ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

 

Делия.
Делия (спокойно). Генри.
Моника (весело). Пожелаю мистеру и миссис Мун всего наилучшего. (Уходит.)
Мун (с возмущением). Эта девчонка городила тут всякий вздор и думала, что я ей поверю. Но я сразу вывел ее на чистую воду. Очутилась в глупейшем положении. Крайне развязная особа.
Делия . Да, пожалуй.
Мун . Недопустимо развязная. Странно, что она здесь делает? Очень, очень странно.
Делия . Оставь, Генри. Ее мать работает у Кэттла экономкой.
Мун (кладет шляпу и зонтик на обеденный стол). Ах, вот оно что! Так вот, Делия, как только я увидел твою машину у подъезда, я сразу догадался, что ты здесь. Если бы не увидел, не догадался.
Делия . Безусловно, Генри.
Мун . Да, несомненно. Мне бы и в голову не пришло, что ты находишься здесь. Но вот, я увидел твою машину у подъезда…
Делия . Да, ты уже это сказал. А почему ты очутился здесь?
Мун . Мне нужно повидать Кэттла… Он дома?
Делия . Да, в спальне.
Мун . Нездоров?
Делия . Нет, просто спит.
Мун (возмущенно). Спит? Ну это уж слишком!
Делия . Ему захотелось вздремнуть после завтрака. Он угостил меня завтраком.
Мун . Какие-либо особые причины на это?
Делия . Нет, просто мы оба проголодались.
Мун . В банке мне сказали, что ты его искала. Вероятно, по делам вашего больничного Фонда?
Делия . Поначалу да, Генри.
Мун . Что значит «поначалу»?
Делия . Поводом для моего приезда были дела Фонда. А ты?
Мун . Что я?
Делия . Зачем приехал ты?
Мун . А, я… дело в том, что Кэттл звонил мне сегодня утром. Сказал секретарше, что у него очень важное дело. А потом задал мне какой-то дурацкий вопрос о тебе и о твоей машине. Мне это показалось подозрительным. Подумал, не разнюхал ли чего финансовый инспектор. А когда завтракал в клубе, услышал о Кэттле весьма странные вещи. Очень странные, Делия. Хардэйкр говорит, что у него запой. А еще один человек сказал, что он помешался. А какое у тебя впечатление?
Делия . По-моему, он совершенно трезвый и полностью в своем уме.
Мун . Ты уверена? Тогда почему он спит?
Делия . Потому что ему захотелось спать, Генри. Я уже сказала тебе.
Мун (возмущенно). Допустим, что это так. Но в Брикмилле тысячи людей, которым хочется вздремнуть после завтрака! Что будет, если мы все вздумаем спать после завтрака?
Делия . Вы не будете такими сонными после ужина.
Мун . Согласись, что, если все мужчины будут спать после завтрака, из этого ничего хорошего не получится. Взять хотя бы тебя, Делия.
Делия . При чем тут я?
Мун (с возмущением). Черт побери! То есть я хочу сказать… Как это выглядит: приглашает к завтраку даму и тут же заваливается спать! Интересно, чем должна в это время заниматься ты?
Делия (глубокомысленно). Мыть посуду, наверное.
Мун . С какой стати? У него ведь есть экономка?
Делия . А если она занята собственными делами? Ведь сегодня понедельник, Генри.
Мун (с возмущением). Вот именно, понедельник. Тем более дико все это выглядит.
Делия . Но почему, Генри?
Мун . Почему, почему!.. Сама подумай. Не праздник какой-нибудь, не воскресенье. Понедельник!
Делия (мечтательно). Понедельник, первый день недели, день Луны…
Мун . При чем тут луна?
Делия . Тебе лучше знать, Генри Мун.
Мун (возмущенно). Конечно, лучше… Ага, вспомнил! Когда я выяснил, что звонок Кэттла не имеет никакого отношения к банковским делам, я задал ему здоровенную взбучку. «Это нахальство», – я ему сказал. И, понимаешь, тогда он мне ни с того ни с сего заявляет, что Мун – прелестная фамилия и ты, должно быть, только из-за нее и вышла за меня замуж! Ты подумай!
Делия (улыбается). Неужели он так и сказал?
Как это мило!
Мун . Мило? Интересно, что ты нашла в этом милого? (Смотрит на нее с подозрением.)
Делия (улыбается). Ты что-то хочешь мне сказать, Генри?
Мун . Нет… Ничего.
Делия . Ты сегодня хорошо позавтракал в клубе? (Снимает очки и прячет их в сумочку.)
Мун . Хуже, чем обычно. Жареная печенка и бекон. Но это к делу не относится.
Делия . А разве есть еще дело? Я этого не знала.
Мун . Да, есть. Человек звонит мне по телефону, мелет какую-то чушь, – телефонистка в конце концов могла все слышать! – а ты, когда я тебе об этом сообщаю, говоришь: «Как мило». Потом он приглашает тебя к завтраку, сам заваливается спать, а ты сидишь и ждешь его, и все это время твоя машина стоит у подъезда!
Делия . Не могла же я втащить ее сюда.
Мун (гневно). Ты прекрасно знаешь, что я хочу сказать.
Делия . Нет, не знаю. А сам-то ты знаешь?
Мун (патетически). Делия!
Делия . Да, Генри?
Мун (с пафосом). Я хочу честно и прямо задать тебе два вопроса и хочу, чтобы ты так же честно и прямо ответила мне на них.
Делия . Ты уверен, что ты этого хочешь?
Мун . Уверен ли я? Конечно. А почему ты спрашиваешь?
Делия (мягко). Потому что, насколько я знаю, ты никогда не любил правду, Генри.
Мун (он поражен). Бог мой! Я? Я не люблю правду? Подумай, что ты говоришь? Был ли когда-нибудь случай, чтобы я испугался правды? Да спроси у любого в конторе. Спроси любого в клубе. Всякий тебе подтвердит… Некоторые даже считают, что я чересчур люблю правду. «Ты слишком откровенен с людьми, старина», – вот что мне часто говорят.
Делия . Не будем говорить о том, что считают другие, Генри. Просто постарайся сейчас сам быть откровенным. Итак, начинай – два прямых и честных вопроса и два таких же прямых и честных ответа.
Мун (торжественно). Хорошо, вопрос первый. Ответь мне, Делия: честно я вел свою игру?
Делия . Ты вел игру, которая устраивала тебя, но не меня.
Мун . Я не совсем понимаю, что ты хочешь сказать, да и ты сама вряд ли понимаешь. Хорошо, я задам тебе второй вопрос. Для меня гораздо более важно, чтобы ты ответила на второй вопрос. (Еще более торжественно.) Ответь мне, Делия: ты честно ведешь игру?
Делия . Ты, должно быть, хочешь знать, не изменяю ли я тебе?
Мун (смущен такой прямой постановкой вопроса; поспешно). Что ты, что ты! Я совсем не об этом. О, я знаю, к чему ты ведешь. Тебе хочется, чтобы я сболтнул что-нибудь. Потом ты ухватишься за это и обернешь все против меня, скажешь, что я обвинил тебя бог знает в чем. Ну нет! На эту удочку ты меня не поймаешь. Не поймаешь, моя дорогая девочка. И не пытайся! Я задаю тебе простой и ясный вопрос – ты честно ведешь игру?
Делия (теряет терпение). И это ты называешь простым и ясным вопросом? Да это же бессмыслица! Какую игру? Если ты хочешь знать, есть ли у меня любовник, тогда так и спрашивай!
Мун (кричит). Я не желаю попадать в дурацкое положение! Не желаю давать тебе повод для насмешек! Это твой старый фокус. Но на этот раз у тебя ничего не выйдет.
Делия (повышает голос). Тогда о чем ты, боже мой!
Мун (сердито). О чем? Вот о чем! Ну, например, твоя машина, – стоит она у подъезда или не стоит у всех на виду уже часа два или три? Не заметить ее невозможно. Я, как только завернул за угол, сразу же понял, что ты здесь. Другим ведь тоже нетрудно догадаться. Начнутся разговоры, может быть, уже начались. Мало тебе этого? Разве это честная игра? Да еще в нашем городе.
Делия (подзадоривает его). Ага, теперь я понимаю. Ты хочешь сказать, что те, кто уже начал болтать об этом, ведут нечестную игру?
Мун (попадает в ловушку. Кричит в ярости). Да нет же, нет! Ты прекрасно знаешь, что я хочу сказать! Это ты, ты ведешь нечестную игру! Даешь повод для сплетен, торчишь в этой квартире, где тебя может увидеть каждый, кто только вздумает зайти сюда. Ты должна была давно уйти отсюда. Вздумала завтракать с этим субъектом, который ведет себя так странно, что о нем уже ходят толки по всему городу! Вот я, я веду честную игру, а ты – нет! Вот что я хотел сказать!
Из спальни выходит Кэттл. Он неплохо выспался; волосы взъерошены. Закуривает трубку.
Кэттл . А, здравствуйте, Мун!
Мун (с негодованием). Привет.
Делия (заботливо). Хорошо спали?
Кэттл (улыбаясь). Великолепно!
Делия (заботливо). Надеюсь, мы вас не разбудили?
Мун (возмущенно). Знаете, это уж слишком! «Хорошо спали?», «Надеюсь, мы вас не разбудили?» Да кто он такой – шах персидский, что ли? Он сейчас должен сидеть в банке и заниматься делами, а не спать, не спать, черт побери! А теперь ответьте мне на один прямой вопрос, Кэттл…
Делия . Генри сегодня всем задает прямые вопросы.
Мун . Что, собственно, вы затеваете?
Кэттл (лениво попыхивая трубкой, переводит взгляд с Муна на Делию и обратно. Медленно). Видите ли, дорогой Мун…
Мун (возмущенно). Я вам не «Мун» и не «дорогой». Мы с вами не на короткой ноге.
Кэттл . Предпочитаете «мистер Мун»? Что ж, чудесно. Это имя мне нравится. Итак, мистер Мун, в настоящее время я, собственно говоря, ничего не затеваю, как вы сами можете убедиться. Я отдыхаю, как видите, курю табак марки «Латакия». Мне давно хотелось попробовать табак этой марки.
Делия . Восхитительный аромат.
Кэттл . Не правда ли? Раньше я остерегался курить этот табак. Считают, что он вреден для здоровья.
Мун . Разумеется, для вашего?
Кэттл . Да, поэтому-то я решил курить его теперь. Вот пока и все, что я затеял, мистер Мун. Хотите что-нибудь предложить?
Мун . Да. Хочу предложить вам то, чего всегда придерживаюсь я сам: вести игру честно.
Кэттл (заинтересованно). Да, да, я что-то уже слышал, краем уха… Какую же игру? Знаете, я купил сегодня настольную игру, называется «Охота в джунглях»…
Мун (прерывает его; кричит). Я говорю о честном поведении человека!
Делия смеется. Мун в ярости смотрит на нее.
Делия . Прости, Генри. Но у тебя сейчас такой потешный вид.
Мун (с достоинством). Я продолжу, как только ты будешь в состоянии выслушать меня.
Кэттл . Делия, ведите же себя прилично!
Делия (покорно). Хорошо, Джордж.
Мун (возмущенно). Должен сказать, что это переходит всякие границы! В моем присутствии посторонний мужчина делает замечания моей жене!..
Кэттл (прерывает его; серьезно). Вы правы, мистер Мун. Это действительно переходит границы. Но вы что-то начали говорить о честном поведении.
Мун . От других я всегда требую того же, чего требую от себя, – быть честным.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14

загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

Рубрики

Рубрики