ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Номер погудел-погудел и сказал мне, что абонент не отвечает. Если бы он сказал, что абонент временно недоступен, я бы пережила. Перезвонила бы позже. А так получилось, что он (абонент хренов) просто не взял трубку. Не счел нужным. Я решила, что в любом случае я сделала столь трудный шаг навстречу и теперь его очередь.
– Все равно ведь на экране высветился пропущенный вызов. И он точно знает, что я звонила. Будет дураком, если не перезвонит.
– Конечно, – флегматично согласился Гоша. – Ты полоскалась в ванне постороннего мужчины, а он будет дураком.
– Молчи, а то я выпрыгну из окна, – пригрозила я. И принялась набирать Борисов номер снова. Раза четыре никто не подошел. Потом трубка стала недоступна.
– Выключил, мерзавец, – прошипела я и принялась маниакально жать на кнопки. В десять вечера Борис усталым голосом поинтересовался, что же мне все-таки нужно.
– Забыла у меня что-нибудь? Я занесу тебе в офис, – едко сказал он, показывая, что не желает никаких объяснений. Но я-то их очень даже желала.
– Я понимаю, что ты думаешь. Но ты не прав.
– Это не важно. Ты меня обманула, – ощетинился он.
– Нет. Хоть в это и трудно поверить.
– Это мне трудно было поверить, что всего через час после последнего нашего поцелуя ты оказалась с другим, – рявкнул Борис и бросил трубку. Я набрала номер снова, но Борис стойко демонстрировал свою ненависть ко всем женщинам в целом и ко мне в частности. Он трубку не брал. Я решила зайти с тыла и стала слать СМС-ки. «Он просто друг». «Я снимаю с ним квартиру». «Я даже платила за нее деньги». «Я люблю тебя и только тебя», писала я, пока не стерла подушки на пальцах. Мне казалось, что ему должно было стать интересно, что же я за историю расскажу. «Мне неинтересно», ответил он, когда я уже почти перестала ждать ответа. «Думаешь, что раз ты платила ему деньги, мне от этого легче?», послал он где-то под утро и умолк окончательно. Я бегала по комнате как тигрица на замке, а утром вместо собственного офиса сразу же полетела к его дверям. Мне думалось, что раз он слал мне какие-то фразы под утро, не спал и считал нужным ругаться, то нам еще есть, о чем говорить.
– Его нет! – отрезала его тоненькая секретарша, высверливая на мне дыры взглядом.
– А где он? – раболепно поинтересовалась я.
– В командировке, – радостно сообщила она. – Будет не раньше осени. По всем вопросам обращаться к его заму. А вам лично могу сказать, дорогуша, что его, скорее всего, не будет и осенью. Можете не ходить и не мучить честных людей.
– Кто вам позволил так со мной говорить! – воскликнула я и попыталась проскочить в Борисов кабинет мимо этой гарпии. Он не может вот так просто взять и изжить меня окончательно и бесповоротно. Хотя бы потому, что он не найдет такой, как я. Не найдет никогда. Подумаешь, маленькая накладочка! Застал меня в непонятной ванне.
– Можете хоть засады устраивать, его тут нет, – довольно взирала на меня секретарша. Кабинет был пуст. Я вышла за дверь и попыталась как-то привести себя в чувство. Что я могу еще сделать? Если человек даже теоретически не хочет мне верить, то что тут изменишь? Паранойя – это навсегда. Я как в тумане добралась до своей берлоги и попросила Гошку налить мне чего-то по-настоящему крепкого и бронебойного.
– Не поможет, – со знанием дела сообщил он.
– Поможет, – возразила я. Но была неправа. Состояние подавленности явно превысило градус крепости спирта. Мы пили коньяк. Мы пили его весь вечер и даже часть следующего утра. Но я никак не могла опьянеть до бесчувственного состояния. Мне даже становилось хуже.
– Что ж с тобой делать? – растерянно взирал на мое моральное падение Славик.
– Ее надо срочно эвакуировать, – кивнул Гошка.
– А что программа? Когда начало съемок? Там и погорюем, – алчно посмотрел на меня Славик.
– Через пару недель полетим готовить съемочные площади, – с готовностью уточнил Гошка.
– Поняла? Через две недели! – свысока посмотрел на меня Славик. Это был взгляд победителя. Я вяло кивнула. Конечно, при этих условиях я бегом побегу в любую Тмутаракань.
Тмутаракань располагалась в Центральной части Африки. Уже одно это само по себе должно было наполнить мое сердце смирением и приятием мира, потому что иначе возникало ощущение страха оттого, что можно застрять навсегда в этом затерянном крае, где отовсюду на тебя смотрят белки глаз на чернокожем фоне лиц. Я вовсе не расистка, нет, но мое простенькое московское и околомосковское сознание отказывалось понимать такую отличающуюся ото всех привычных картины мировую окраску человечества. Тем более в таких количествах. Я потерялась среди этих прекрасно накачанных, ярких, шумных людей, для которых моя белая кожа была дикой новинкой, экзотикой.
– Рушша? Рушша? Мосва? – с интересом вступал со мной в диалог приставленный к нашей группе гид. Он присоединился к нам в аэропорту и полюбил нас всей душой за нашу готовность давать щедрые чаевые и пить с ним на брудершафт еще в холле маленькой гостиницы города Банги, столицы центральноафриканской республики. Гостиница оказалась вполне чистенькой двухэтажной секцией среди кучи аналогичных рыженьких мазанок, выстроенных в нубийском стиле. Было жарко, отчего голова переставала выдавать членораздельные мысли, а тело каждой своей клеточкой кричало – покажите, где здесь выход? Где дверь в Москву?
– Ага. Рушша, – устало отвечала я, а многие другие члены группы вообще отказывались поддерживать членораздельную речь. И это имело под собой веские причины, ибо никак нельзя было сказать, что полет мы перенесли легко. Когда это у нас, у русских телевизионщиков что-то бывает легко? Хотя главные фигуры на ринге себя виноватыми не считали. Потому что все равно ничего не соображали. А как все хорошо начиналось. В самолете наш русский коллектив вел себя в соответствии с требованиями безопасности и с максимальной скоростью привел себя в состояние анабиоза. Видимо, чтобы не мешать пилоту вести самолет. Правда, своим поведением некоторые добились несколько обратного эффекта, поэтому их полет прошел довольно громко. Все бы ничего, ну текила и текила. Ну абсент и абсент. Подумаешь, эка невидаль. К сожалению, оказалось, что не мы одни летели в Центральную Африку. Свои бы всё поняли, но среди тридцати человек нашей съемочной бригады попадались отдельные жалкие группки туристов и туристок, летящих в эту дикую местность за острыми впечатлениями в виде пятизвездочных отелей и гамаков под пальмами. Им наше прощание с Родиной не нравилось.
– Сколько можно пить! – весь полет орала одна особо активная туристка в расшитых шортах и белой панаме с широкими полями. – Перестаньте висеть над моим креслом!
– Дорогая, присоединяйтесь к нам, – попытались навести контакт и перекинуть мост понимания ребята-каскадеры. Но переборщили и широким жестом облили ее абсентом, потому что они – каскадеры – по роду работы знают, что такое опасность и в самолетах предпочитают трезвыми не находиться ни минуты.
– Что вы себе позволяете! – вскочила и лихо отряхнулась от капель божественного нектара девица. Тут наши парни увидели, что она не только близка им по расположению кресел, но и хороша собой. Их намерения моментально перестали быть только дружескими. Клапаны снесло.
– Девушка, что же вы не пьете?! Может быть, вам не нравится абсент? – раздухарился один вполне солидный господин из безопасности. Он был толстым, как Винни-Пух на пенсии, но сам предпочитал думать, что он обаятельный.
– Отстаньте немедленно! – кричала девушка, отбиваясь от последовательно предложенного вина, мадеры, вермута, коньяка, виски, и, наконец, водочки. – Уйдите или я вызову милицию!
– Кого?! – возбудилась вся группа каскадеров и безопасности сразу и каждый по отдельности.
– Милицию, – оробев, прошептала девушка, которой безумно надоели свист, вопли и звон бокалов у нее над головой.
– Давай! – пьяно подначил ее мордатый безопасник. – Вызывай. Ноль два! Звони. Дядя Степа! Спаси! Я под облаками. Он к тебе прямо в самолет придет!
– Или девять – один – один! – хохотал кто-то на галерке. Девушка краснела и впадала в ярость. Однако всем известна истина, что хорошо смеется только тот, кто смеется последним. Да, срочный наряд ОМОНА девушка нашим ловеласам обеспечить не могла. Но оказалось, что и на самолете без правоохранительных органов никак. Только их функцию выполняют стюардессы и капитан корабля.
– Вы можете написать заявление. С ними будут разбираться, как только самолет приземлится, – сочувственно поделилась стюардесса. Девушка в шортах моментально приободрилась и принялась сочинять трактат, по которому все братьям по разуму, сидящим на креслах сбоку, сзади и спереди мог перепасть вполне серьезный срок. Я бегала вокруг и как самая трезвая пыталась все решить.
– Может, не надо? Что с пьяных взять? – лебезила я, а девушка стоически игнорировала все мои уговоры. Команда каскадеров, напуганная перспективой сходить с трапов при помощи африканской полиции, предпочла отрубиться и громко храпела вокруг потерпевшей. Что, без сомнения, только усугубляло ее намерения. Я уж было думала, что все пропало и скандала с принимающей стороной не миновать, однако Всевышний пожалел наш проект и послал решение в виде игры на страстях человеческих. Иными словами ко мне подошел Гошка и тихо шепнул на ушко:
– Попробуй дать ей денег!
– А не пошлет? – усомнилась я.
– Не должна, – оценив даму взглядом, пообещал Гошка. И оказался прав. Дамы в таких шортах очень склонны к алчности и остаток полета мы с ней вяло переругивались и искали консенсус в виде конкретной суммы. Она хотела много и грозила полицией, я обещала ей, что если она предпочтет шоу полицейских, то мы предпочтем заплатить адвокатам. Сошлись на трехстах долларах, хотя я была согласна и на пятьсот. Именно такой лимит на конфликт мне объявил Славик. Естественно, после раздачи слонов и выгрузки мертвецки пьяной части группы той ее частью, которая еле держалась на ногах, мы были готовы ноги целовать нашему гиду хотя бы за то, что он нас приведет куда-то, где можно будет помыться, протрезветь и просто поспать на нормальных кроватях.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44

загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

Рубрики

Рубрики