ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

 


Кэттл . Я и не говорил, что болен.
Хардэйкр (обескуражен и обозлен). Да о чем вы в конце концов думаете? Валяете дурака, красуетесь в эдаком одеянии… да еще в понедельник утром! Как по-вашему, понравится правлению банка, если я сообщу им о вашем поведении? А я хотел это сделать, очень хотел.
Кэттл (сочувственно). И сообщите, если вам так хочется, Хардэйкр, обязательно сообщите.
Хардэйкр (изумленно). Вы хотите, чтобы я сообщил об этом правлению банка? Да что с вами, Кэттл? Вы, наверное, выпили?
Кэттл . Нет. Только собираюсь. Выпьете со мной?
Хардэйкр (сердито). Не имею привычки пить без причины и повода, да еще в понедельник утром, когда дел по горло. Да и у вас их должно быть полно, Кэттл. Сколько я вас помню, вы всегда были завалены делами в эти часы.
Кэттл . Я постараюсь вам все объяснить.
Хардэйкр . Еще бы!
Кэттл (спокойно и мягко). Сегодня утром я проснулся в обычное время, принял ванну, побрился, надел костюм, в котором всегда хожу на службу. Позавтракал. Просмотрел «Таймс» и «Бирмингем пост». В обычное время вышел из дому и направился в банк. Шел дождь. Обычное дождливое утро, обычный брикмиллский понедельник. Я помнил, что сегодня должны зайти в банк вы и еще несколько важных клиентов. Я гадал, с кем мне предстоит завтракать сегодня в клубе. Как вдруг услышал голос…
Хардэйкр (угрюмо). Понимаю. Голос.
Кэттл . Сейчас, вы, должно быть, спросите, чей голос…
Хардэйкр . Нет, не спрошу, потому что это был ваш собственный голос. Вы разговаривали сами с собой.
Кэттл . Да, в какой-то степени. Но все это гораздо сложнее…
Хардэйкр . Ничего сложного. Вы сами себе сказали, что вам незачем идти в банк и заниматься делами, а лучше вернуться домой, пить виски и стрелять по игрушечным львам.
Кэттл (слабо протестуя). Я думал, вам будет интересно выслушать меня.
Хардэйкр (презрительно). Да, если бы это было что-нибудь путное. Но если это только то, что вы уже сказали, тогда лучше послушайте меня.
Кэттл, не обращая внимания на Хардэйкра, прицеливается и стреляет в зверей.
(Очень рассержен.) Может, вы перестанете валять дурака и выслушаете то, что я скажу? Вам это будет полезно.
Кэттл . Откуда вы знаете, что мне полезно? Я и сам еще этого не знаю. Собственно говоря, я только сейчас начинаю разбираться в этом.
Хардэйкр . Я старше вас…
Кэттл . Согласен, я родился всего час назад.
Хардэйкр (кричит). Перестаньте молоть чепуху!
Кэттл . Член городского управления Хардэйкр, в течение последних трех лет я постоянно боролся с искушением запустить в вас чем-нибудь. И если вы не уберетесь отсюда – я сделаю это! (Оглядывается, ища подходящий предмет.)
Хардэйкр поспешно пятится к письменному столу, хватает шляпу.
На этот случай всегда не мешает иметь под рукой что-нибудь подходящее, ну, например, традиционный торт с кремом, как в старых кинокомедиях.
Хардэйкр (направляется к выходу, у порога оборачивается). Я удаляюсь. Но учтите, что я приходил к вам, чтобы решить весьма важный финансовый вопрос. И вот какой прием мне был оказан! Что ж, прекрасно, я буду телефонировать в окружное отделение банка. (Уходит.)
Кэттл, невозмутимо напевая, подходит к радиоле и ставит пластинку с «Половецкими плясками» из оперы Бородина «Князь Игорь». Переставляя иглу мембраны по пластинке, пытается найти нужный отрывок из третьей части «Плясок». После двух или трех неудачных попыток раздаются громкие звуки барабанного вступления. Кэттл включает радиолу на полную мощность, берет барабанную палочку и со счастливым видом отбивает ею такт на цветочных горшках и других предметах. Потом садится на диван и, используя в качестве барабана ведерко для угля, ударяет по нему палочкой в такт музыке. Он до конца поглощен этим занятием и испытывает огромное удовольствие. Входит старший полицейский инспектор Стрит. Это плотный мужчина лет пятидесяти. Он весьма удивлен тем, что видит.
Стрит (кричит). Мистер Кэттл! Мистер Кэттл!
Кэттл замечает Стрита, встает, подходит к радиоле, выключает ее. Стрит подходит ближе.
Кэттл . Здравствуйте, инспектор.
Стрит (с укором). Я звонил, стучал, но вы не слышали, мистер Кэттл. Никак не мог понять, что здесь происходит. Что-нибудь неладное с вашим ведерком для угля, а?
Кэттл . Ведерко – это у меня большой барабан.
Стрит . Большой барабан?
Кэттл . Да, большой барабан. Мне всегда хотелось сыграть какую-нибудь партию в «Половецких плясках», но все как-то не удавалось. Не хотите сыграть партию барабана? А я попробую на тарелках.
Стрит (сурово). У меня есть дела поважнее, мистер Кэттл, а вот у вас, видно, нет.
Кэттл . Да, вы правы, я сейчас совершенно свободен.
Стрит (подозрительно). Я заходил в банк, и мне сказали, что вы дома. Больны?
Кэттл (улыбаясь). Нет, здоров.
Стрит . Что?
Кэттл . Здоров.
Стрит (подозрительно). Совершенно здоровы, мистер Кэттл?
Кэттл . Абсолютно. А как вы, инспектор?
Стрит (ему не нравится этот вопрос). Занят по горло и поэтому сразу перейду к делу. Помните, вы обращались к нам с просьбой пересмотреть решение, запрещающее стоянку автомашин на углу против банка? Вы просили учесть удобство ваших клиентов и особенно имели в виду пятницу и субботу – утренние часы, припоминаете?
Кэттл . Я буду откровенен с вами, инспектор. Мне сейчас на это ровным счетом наплевать.
Стрит (поражен). Наплевать?
Кэттл . С высокого дерева. Пусть клиенты ставят свои машины там, где им хочется, или там, где вам хочется.
Стрит (огорчен). Мистер Кэттл, дело совсем не в моих личных желаниях. Мои желания тут абсолютно ни при чем. Учтите, не я решаю эти вопросы, я только выполняю указания.
Кэттл . И, кажется, это вам не доставляет большого удовольствия.
Стрит . Удовольствия? Почему это должно доставлять мне удовольствие?
Кэттл . Тогда кому же это доставляет удовольствие?
Стрит (в отчаянии). Я не понимаю, о чем вы говорите? Какое удовольствие?
Кэттл . Я говорю обо всем, обо всем, вместе взятом, – о стоянке машин, о долгосрочном кредите мистеру Хардэйкру, о его приказчиках, которые нагло ведут себя с девушками, о Монике Твигг, которую все время выгоняют с работы, о миссис Твигг, которая по понедельникам всегда спешит домой…
Стрит (в отчаянии). Да о чем вы?
Кэттл (горячо). Обо всем, что происходит вокруг. Я спрашиваю, есть кто-нибудь, кто получает от всего этого удовольствие? Кому все это нравится?
Стрит (доверительным тоном). Ах, вот вы о чем! Должен признаться, что у меня тоже бывало такое настроение – день тянется, тянется, кажется, конца ему не будет, и все, кого видишь, словно ошалели от разных забот, тревог, неприятностей… В эти дни я тоже задавал себе подобные вопросы. А когда приходил домой, задавал их жене. Но женщины на все смотрят со своей женской точки зрения. Жена никак не могла взять в толк, чего я от нее хочу.
Кэттл . Это не совсем то, инспектор. Видите ли, я пытался рассказать мистеру Хардэйкру, как по дороге в банк я услышал голос. Теперь я понимаю, что это вероятнее всего мое нынешнее «я» разговаривало с моим «я» прежним. Голос спросил совсем просто: «Зачем тебе это, Джордж? Зачем?» А я говорю: «Ты хочешь сказать: зачем мне идти в банк в это дождливое утро и все остальное?» Голос ответил: «Да, зачем? Зачем все это, и долго ли это будет продолжаться?»
Стрит . А, понимаю… И давно вам слышатся голоса, мистер Кэттл?
Кэттл . Нет, нет, это вы оставьте, инспектор. Один голос. И только сегодня утром. Это был мой собственный голос. Постарайтесь понять, инспектор! Мой собственный голос! Я, человек, которого вы видите сейчас перед собой, сам задал себе этот вопрос.
Стрит (насмешливо). Хорошо, а где тот человек, который отвечал?
Кэттл . Его нет, он исчез.
Стрит (откровенно издеваясь). Давайте-ка разберемся. Значит, Джордж Кэттл, управляющий брикмиллским филиалом Лондонского и Норс-Мидлендского банка, исчез, испарился?
Кэттл . Да. И без всяких усилий. Ведь он был всего лишь тенью, призраком.
Стрит . Вот этого я что-то не замечал. По крайней мере в течение трех лет, что я его знал, он не казался мне призраком. Это был солидный и вполне надежный малый.
Кэттл . Неужели?
Стрит . Которого очень уважали в нашем городе. Он совсем не был похож на призрак.
Кэттл . А если сам этот город – призрак? Вам когда-нибудь приходилось читать о городах-призраках в Мертвой Долине, в штате Калифорния? В них сохранились вокзалы, улицы, отели, магазины, банки, жилые дома, – но людей в них нет, все мертво. Разве нельзя допустить, что Брикмилл тоже город-призрак? Вы можете быть вполне солидным и надежным малым, но в один прекрасный день вы идете по главной улице, и вдруг у вас открываются глаза и вы видите, что все, что вас окружает, – ненастоящее.
Стрит . Следовательно, у вас открылись глаза?
Кэттл . Да. Боюсь, что я не совсем хорошо это объяснил. Понимаете, я словно проснулся, огляделся вокруг – и тут ваш солидный и надежный малый исчез, испарился.
Стрит . Так, теперь я понял. Что ж, надеюсь, вы окажетесь не менее приятным и любезным человеком, чем был прежний Джордж Кэттл.
Кэттл . Уверен, что я буду еще приятнее и любезнее.
Стрит . В таком случае вы не откажете мне в одной небольшой просьбе?
Кэттл . Постараюсь, инспектор. В чем она заключается?
Стрит (горячо). Обещайте мне не выходить из дому, пока я не вернусь. Да вам, собственно, и незачем выходить. На улице препротивно. А здесь тепло, уютно. Я уверен, что вам будет даже приятнее посидеть дома. Ну, как? В порядке личного одолжения.
Кэттл (встает). По правде сказать, я не собирался выходить до обеда. Но раз вы так настаиваете, я могу провести дома и вторую половину дня. Однако, возможно, мне понадобится заглянуть в кое-какие магазины до их закрытия.
Стрит . О, к этому времени я уже вернусь. (Идет к двери) Видите ли, э-э…
Кэттл (берет игрушечный пистолет и наставляет его на Стрита. Небрежно). Кстати, инспектор, прежде чем вы уйдете, я хотел бы внести ясность в один вопрос. Это избавит вас от лишних хлопот.
Стрит (медленно и осторожно пододвигается к Кэттлу). Что такое?
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14

загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

Рубрики

Рубрики