ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

новые научные статьи: демократия как оружие политической и экономической победы в услових перемензакон пассионарности и закон завоевания этносапассионарно-этническое описание русских и других народов мира и  полная теория гражданских войн
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


— Говорила.
— Ой, я сейчас, — громыхнула алюминиевым бидончиком, отдав его продавщице. — Муся, полный, как завсегда.
— Слыхала, — сказала молочница, подставляя посуду под краник. Бандюгов стрельнули в «Марсе»… Я бы их, клятых, сама… огнеметом…
— Ой, не говори, — замахала руками Антонио. — Времена гадские… Я телевизор и не гляжу вовсе, только про животных или путешествия. Ой, Алешка, — вспомнила. — Мне же Вирджиния весточку прислала из Австралии.
— Что ты говоришь?
— Красивая такая, открыточка-то. С океаном и берегом в песочке… Скучает, накатала, по нашим по березкам…
— А по осинам не скучает, — вмешалась Муся, накрывая крышкой наполненный бидон. — Вот люди, все им не так.
— Хорошо, где нас нету, — перевела дух Антонио, кивнула старушкам в очереди. — Дай Бог, всем здоровье… Поехали, Ванька, к своим колышкам.
Я взялся за выгибающуюся рукоятку коляски, она была холодна и отсвечивала серебристый день. Маленький человечек смотрел на лужы, отражающие небо, и, наверно, думал, что это облака.
По-видимому, мой бывший однокашник был прав в том, что кровопролитная баня в питейном заведении городка даже по нынешним смутным денькам, выдалась чрезмерной. Во всяком случае, когда я прибыл на «Розу Люкс» для выполнения своих охранительных функций, то обнаружил ВОХРу в полном боевом составе. Оказывается, поступил приказ усилить боеготовность и бдительность на границах фабричной республики.
— Всех впускать и никого не выпускать, — пошутил я. — А что такое?
— Как, ничего не знаешь? — заволновались Козлов и Федяшкин и начали сказывать сказку о столичной банде, действующей в нашей незлобивой местности.
Что и говорить, мифы в нашей сторонке распространялись со скоростью огня в старом доме. Я узнал много интересного о вооружении шайки, о её методах ведения боев с конкурентами, о том, что к городку подтягиваются танковые батальоны под командованием папы шлюшечной Анджелы.
Я понял, что надо признаться в содеянном, чтобы народонаселение не сошло с ума от страха и паники. Не успел — на фабричную территорию вкатился автомобильный кортеж: прибыл хозяин «Русь-ковра» господин Серов. Я даже заметил, как за стеклом мелькнул его державный крупный профиль в очках.
Майор в отставке Дыбенко однажды после серьезного возлияния признался, что директор спрашивал, мол, как Иванов тянет лямку службы. На что руководитель ВОХРа честно признался, что боец в моем лице старается служить исправно, хотя особенного рвения не наблюдается.
— А чего это Хозяин тобою в интересе, а, голубь? — поинтересовался с подозрением.
— Сами же говорили: или для спецзоны «А», или, может, думает обновлять руководящие кадры, — ответил я. — Так и сказал: кое-кто из старых кадров пьет, как лошадь.
— Да, не пью я вовсе, — возмутился майор, пряча бутылку в тумбочку.
— Ну тогда в спецзону, — проговорил я. — Кстати, чего там охранять-то?
— Так я и сказал тебе, малец, — погрозил пальцем.
— Да, небось, не знаете?
— Знаю. Но не скажу.
— Тогда скажу я: у хозяина уже приказ приготовлен, товарищ майор, о реорганизации нашей службы.
— Приказ? Какой приказ?
— Знаю. Но не скажу.
— Ну ладно, берешь за горло, — вздохнул Дыбенко, вытащил из тумбочки бутылку. — Вот, — показал на нее.
— Что?
— Вроде как водочку мастерят в зоне «А».
— Непохоже?
— Те`говорю! — заглотил стакан родной.
Я пожал плечами: чтобы господин Серов занимался такой мелкой коммерцией? Не знаю-не знаю.
— Э-э-э, а что за приказ, сынок? — тревожился мой собеседник.
— Будем расширяться, — пошутил я. — И вам, товарищ майор, дают звание полковника.
— Ппполковника? — поперхнулся.
После этой милой беседы, протрезвев, Дыбенко прекратил приглашать меня для душевных бесед под граненный стакан и бутылку.
Голос по селектору вернул меня в настоящее — Козлов и Федяшкин приглашены в дирекцию. Услыхав об этом, сладкая парочка пришла в необыкновенное волнение — намедни они попользовались слабостью двух молодок, выносивших шерстяные полуфабрикаты на себе, и теперь решили, что наступил час расплаты. Хватая друг дружку за грудки и толкаясь, охранники побежали каяться во всех грехах. Кто первый?..
Скоро вернулись фартовыми — наехал следователь, столичная штучка, задает идиотские вопросы о бандитах, которые будто разбойничают под фабричным забором, а ВОХР их бьет смертным боем.
— Леха! Тебя тож призывают, — вспомнили. — Колись, браток!
— Расскажу, как на духу, — пообещал, — о ваших подвигах, бабники.
… В очередном казенном кабинете с пыльными шторами и пыльной мебелью вел прием населения человек в гражданской одежде. На этот раз это был молодой человек с ужимками бывшего комсомольского вождя. Лицо трудно запоминалось, настолько было невзрачным, точно пакет отечественного супа на прилавке магазина.
— Ермаков, — представился, указав на стул. — Прошу садиться.
— Спасибо, — сказал я.
Столичная штучка для солидности пролистала страницы пятилетнего плана развития фабрики имени Розы Люксембург, просмотрела список ВОХРа, задала вопрос:
— Иванов ваша фамилия, так?
— Да, — не спорил я.
— Известная она, — поставил галочку в списке. — На ней вся Рассей матушка держится, так?
— Да, — не спорил я.
— А Лаптев ваш отчим?
— Отчим.
— А почему не взяли его фамилию?
— Иванов мне больше нравится.
— Да?
— Да.
— А что вы можете о нем сказать?
— В каком смысле? — удивился я.
— Во всех смыслах. У вас, кажется, конфликт был?
— Конфликт, — хныкнул я. — Считайте это так. А все остальные вопросы к нему самому.
Следователь пролистал страницы дела, пробуравил меня взором, будто ждал, что я тотчас же начну каяться:
— Надеюсь, вы в курсе всех событий?
— Событий где? — решил уточнить.
— В вашей деревне.
— А что случилось? — удивился я. — У нас тишь, да гладь, да Божья благодать.
— Какая там в пи… ду благодать! — был откровенен в своих чувствах.
Я развел руками: каждый видит то, что хочет видеть. То есть мы не понравились друг другу — у гражданина начальника полностью отсутствовало чувство юмора; он надувал щеки, пыжился и был смешон, чернильная душа. Ему казалось, он настолько хитер, что подозреваемый оговорит не только себя, но и выявит разветвленную сеть сообщников. А я почему-то этого не делал.
— Трудный контингент, — признался наконец. — Никто ничего не видел, никто ничего не знает. Так не бывает, товарищи мои дорогие.
— Да, — согласился в очередной раз.
— Вот ты, Иванов, закончил, дежурство в четыре часа, так?
— Так?
— В четыре ноль пять работницы фабрики слышали выстрел, так?
— Не знаю, — пожал плечами. — Я ничего не слышал.
— И ничего не видел? — заерзал на стуле. — Почему?
— Потому что привык к стрельбе.
Шумно вздохнув, следователь помял руками лицо, вспоминая, с кем, собственно, имеет дело:
— Да, да, понимаю… Хотя с другой стороны, в такую драку мог ввязаться только человек с определенной физической и психологической подготовкой, так?
— Возможно, — ответил я.
— Как понимаю, ты на войне убивал, Иванов?
— Меня тоже убивали. И что?
— Ничего, — ответил со значением. И решил уязвить вопросом: — Ты как пошел из фабрики?
— Ногами, — сказал я.
— И куда пошел ногами?
— Вперед.
— Вперед ногами выносят, — заметил Ермаков. — А если от проходной, то куда. Влево? Вправо?
— В противоположную сторону, если от места события, — улыбнулся, чувствуя, как вскипает моя кровь, попорченная ненавистью и болью.
— Уверен?
— В себе — да, — продолжал улыбаться, представив, как раскалываются шейные позвонки моего слишком сметливого собеседника от гранта — приема удушения. Захват, рывок — и все, скорый и удобный переход из одного беспокойного состояния в другое, покойное.
Видимо, молодой следователь почувствовал угрозу своей личной безопасности — бесславно пасть в казенном кабинете от рук невразумительного подозреваемого? Подобный казус в его планы не входил. Или просто притомился от моей многообещающей улыбки душегуба?
— Я бы на твоем месте, Иванов, подумал об алиби, — проговорил со значением. — Понимаешь о чем речь?
— Нет.
— Например, где был ночью, когда в баре «Марс» произошли убийства.
— Дома.
— С кем?
— С Чеченцем, — хотел ответить и не успел: дверь приоткрылась взволнованный голосок секретарши Розочки сообщил, что столичную штучку ждет телефонная связь в директорском кабинете.
— Минуточку, — и Ермаков поспешил выйти вон.
А я остался, обратив внимание на свои руки — они были влажными, словно я как в детстве бегал под дождем, пытаясь поймать слезы облаков.
Страха не было — на войне как на войне. Слишком быстро приближался фронт, громыхающий канонадой, и нужно было перестраивать систему обороны. Угроза исходила от «марсиан», мной легкомысленно отпущенных. Знал, двоим не повезло — угасли на больничных койках, даже современная медицина не смогла устранить слом молодых организмов, а вот третий с простреленной лодыжкой отдыхал в палате, окруженный всеобщим вниманием, как родных, так далеко не близких по родству людей, заинтересованных в пациенте, вернее в его информации.
Моя оплошность в том, что так и не отучился от красивых жестов. Не просчитал ситуацию, вот в чем дело. Надо исправлять ошибку, да как?
Мои размышления на животрепещущие проблемы текущего дня прервал следователь. Тиснув голову в щель двери, крикнул, что я пока свободен. И пропал, словно его и не было. Что за чертовщина? Судя по всему что-то случилось? Что?
От пахнущей южным дендрарием и ночами заполошной любви Розочки я узнал по большому секрету, что именно произошло: в городской больнице № 1 кого-то убили, прямо в охраняемой палате, какая жуть!..
— Жуть! — согласился. — Какие времена, какие нравы.
Возвращаясь на ВОХРовский пост, размышлял о том, кто оказался очередной жертвой нашего периода полураспада? А что думать? Я знал этого счастливчика, отправившегося вслед за своими подельниками окучивать то ли райские кущи, то ли метать уголек в печи ада. А вот кто его туда отправил? В потусторонний дендрарий? Вопрос?
Не я. На то имеется надежное алиби, как выражается следователь из столицы.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84
Загрузка...
ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    
   
новые научные статьи:   схема идеальной школы и ВУЗаключевые даты в истории Руси-Россииэтническая структура Русского мира и  суперэтносы и суперцивилизации
загрузка...

Рубрики

Рубрики