ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

 

И для чего же?! Чтобы сказать какую-то отъявленную чушь – вроде того, что жизнь великолепная штука! Так вот, хочу вам сообщить, Кэттл: я телефонировал в ваше окружное отделение, и сейчас в Брикмилл приехал ваш главный инспектор мистер Клинтон, приехал специально, чтобы повидаться с вами. Как вам нравится эта новость? Приятная, а?
Стрит . Да, это верно. Я со своей стороны хочу сказать…
Хардэйкр (торжествующе). И, поскольку этим вызовом вы обязаны мне, не могу отказать себе в удовольствии лично сообщить вам об этом.
Кэттл (не обращает внимания на Хардэйкра и Стрита; подходит к Делии). Теперь вам понятно, чего вы требуете от меня?
Делия . При чем тут эти люди? Я просила не ради них, а ради себя.
Кэттл . Этого не может просить та Делия, которую я знаю.
Делия . Значит, вы меня не знаете.
Хардэйкр (злобно). Скоро он узнает кое-что от самого мистера Клинтона, своего шефа. А Клинтон непременно поинтересуется, что он здесь натворил.
Делия (резко). Да замолчите вы со своим Клинтоном!
Хардэйкр (ехидно). А что, собственно, здесь делаете вы, миссис Мун? На месте вашего мужа…
Кэттл (угрожающе, Хардэйкру). Убирайтесь вон! Или…
Хардэйкр (злобно). Хорошо, я ухожу. (Идет к двери, оборачивается.) Но вы еще услышите обо мне!
Делия (с презрением). О, в этом мы не сомневаемся!
Хардэйкр . До скорого свидания, инспектор. (Громко хлопнув дверью, Хардэйкр уходит.)
Стрит (сокрушенно качает головой). Наш советник Хардэйкр несколько вспыльчив и несдержан. Ну, ничего, не обращайте на него внимания, миссис Мун. И на меня заодно. Продолжайте обсуждать ваш вопрос. (Садится в кресло.)
Кэттл (еле сдерживая ярость). Как вы изволили заметить еще утром, инспектор, я стал немного эксцентричен, и одним из проявлений моей эксцентричности является, как это ни странно, неспособность вести разговор с женщиной (теряет контроль над собой; в бешенстве)… в присутствии полицейского инспектора!!!
Стрит . Сожалею, мистер Кэттл, но я договорился с мистером Клинтоном встретиться именно здесь.
Делия (Кэттлу; тихо). Джордж, вы хорошо знаете инспектора Стрита?
Кэттл . Я совсем его не знаю. А что?
Делия . Он гораздо хитрее и опаснее, чем кажется. Это все, что я хотела вам сказать, поэтому остерегайтесь.
Стрит . Чего же ему остерегаться?
Делия (отходит к окну, берет со стула халат). Он только притворяется простачком. На самом деле он совсем не так прост. Его добродушный вид и елейный голос – это игра. Будьте осторожны. (Идет к арке направо.)
Стрит (ехидно). Вы ошиблись, миссис Мун, выход не в эту дверь.
Делия (медоточивым голосом). Я на минуточку в ванную, если позволите. (Уходит, унося с собой халат.)
Кэттл провожает ее взглядом, затем поворачивается и с ненавистью смотрит на Стрита, который расплывается в широкой улыбке.
Стрит . Удивительные создания эти женщины – где бы они ни очутились, сразу чувствуют себя, как дома, правда?
Кэттл . Я попросил бы вас не совать нос в чужие дела.
Стрит . Видите ли, строго говоря, для нас не существует чужих дел. В наше время имеется столько возможностей нарушать законы…
Кэттл . Слишком много возможностей и слишком много законов.
Стрит (сердечно). Ну, я вижу, с вами все в порядке, мистер Кэттл. И слово свое вы, кажется, сдержали. Никуда не отлучались из дому, верно?
Кэттл (резко). Нет, не отлучался.
Стрит . И не скучали без меня, надеюсь?
Кэттл (грубо). Не скучал и не буду скучать. Благодарю за визит. Всего наилучшего.
Стрит . Работая в полиции, делаешь немало любопытных наблюдений над человеческим характером.
Кэттл . Весьма интересно. Но об этом вы мне расскажете в другой раз.
Стрит (с жаром). Мне не раз приходилось наблюдать, как скромнейшие из женщин очертя голову влюбляются в мужчину, стоит ему совершить какой-нибудь нелепый поступок или же немножко свихнуться. Не очень серьезно, конечно, – для этого у женщин слишком много благоразумия, – но устоять перед соблазном они все-таки не могут.
Кэттл . У вас, должно быть, уйма свободного времени.
Стрит . Когда человек дослужился в полиции до моего чина, мистер Кэттл, он не устраняет неприятности задним числом, а умело предотвращает их. Вы заметили, как мало происшествий у нас в Брикмилле?
Кэттл . В Хэндоне я жил около большого кладбища. Там тоже никогда не случалось происшествий.
Стрит . Ну, ну, мистер Кэттл… Позвольте мне закончить мою мысль. Итак, главное – умело предотвращать неприятности. Конечно, ничего противозаконного вы пока не совершили, насколько нам известно. Но, когда такой солидный и разумный человек вдруг начинает вести себя как-то непонятно, я обязан этим заинтересоваться.
Кэттл . Когда первый муравей начал строить муравейник, все муравьи, должно быть, тоже находили его поведение непонятным.
Стрит (качает головой). Ай, ай, зачем же такие крайности, мистер Кэттл.
Кэттл . Отныне я поборник крайностей, инспектор. Хочу быть чудаком, человеком несолидным и неразумным.
Стрит . Вы бы не говорили так, если бы располагали моим опытом. Я упрятал за решетку немало таких чудаков.
Звонок у входной двери.
Это, должно быть, ваш шеф – мистер Клинтон.
Кэттл (идет к двери). На этот раз я сам открою дверь. А вы подождите здесь.
Стрит поднимается. Кэттл выходит. Появляется мистер Клинтон, за ним Кэттл. Клинтон – элегантно одетый мужчина лет шестидесяти, с ласковой и отеческой обходительностью в манерах; опасный тип.
Клинтон . А, инспектор, вот и снова довелось увидеться.
Стрит . Да, мистер Клинтон. А где же ваш приятель доктор?
Клинтон . Он будет к нашим услугам не позднее, чем через пятнадцать минут.
Кэттл . Что, собственно, вы собираетесь делать – измерять мне температуру?
Клинтон . Все, что прикажете, мистер Кэттл. Рассматривайте мой визит как визит коллеги. Ведь мы вместе служим в Лондонском и Норс-Мидлендском банке. Наш друг Хардэйкр, вне сомнения, думает, что я сейчас ору на вас, угрожаю всяческими карами. Что ж, пусть думает. Однако меня прежде всего интересуете вы, а не он. Хороший управляющий нам дороже самого солидного клиента. Как видите, я совершенно откровенен с вами, Кэттл.
Стрит . Если мне позволено будет заметить, мистер Клинтон, слушать вас – истинное удовольствие.
Кэттл . Еще бы. Я даже скажу вам почему. Он – вашего поля ягода, только покрупнее да посочнее.
Из спальни выходит Делия. Она в шляпе; собирается уходить.
Клинтон (слегка удивлен). О, добрый день, миссис Кэттл.
Делия (сухо). Я не миссис Кэттл.
Кэттл (подходит к Клинтону, торопливо). Мистер Клинтон – миссис Мун.
Клинтон . Очень рад.
Делия . Очень рада. (Смотрит на Кэттла.) Я ухожу.
Кэттл . Мистер Клинтон – ваш единомышленник. Советую вам остаться и послушать, что он мне скажет и что я скажу ему в ответ. Вы не возражаете, мистер Клинтон?
Клинтон (в нерешительности). Э-э… собственно, это в некоторой степени противоречит нашим правилам…
Делия . О, если это противоречит правилам, я остаюсь. Но только, Джордж, пожалуйста, не ведите себя, как ребенок.
Стрит . Совершенно верно, миссис Мун.
Делия . Не поддакивайте мне, не то я буду думать, что сказала какую-нибудь глупость.
Кэттл . Вы ее действительно сказали, Делия,
Клинтон садится.
(Отходит.) Итак, я слушаю вас, мистер Клинтон.
Клинтон . У вас большой стаж, вы опытный банковский работник. Мы вас знаем как прекрасного управляющего отделениями и предполагали в недалеком будущем предложить вам более высокий пост.
Делия (у нее вырывается). О, нет, нет!
Клинтон . Прошу прощения?
Делия . Ничего, ничего, продолжайте.
Клинтон . Мы ценим вас, Кэттл. Попросту говоря, вы нам нужны, мой дорогой друг.
Кэттл . Допустим, что это так, – я нужен банку. Но банк совершенно не нужен мне1
Клинтон . Об этом я тоже скажу. Вы решили отдохнуть денек. Хорошо, отдохните. Отдохните неделю. Отдохните даже месяц – только в этом случае представьте нам свидетельство от врача… Однако продолжайте считать банк своим другом.
Кэттл . Я не нуждаюсь в его дружбе. Сыт ею по горло.
Клинтон . Вам хочется вдохнуть свежего воздуха. Вам все надоело?
Кэттл . Да, надоело. И мне необходимо вдохнуть свежего воздуха, – пока я еще способен дышать. Возможно, мне осталось уже недолго. Или я преувеличиваю, миссис Мун?
Делия . Нет, вы просто совсем некстати впадаете в лирику.
Клинтон (встает). Вы прослужили у нас двадцать лет. Стоит ли зачеркивать двадцать лет жизни, поддавшись минутному настроению?
Кэттл . По-вашему, разумнее зачеркнуть весь ее остаток, не так ли?
Клинтон . Но должны же вы иметь какие-то средства к существованию?
Кэттл . Безусловно. Все мои сбережения – это несколько сотен фунтов.
Клинтон . Чем же вы намерены заниматься?
Кэттл . Понятия не имею. Чем-нибудь крайне предосудительным, – и без твердых служебных часов.
Клинтон . Мы гарантируем вам прочную материальную обеспеченность, мой дорогой Кэттл. То, о чем в наше время мечтают столько людей.
Кэттл . Возможно, они зря об этом мечтают.
Стрит . Ради материальной обеспеченности совершается половина всех преступлений.
Кэттл . Пусть даже все. И в этом, вероятно, причина наших бед.
Клинтон . Боюсь, мало кто согласится с вами в этом вопросе.
Кэттл . Я и намерен стать человеком, с которым мало кто будет согласен. Все эти годы я только и делал, что соглашался со всеми.
Стрит (веско). Обеспеченность – великое дело. Это вам любой скажет.
Кэттл . Да? До поры до времени. Я попробовал, что такое материальная обеспеченность, и теперь хочу обойтись без нее. Неделю ходить без гроша в кармане, неделю кутить. Сегодня – стакан чаю и кусок черствого хлеба, завтра – лососина и шампанское.
Стрит . Мальчишество.
Кэттл . А разве вам было плохо, когда вы были мальчишкой?
Стрит . Однако потом я стал взрослым и начал вести себя, как взрослый человек.
Кэттл . Но разве из этого следует, что надо беспощадно убить в себе все мальчишеское?
Стрит . Иногда, возможно, и следует.
Кэттл . На прошлой неделе я не чувствовал себя даже человеком. Но сегодня я им стал.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14

загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

Рубрики

Рубрики