ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Это было плохой приметой, потому что Гошке переговоры поручались только в том случае, если они виделись всем как трудные и слабо выполнимые.
– Согласовали? Это какую? В мире животных, что ли? – с трудом припомнила я.
– Почти, – кивнула Лера, а Славик сделал вид, что ищет что-то страшно нужное в бумагах.
– Ты же понимаешь, что самые интересные животные встречаются не в нашей средней полосе России.
– Я, может, и не понимаю, – на всякий случай сказала я. – Мне, может, и зайцы нравятся. Их я готова обозревать.
– А вот телезрителям на зайцев наплевать, – исчерпывающе развел руками Славик и снова уткнулся в бумаги. Гошка собрался с духом и выдал страшную тайну.
– Решили делать экстремальную программу из тех, что «на выживание». Будем засылать подопытных телеманов во всякие джунгли, чтобы они там с крокодилами целовались.
– Надеюсь, что это буду не я, – заранее испугалась я. Когда я говорила о перелете куда-то на край света в качестве маленькой свободолюбивой птички, я уж точно не имела в виду желания сунуть голову в пасть крокодилу.
– Это совсем не так страшно, как кажется на первый взгляд, – стал заранее уговаривать меня Гошка. Да, он это умеет. Приходится признать, что в нем погиб гениальный дипломат. Он бы легко урегулировал какой-нибудь кризис на Ближнем Востоке. Но я-то не простодушный арабский шейх, меня так просто не возьмешь.
– Нет, нет и нет. Я совершенно равнодушна к флоре и фауне. Как по отдельности, так и вместе взятым.
– А если родина прикажет? – принялся давить на меня Славик. – А если больше некому организовывать всю эту катавасию, а деньги уже выделены? А если я вообще не представляю, где какие джунгли?
– И что? Причем здесь я? Не я это придумала, – пыталась отвертеться я.
– А кто у нас историк?
– Но не ботаник же! – возмущалась я. В пылу бессмысленного спора (поскольку я была уверена, что дальше съемок документальных фильмов о красоте Подмосковья не пойду) я совершенно забыла, что я на территории телецентра персона нон грата.
– Наташа? Ты здесь? А мы уж было решили, что ты собралась в монастырь, – ласково пожурила меня невесть откуда взявшаяся Света. Она стояла в дверях и сверлила взглядом съежившуюся Леру.
– Почему это в монастырь, – растерялась я.
– Ну а как же? Ты сбегаешь с собственной свадьбы, бросаешь жениха, ничего не говоришь мне (хотя могла бы не ставить меня в дурацкое положение)…
– А ты? Ты не поставила меня в дурацкое положение? – прорвало меня от неожиданности. – Ты должна была мне сказать про Бориса. Ты не имела права за моей спиной решать, что для меня лучше.
– Ты считаешь? И что? То, что ты сделала, тебе нравится? Так все развалить!
– Это мне решать! – взвизгнула я. – Пусть даже я ошибусь, но это будет моя ошибка!
– То есть, ты предпочитаешь сломя голову падать в разверзнутую пропасть. Пожалуйста! – обижено поджала губки она. Мне моментально стало стыдно, но я запихала эти слабости подальше внутрь.
– Спасибо, что разрешила, – вымучила улыбочку я.
– Господи, да я тебе только добра хочу, – всплеснула руками Света. – Ведь Борис твой только испортит тебе жизнь, а ты будешь лететь, как бабочка на огонь!
– Не буду, – буркнула я. Не говорить же ей, что я уже полетела и уже даже успела сгореть в этом пламени.
– Ну, как хочешь. В конце концов, если ты совсем не любишь Петечку, то и правильно сделала, что все отменила. Потом бы пришлось маяться всю жизнь.
– Ты считаешь? – удивленно подняла на нее глаза я.
– Конечно! – ласково улыбнулась мне Света. А я испытала двойственное чувство. Знаете, такое, какое бывает, когда ваша теща падает в пропасть на вашем новеньком Мерседесе. Двойственное чувство. Вот так и со Светой. С одной стороны она явно показала, что готова примириться с моим безнадежным поведением и принять меня в свои дружеские объятия. По этому вопросу я почувствовала некоторое облегчение. Но с другой стороны, он так ласково, так зазывно улыбалась, что я прямо воочию увидела, как вязну, вязну, вязну в ее авторитете, в ее мнении и видении моей судьбы. Меня пробрал холодок, захотелось срочно целоваться с крокодилом. Я встряхнулась, отгоняя наваждение.
– Ну и славно. Мне пора, – я вцепилась в Славиковы бумаги и принялась демонстративно спешить.
– Чай пить будем? – пристально всмотрелась в меня она.
– Конечно, – улыбнулась я. – Если выпадет свободная минутка.
– Я жду, – осклабилась она и ушла. Я поразилась. Интересно, как я могла так самозабвенно верить, что мы с ней дружим, если на самом деле я к ней ничего, совершенно ничего не чувствую. Кроме страха.
– Придется шифроваться, – посетовала я, придя домой с работы. Выбиралась из здания я уже как заправский шпион, но один вечер ничего не решал. Если в самой студии я смогу вцепиться в дружеские локти трудового коллектива, то на выходе и входе надо максимально обезопасить себя на случай ядерной войны и встречи с кем не надо. Потому что если встречу со Светой я еще хоть как-то пережила, то вот Бориса не переживу точно. Тут же упаду и растаю, как снегурочка. От чего? Стыдно признаться, но от любви. Потому что, как ни крути, а в его присутствии я теряю последние остатки разума и начинаю думать какими-то другими местами.
– Маскировка – это целая наука, – инструктировал меня Алексей.
– А ты откуда знаешь? Ты что, бандит?
– Я служил в рядах доблестной российской армии и много чего видел, чего нормальному человеку и видеть не надо.
– Например? – заинтересовалась я.
– Например, как мочится генерал, – искренне поделился он. Я не удержалась и хохотала как дурная.
– И как?
– Страшно сказать, – сделал круглые глаза Алексей. – Также!
– Познавательно, – кивнула я. Господи, как же моя жизнь вдруг стала напоминать бред собачий. Ну и ладно! В конце концов, я никогда в жизни не совершала безумных поступков. Ну, будем так считать. Не будем вспоминать мой горемычный поход за аметистами. Не станем припоминать мне запуск в небо змея, который не умеет летать и перекрас комнаты в оранжевый цвет. Это же мелочи!
– Конечно, мелочи! – подтвердил Алексей, домывая посуду. – Только держи себя в руках, ладно? Здесь не стоит ничего перекрашивать.
– Перестань, – надулась я. – Не такая я уж совсем и дурочка.
– Нет? – усмехнулся он. Да, наверное, на мне действительно стоят какие-то метки. Потому что в глубине души я рассудительный, здравомыслящий человек, которого только тяжелые жизненные обстоятельства заставляют сбегать со свадьбы и идти домой к совершенно незнакомому человеку. Так что, имею же я право хоть раз в жизни поиграть в шпионов?
– У тебя есть черные очки? – спросила я Алексея. – И шляпа с широкими полями?
– Ты уверена? Это именно то, чего ты хочешь?
– Я уверена, что мне надо попадать в офис так, чтобы меня никто не поймал! – объяснила я. Алексей задумался.
– Я, конечно, найду для тебя шляпу и очки. Если хорошенько поискать, то здесь я видел даже старый противогаз.
– И на том спасибо, – с сомнением осмотрела я кучу барахла, извлеченного из закутков старого хозяйского шкафа. Но с утра все-таки изменила имидж и нацепила на себя мешковатый свитер, темные очки и повязала голову платком-банданой, которую Алексей любезно одолжил мне из своего гардероба. Все-таки, если буду убегать и прятаться, могут и не опознать. Лишняя безопасность никогда не лишняя!
– О, Господи! Так недолго и заикой остаться, – дернулся, впервые узрев меня в таком обличии Гошка.
– Конспирация, – шепотом пояснила я. – Если кто спросит…
– Тебя нет, – откликнулся отзывом на пароль Гошка. Я довольно кивнула и протопала в глубины студии. Через неделю наши уже привыкли и не дергались как от электрошока, когда я в очередной раз меняла маскарад. А уж мне это даже понравилось. Впрочем, понравилось не только мне. Славик, который по всеобщему мнению как правило был погружен внутрь себя и не замечал несуразиц, творящихся вокруг, на сей раз стал лично встречать меня в предбаннике операторской и с интересом разглядывать мои камуфляжные изыскания.
– Прикольно! – высказался он примерно через две недели, когда меня удалось пройти сквозь наш общий со Светой коридор и не быть узнанной. Я заявилась в студию в кожаных штанах, клетчатой рубашке пролетариата и ковбойской шляпе, которую прикупила по случаю на выставке ВДНХ. Запас народных костюмов из загашника Алексея закончился, и я крутилась, как могла. Так что я прошла в одном метре от всевидящего ока Светы (совсем как во Властелине колец, только гораздо страшнее), просто натянув поглубже шляпу, и она меня не опознала.
– Правда? Меня в таком наряде родная мать не опознает, – обрадовалась я.
– А вот если бы ты поехала снимать наши дикие поиски диких денег, то мы бы тебе разрешили выступать в таких костюмчиках, – решил порадовать меня Славик. Так вот к чему он меня так разглядывал.
– Что это – дикие поиски?
– Название, – невинно изрек Славик. – поиски диких денег.
– А что, там и правда будет много денег? – заинтересовалась я.
– А что, ты думаешь, можно заставить кого-то бесплатно рыскать по джунглям вместе с павианами?
– И ты хочешь, чтобы это была я? – поразилась я. Мое живое воображение нарисовало картину моей дикой жизни. А вдруг я там встречу подходящего Маугли?
– Я не просто хочу, я мечтаю. Ты будешь ведущей, примешься появляться из-за бамбуковых буреломов в этих своих костюмах и пугать народ.
– Ты что, хочешь, чтобы я в таком виде появилась на голубых экранах? – преувеличенно возмутилась я. – Чтобы меня ТАКОЙ запомнили дети? И может, еще чтобы я голову в пасть какой-то рейтинговой зверюшке запихнула? Ищи других дураков!
– Что ты, тебе очень идет ковбойский стиль! – поспешила заверить меня Лера, видимо, подкупленная Славиком.
– И тебе бы платили втрое больше с учетом отрыва от Родины, – меланхолично добавил Гоша.
– С надбавкой за совмещение консультанта и ведущей, – бесчеловечно добавил Славик. Я пыталась отключить внезапно активированный внутренний калькулятор. Алчность – главный рычаг, который заставляет человечество творить чудеса.
– Прекратите меня прессовать. Я подам на вас в суд за пособничество низменным инстинктам!
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44

загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

Рубрики

Рубрики