ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Вообще, в жизни папки было немало разочарований. В моряки он не прошел по здоровью. В отличие от своего легендарного отца он категорически не выносил качку и мог пребывать на судне исключительно в бессознательном, вывернутом наизнанку состоянии. Сухопутная служба оказалась тяжелой, безденежной и бесперспективной. Взятки он давать не умел, кумовству был чужд. Отставка дала папе массу свободного времени, которое он тратил на попытки выжить на пенсию. Единственной его отрадой были мы – дети и здоровый образ жизни, которым он всех достал.
– Если уж у тебя депрессия, сдай за меня анализы. По твоим анализам мне точно больничный дадут, – оживился брат, глядя на мое тупое бессмысленное лицо.
– Пошел вон, – вяло отмахивалась от него я. Ларикова нелюбовь к труду была притчей во языцех. Участковый терапевт специально ради визитов моего бурателлы держала в кабинете поганую метлу. Его прием она вела только в крайних случаях и с анализами крови-прочего на руках. Еще в школе брату не было равных в искусстве симуляции. Он не только умел усилием воли повышать температуру и кашлять в нужных местах так, что переворачивал сердца. Однажды он путем умелого сочетания ананасового сока, льда и перца сумел добиться полной иллюзии ангины. Две недели постельного режима, он тогда остался в чистом выигрыше. – Жирно тебе будет пользоваться моими несчастными анализами.
– Злая ты. Если ты не подобреешь, тебя Бог накажет! – старательно вращал глазами Ларик.
– Не мешай мне смотреть кино, – строго посмотрела на него я. Он не повелся.
– Если бы я был главврачом какой-нибудь экспериментальной больницы, я стал бы применять эти бредни в качестве общего наркоза. Потому что в тот момент, когда твоя Мария причитает, что не может разобраться в том, кто кого родил, можно смело успеть вырезать аппендицит. Пациент бы этого даже не заметил.
Глава 3.
Арт-терапия
Многие умные (в меру) женские журналы пишут: «Ты – то, что ты ешь». Интересно, как понимать это утверждение? Что, если я ем селедку, то я – селедка? Или у меня от селедки может окислиться характер? Возможно, что и так. Во всяком случае, тех людей, которые сидят на низкокалорийных вегетарианских диетах, запросто можно вычислить в любой толпе. Лица у них – постные. Но если следовать такой логике, всю эту зиму, когда я предавалась тоске по своей так неожиданно и прозаически погибшей любви, меня бы можно было назвать чем-то типа «sweet heart». Количество сладостей, которыми я пыталась подсластить пилюлю одинокой старости и отверженности, превосходило самые смелые ожидания. Правда, сначала я ничего не замечала. Просто мне попадалась на глаза статья какой-нибудь умной журналистки, в которой говорилось о том, что плиточка шоколада в день повышает уровень чего-то там, необходимого для работы мозга. Я послушно следовала ее советам, и в доме заканчивался шоколад. Тогда в другом журнале, профессионально раздающем советы (что ясно уже из его названия), статистика утверждала, что люди, полностью отказавшиеся от сахара в три раза чаще страдают гипертонией. Я принималась заедать чай карамельками, чтобы избежать болезни. Бегом от инфаркта! Но мама не поняла и не одобрила моего порыва.
– Куда подевались конфетки? – спросила я маму как-то с утра, когда зима за окном неожиданно переквалифицировалась в еще холодное, но уже довольно достоверное подобие весны. У марта еще не получалось по-настоящему поднять температуру и растопить снег, но он весело светил ярким теплеющим солнышком и накалял наш термометр за окном до неправдоподобных цифр выше нуля.
– Как куда? Ты их все слопала! – возмущенно отреагировала мама, которая очень болезненно относилась ко всему, что касается продуктов питания.
– Я? Да их там было море, – удивилась я.
– А ты как кит, пропускала их внутрь, словно это планктон! – выпалила мама, озираясь по сторонам. Ларик в это время тоскливо пил чай. Он понимал, что выход на работу неизбежно надвигается. Что вот еще чуть-чуть, и он накроет его, Ларика, с головой.
– Красиво сказала! – восхитился он маминым выступлением. Видимо, эта сцена наполнила его сложную непредсказуемую душу силой. Он отодвинул от себя чашку и встал. На его лице неожиданно отразилась готовность следовать к месту исполнения трудового долга, кое располагалось в недрах одной Интернет – компании. Фирма, которая до сих пор зачем-то выплачивала Ларику зарплату, обеспечивала народонаселение одного из центральных районов столицы высокоскоростным доступом во всемирную паутину. Что, кроме халявного посещения порносайтов, там делал мой братик, я не знаю. Хотя в теории он был обязан отслеживать трафики посетителей их сервера и отлавливать мошенников, пользующихся прорехами в программах Билла Гейтса. Прорех было столько, что мой дорогой родственник давно перестал напрягаться ловлей умников-хакеров и регулярно докладывал руководству, что в Багдаде все спокойно. Начальство искренне радовалось, уважало Ларика за мастерство и ум, а поскольку проверить его утешительные слова они возможности не имели, эта идиллия продолжалась уже пару лет. Если бы, к примеру, Ларик оказался честным человеком и отражал реальную ситуацию с несанкционированными подключениями, начальство бы испортило себе нервы и, возможно, даже заработало бы себе язву. А так всем было хорошо, и Ларик получал зарплату. Без зарплаты ему было бы тяжело. Он обладал сложной, как швейцарские часы и хрупкой, как богемское стекло душевной структурой. Желание интересно проводить время и достойно выглядеть в глазах друзей боролось в нем с нежеланием что-либо делать и от чего бы то ни было напрягаться. Только нашей маме удавалось каким-то неведомым образом, шуткой ли, угрозой ли или вообще силой отправлять его раз за разом на работу. Она ювелирно высчитывала момент, когда сыночка надо выставить за дверь, чтобы для визита к друзьям было еще рано, а вернуться домой стыдно. В таком случае Илларион ожидаемо ехал в офис, чтобы не торчать на улице. Потому что, не смотря на мартовское солнышко, на улице еще слишком холодно.
– Я не кит! – возмутилась я. – И что такого, если я съела пару жалких карамелек?
– Пару? – раздался голос Ларика около двери в прихожей. – А ты знаешь, что заедать стресс сладким – это прямой путь к диабету. Превратишься в бомбу!
– Убью, – предупредила я, но этот проходимец, обычно медленный, как черепаха на пенсии, выскользнул из прихожей и через несколько секунд выпорхнул из подъезда. Я молча проводила его тощую вредную фигуру взглядом и подумала про себя: скорее бы он женился, что ли. Но его слова про то, что я заедаю стресс, засели у меня в мозгу занозой. Неужели я так много ем? А почему это никак не сказывается?
– Потому что все вы – Тапкины – тощие сволочи! – сказала однажды про нашу семью моя школьная подружка Алла Трофимова, девушка БОЛЬШИХ моральных и внешних достоинств. И действительно, нас с братом кормить – проще сразу убить. Перевод продуктов и все тут. При моих ста семидесяти пяти сантиметрах я все время с момента окончания школы весила пятьдесят девять килограмм семьсот грамм. Приятно, что эти триста грамм минус, а не плюс, хотя, думается, внешне это никак не отличается. Но все-таки всегда хочется весить до, а не после какой-нибудь цифры. Интересно, что даже я, которая не проголодала и не просидела на какой-нибудь богатой клетчаткой очищающей диете ни дня, подвержена этой цифровой мании. Мне кажется, все женщины так или иначе считают, что если им удастся сровняться по весовым категориям с каким-нибудь сусликом, то на них немедленно рухнет необъятное вселенское счастье. Наверное, поэтому в жизни так мало по-настоящему счастливых людей. Многим ли удалось дохудеть до суслика?
– Деточка, тебе надо чем-то занять себя. А то вся пенсия уйдет на шоколадки, – подкатила ко мне мама, решив, что в моей системе обороны есть некоторый пробой и доводы, высказанные именно сейчас могут и возыметь успех.
– Я не знала, что все так запущено, – пристыжено отреагировала я. Действительно, позор. Позор взрослой двадцатипятилетней нигде не работающей дочери пожилых родителей проедать их пенсию и переводя все деньги на конфеты Му-Му. Вот когда я пойду на работу, то с чистой совестью буду тратить все свои деньги на любые изыски. Буду вообще питаться одной черной икрой, как Верещагин из белого солнца пустыни.. Интересно только, когда это славное время уже настанет? Ну, да с этим все пока неясно, особенно если учесть что я историк с дипломом, но без опыта работы и с некими романтическими представлениями о мире, свойственными всем молодым особам, живущим за счет родителей или мужчин. А пока надо переставать лопать конфеты, разоряя предков, а надо начинать заниматься чем-то более пристойным. Тем более что именно тогда, когда меня поймали на преступной страсти к сладостям, как раз оборвался мой спасительно-отупляющий сериал про Марию. Причем оборвался он так, что у меня так и не появилось уверенности и спокойствия за ребенка, который за прошедшие три месяца просмотра подрос всего на пару лет. Вроде бы все разъяснилось, он действительно был рожден не Марией, а старенькой няней Рикардо. Однако слишком широкий круг вопросов остался без ответа. Если Мария не рожала мальчика, то почему говорила, что у нее к смене погоды болит шрам от кесарева сечения. И как старая няня могла его родить, если даже по самым скромным оценкам к моменту родов ей перевалило за пятьдесят. И наконец, все ли в порядке с головой у Рикардо, если он, имея в женах молодую и красивую Марию, принялся кувыркаться в кровати с престарелой няней.
– А у тебя с головой все в порядке? – переспросил меня Петечка, который, имея прежний интерес к моим формам и черным кудрям, спускающимся почти до плеч, периодически мне звонил, выясняя, рассталась ли я со своим женатиком и пришла ли я достаточно в себя, чтобы войти в новые отношения.
– У меня с головой все прекрасно, – заверила я его, хотя совсем не была в этом уверена.
– На дворе весна, а ты смотришь сериалы. Пойдем лучше со мной в кино. На поцелуйный ряд, – конструктивно вещал Петечка. Я представила меня с этим полумужчиной-полуподростком на последнем ряду одного из этих модерновых кинотеатров, где тебе по голове постоянно долбит сурраунд.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44

загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

Рубрики

Рубрики