камеру, что давало возможность не отвлекаться на борьбу за плоский, как блин, матрац, а полностью предаться размышлениям.
Для меня ситуация была предельна ясна: кто-то шел по трупам к цели. И эта цель — нечто, оставленное в наследство от усопшего так некстати Лаптева. Но зачем уничтожать Алису?
Почему не меня? Ан нет. Партия разыгрывается по более сложному варианту. Какому? Считают, смерть слишком легкий выход для Алехи Иванова? Или кто-то заинтересован в моем физическом благополучии?
Однако как может чувствовать себя человек виноватый в гибели безвинной души? Хочу я этого или нет, но превращаюсь в предвестника смерти. Смерть в образе Чеченца летает черным ангелом за моей спиной, и я ничего не могу сделать.
Потом забылся во сне и увидел: я и Алиса бредем по огромному и бесконечному полю, залитому прозрачной водой. Небо над нами было беспечальным и свободным, оно отражалось в воде и казалось, что мы идем по небу.
Мы шли к горизонту и жили надеждой… Надеждой, что ничего худого не случится?
— Смотри, Алеша! — крикнула Алиса и указала на дальний край леса. Давай улетим на шарике?
Я увидел: из-за деревьев выплывает праздничный грушевидный воздушный шар. И мы восторженно завопив, побежали в его сторону. И бежали, обрызгивая себя, освещенной небом водой. И брызги, как слезы счастья?..
Но затем — беспощадная вспышка огня и по смертельным законам земного тяготения огненный факел обрушивается вниз…
И мы, обреченные, стоим и смотрим, как гибнет непрочный, легковерный шар, оставляющий за собой в небесном поле и в наших душах чадящий и удушливый след…
Увы-увы, никто из живущих толком не знает своего будущего — и поэтому каждый надеется выжить и жить счастливо. Я никого не осуждаю: каждый живет как считает нужным. Тем более сам пока живу, как мню нужным. Если не считать того, что знаю — обречен на жизнь. Без надежды на бессмертие, лучше не умирать.
С грустью и печалью смотрю в прошлое, вульгарное настоящее мне понятно, будущее… Футурология — наука не для слабых духом.
Для многих мое поведение странно и подозрительно. Кто в нашем выносливом обществе дуракам говорит, что они дураки, рабам — рабы, властям — выблядки позорные…
Никто, кроме сумасшедших, поэтов, детей и тех, кто научился нажимать спусковой крючок.
Душевнобольных никто не слушает, поэты гибнут в молодые свои годы, дети растут, как морковки на грядках, остаются лишь специалисты по физической компрометации, то есть убийцы.
И то верно: самая участливая и сердечная беседа случается тогда, когда на лбу твоего собеседника пляшет алое пятнышко от лазерного целеуказателя. Тебя понимают и с радостью внемлют. Никаких проблем.
Впрочем, не все дети вырастают. Некоторые умирают. Я уже говорил: у меня была сестра. Мама её называла Юленька, а я по-своему — Ю. Пока жила, была маленькая, круглая, похожая именно на букву Ю; этакая крепыша, и кожа у неё была нежная, шелковистая, как шерсть у гусениц, и у этой кожи никакого запаха.
Я сначала не любил сестру. Она была запакована в материнском чреве, точно в чемодане, и я надеялся, что так будет всегда. Потом Ю появилась в доме, и я почувствовал ненависть к этому маленькому беспомощному существу. Она была чужая по крови, лаптевская. И я её возненавидел. И теперь понимаю, её убил я. Своим отношением. Хотя врачи объявили: малокровие. Все было так хорошо — симпатичный и прочный ребенок и вдруг: рак крови. Лейкемия, сказал маленький, лысенький, невразумительный эскулап, травмированный модой на самого себя.
И я остался один. Наверно, это было моим первым убийством? Неумышленное, но убийство.
Потом мама повела меня в церковь. Там перед позолоченными иконами в миражной дымке, как люди, горели свечи. И от них был запах тлена и удушья. Мама долго молилась, шепталась с Богом, вглядываясь больными, сухими глазами в потусторонние лики святых — молила за упокой души рабы божьей Юлии; переходила к другим иконам, поджигала твердые свечечки и ставила их умирать в медную посудину, снова молилась…
А я сказал: Бог, ты плохой, зачем оставил меня одного без Ю, и вышел вон из церкви. И, гуляя, набрел на домик в густой кустарной растительности. Там сновали божьи старушки в самотканых одеждах; у старух были маленькие злые головки, повязанные скоромными платочками. Старушки работали — я не сразу понял, чем они занимаются. А промысел их заключался в том, что им приносили таз с огрызками свечей, который тут же ставился на самодельную печечку — воск, впитавший мольбы несчастных верующих, перетапливался и потом его, как тесто, раскатывали на новые свечечные колбаски.
Меня, как малолетнего богохульника и обалдуя, это не могло оставить равнодушным и, улучив момент, я, младое исчадие ада, помочился в таз с перетопленными, янтарными душами рабов Божьих…
После мы возвращались из церкви по тихой, сморенной солнцем, пропахшей полынью и пылью дороги.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84
Загрузка...
ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ НА САЙТЕ    
   
новые научные статьи:   схема и пример расчета возраста выхода на пенсию для Россииключевые даты в истории Руси-России и  этнические структуры Русского и Западного миров
загрузка...

Рубрики

Рубрики