ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

новые научные статьи: демократия как оружие политической и экономической победы в услових перемензакон пассионарности и закон завоевания этносапассионарно-этническое описание русских и других народов мира и  полная теория гражданских войн
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

кто трудится в поте азиатского лица своего на Казанском, к кому уходил «товар» на переработку и куда девались скромные суммы прибыли?
Транспортная милиция этот бизнес не могла контролировать в силу своей слабости и слабоумия. Поставки маковой соломки для нужд нищего населения это да, но прикрывать героиновую дорогу смерти — слаб`о.
Значит, существует некая могущественная «крыша», способная защитить столь экзотическое предпринимательство. Кто это может быть?
Я похож на беспечного горожанина-грибника, ступившего на болотную, покрытую защитным мхом, трясину, за которой горбится сказочный островок с березками. Авось, доберусь, говорит дуралей, не обращая внимания на то, что сквозь малахит мха просачивается мутная и гнилая водица…
Но отступать уже поздно, во всяком случае, мне. Выбирать не приходиться: либо меня зачавкает прелая трясина бытия, либо ступлю на теплую твердь волшебного островка.
Так что вперед-вперед; да, и «Красная стрела» капризно звенит за спиной, угрожая вонзиться между лопатками.
Я покинул общество господина Грымзова, напомнив ему, что все происходящее было дурным сном; пусть он его забудет и начнет жизнь с чистого листа. Со своим беспорочно заработанным капиталом.
Утром наша боевая группа отправилась поздравить госпожу Литвяк с Рождеством. Молодой холодный диск солнца вместе с нами катил вдоль свободной трассы. В детстве я любил гонять велосипедное колесо перед собой. Помню, как легированные спицы пускали солнечных зайцев — они были теплые, веселые, шафранные по цвету, их, казалось, можно было потрогать руками, как живых.
Увы, вырастая, мы забываем этот беспечный вихляющий бег за солнечными живыми зайцами, мы начинаем охотится за призраками, не имеющих к жизни никакого отношения.
Наркота — самое удобное средство ухода к миражам и странным видениям, к фантомным полетам и похождениям.
Нюхнул-глотнул-кольнул-глюкнул — и никаких проблем, улетел в яркие, кислотные, мелькающие, как калейдоскоп, незнакомые миры. Хор-р-рошо! Пять минут — полет нормальный. Час — полет нормальный. А потом надо возвращаться на родную планету, выстуженную и страшную, удар о которую превращает любого любителя «космических» улетов в кроваво-костный и визжащий мешок.
Я тоже отравлен испарениями общего разложения, иначе трудно объяснить причину моей неистовой погони за призрачными надеждами вернуть прошлое. Нельзя его вернуть, как нельзя вернуть Ю на берег моря.
… Я совершил ошибку; понял, когда прибыли по уже известному нам адресу, где проживала госпожа Литвяк.
Не мог предположить, что нужно было заниматься ею первой. Курица — не птица, баба — не человек. И ошибся.
Интересующая нас особа жила в кирпичном клоповнике, где обитала вся великосветский сброд Ветрово. В этом же доме когда-то проживал мой друг Сашка Серов. Потом он погиб в мартовском озере, и я прекратил приходить к нему в гости. Зачем приходить к мертвым?
В подъезде по-прежнему дежурил дядя Степа; постарел, да держался молодцом. Меня признал, однако полюбопытствовал, куда это я с дружками направляюсь? Я честно признался: в гости к мадам Литвяк, ждет с нетерпением-с.
— Чегось она два дня не выходила, — признался дядя Степа. — Хучь дамочка активно-ебл… вая, что тот пропеллер.
— Отдыхает пропеллер, — ответил я с неприятным предчувствием беды.
Нас встретила бронированная дверь и мертвая тишина за ней; кажется, нас не ждали?
Умелец Цукор без проблем вскрыл отмычками замок. Я оставил желающих познакомиться с хозяйкой поближе на лестничной клетке, а сам проник в сумеречную прихожую. В ней плавал знакомый мне запашок смерти. На кухне пело радио: труляля-труляля-труляля.
В гостиной работал телевизор, по его экрану прыгали маленькие и смешные человечки из мультфильма, покрикивали тонкими голосками. Стены были облеплены коврами, и на полу лежало огромное ковровое покрытие с цветочными узорами. На столе стояла бутылка шампанского и два фужера. По центру искрилась серебряным дождиком маленькая искусственная елочка. В лесу родилась елочка, в лесу она жила?
Дверь в будуар была приоткрыта — оттуда теплился свет ночника. Если бы не трупный запах, то можно было решить, что хозяйка прилегла на минутку.
Спальня в багровых тонах напоминала птичье гнездо — подушки-подушечки в рюшечках; сама кровать была огромна, как аэродром Внуково-II. И зеркала на потолке и стенах.
Госпожа Литвяк в воздушном пеньюаре, казалось, утонула в этом странном багровом зазеркалье. Благодушную картину воспарения портила резаная рана, нанесенная умелой рукой: от уха до уха. Да черная кровь, вытекшая из неживого организма, точно из бурдюка.
Осмотрелся — признаков ограбления не наблюдалось. На столике гвардейскими рядами маршировали флакончики духов. И даже этот парфюмерный отдел на дому не мог перебить запах смерти.
Кто-то нас опередил. Не наши ли незнакомые друзья с Казанского вокзала? Почерк ножа больно исламский, если можно так выразиться. Или кто-то работает под чечей? Одно ясно — жертва хорошо была знакома с убийцей и даже более того резвилась с ним, как на солнечной полянке овечка с волком…
Да, мой скорый пробег по лабиринту закончился закономерным тупиком. Надеялся, что меня ждет радушный и радостный прием? А на десерт — в качестве желе исчерпывающая информация, меня интересующая.
Я выбрался из проклятой квартиры. Группа проявила интерес, мол, как там зазноба, не скучает, может порадует коллектив своей анально-орально-вагинальной любовью?
Пришлось честно признаться о состоянии зазнобы, что привело коллектив в смятение. Все скатились по лестнице вниз, словно за ними гнался признак убиенной гражданки в развивающемся, как знамя любви, воздушном пеньюаре.
Я напугал дядю Степу вестью о безвременно постигшем нас горе. Он занервничал и хотел вызывать представителей, как он выразился, внутренних органов. Я его успокоил стодолларовой купюрой.
— Дядя Степа, — сказал я. — Через пять минут, как мы того…
— Чего того?
— Сгинем в ночи.
— Так день же?
— Тем более.
— А это не вы, сынки?
— Обижаешь. Баба — это святое.
— Ну да, ну да… — И спохватился. — Какое там святое?.. Стервь на стерве. Мужик для них, что кошель. Вывернут и выкинут, иродово отродье.
Я прервал жертву женских ласок и чар: чужой какой не ходил в его бдение?
— Чужой-чужой, так вроде все свои, — окончательно растерялся дядя Степа. — А что я товарищам из органов скажу: почему вызвал?
— Проявил бдительность: во-о-он, корреспонденция забила ящик почтовый и вообще: третий день не выходила в свет… Непорядок.
— Эт`точно, — согласился, рассматривая полученную ассигнацию. — Не фальшивая?
Я рассмеялся: ну с таким жилистым и жизнелюбивым народцем мы не пропадем. И на этой веселой ноте при минорных обстоятельствах мы расстались.
События раскручиваются пока самым банальным образом: кто-то ищет и не находит, а если находит, то трупы, не способные на доверительный и обстоятельный разговор.
На войне все просто: враг отмечает себя и даже считает за честь носить знак отличия. Здесь — противника нет, и он всюду. Он невидим и размыт. Он превращен в бесплотный призрак. Его можно чувствовать, но нельзя прирезать, придушить или пристрелить.
Охота за призраками бесполезна. Нужно самому превратиться в фантом. В тень. И мне ничего не остается делать, как обратиться за помощью к Чеченцу. И он мне поможет.
Вечером был потревожен телефонным звонком из общества любителей экзотики «Красная стрела». Господин Арсений поинтересовался моим самочувствием и ходом нашего любительского расследования.
— Работаем, — буркнул я.
— Веселее, товарищи, веселее, — засмеялся мой собеседник. — Проявите смекалку и находчивость. Литвяк — пустышка. Проверено: мин нет, в смысле дискеты.
— Это вы ее?
— Зачем же? Мы женщин любим… разнообразно…
— Тогда кто?
— Кто ищет, тот всегда найдет.
— И это все?
— Нет, спешу сообщить: время нас прессует.
— То есть?
— Неделя у тебя, мой дорогой Чеченец, — ответил краснострелочник. Увы, ситуация меняется и не в лучшую для всех нас сторону.
— А если?..
— Ищи-ищи. В этом диске, родной, твоя жизнь, как у Кощея в игле.
— Благодарю. Вы меня необыкновенно взбодрили, — признался я. — А можно вопрос?
— Смотря какой?
— Что с теми двоими, которые там в клетке… были?..
— Догадайся с одной мелодии, — хекнул мой собеседник. — Ты ведь умненький да разумненький?
— Не знаю, — ответил я.
Что и говорить: начало нового года случился ухарский — два трупа женского пола, ночная встреча в казематах подозрительного союза «Красная стрела», их пока добродушный прессинг по телефону, невнятная беседа с господином Грымзовым и много вопросов, не имеющих пока ответа.
Хорошо, что мне хватило ума взять под контроль дядю Грымза. И это принесло определенный результат. Если появление очередных трупов, можно назвать так.
После известия о гибели подельщицы господин Грымзов заметно занервничал. Судя по его хаотичным телодвижениям, он решил покинуть любимую родину. И понять такое желание можно — стужа и снег, головорезы за каждым сугробом, чудовищные налоги на прибыль, танкисты на бронированных монстрах, постоянно прибывающие на личную заправку к универсаму «Товары для населения».
Лучше в бунгало на островках Кариба, где штормит океан, цветут кипарисы и шоколадные папуасочками с шоколадными попками и кокосками сутками пляшут «еньку-леньку».
Но для такого райского наслаждения необходима зеленая листва. Нужен капиталец, накопленный беспримерным и кропотливым трудом. Очевидно, его не хватало, и господина Грымзов в спешно порядке принялся продавать квартиру, дачу, авто.
Квартирку для любимой дочери Анджелы по бросовой цене прикупил генерал-танкист, дачу для любовницы Анджелы приобрел мэр города Харлампиев-Вельд (это такая фамилия), а лимузин достался все той же Анджеле в качестве подарка от юного ветровского Вертера, которого милая шлюшка лишила девственности на унитазе ресторана «Эсspress» нетрадиционным путем. Словом, во всей этой бестолковой истории больше всех cвезло трижды вышеупомянутой честной девушке.
Всех, с кем встречался за последние дни наш подопечный, мы хорошо знали, и поэтому не проявляли беспокойства о здоровье дяди Грымза.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84
Загрузка...
ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    
   
новые научные статьи:   схема идеальной школы и ВУЗаключевые даты в истории Руси-Россииэтническая структура Русского мира и  национальная идея для русского народа
загрузка...

Рубрики

Рубрики