ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


– Как ты? – спросил он потом чуть охрипшим голосом.
– Даже не знаю, – улыбалась я, потому что чувства, охватившие меня, были настолько странными, что даже я сама не могла в них разобраться.
– Попробуй сказать, – попросил он. Я села на кровати и стала смотреть в окно. Мне хотелось тоже вглядеться в звездное небо.
– Почему, каждый раз, когда я вижу тебя, мне хочется броситься к тебе на шею и прижать голову к груди? Ты же самый бездушный, бесчувственный чурбан, которого мне только довелось встречать!
– Нормально. Такого отзыва я еще не слышал! – рассмеялся Борис и провел ладонью по моей спине, по линии позвоночника.
– Как можно объяснить, что после всего того, что ты мне тут наговорил, после всей этой твоей невыносимой прямоты, я все равно не могу оторваться от тебя? Разве что тем, что я от природы глупа и бесполезна. Но я все равно уже боюсь, что ты снова забудешь меня и больше не позвонишь, – выпалила я и заплакала какими-то сладкими, умилительными и тихими слезами.
– Ш-ш-ш, – принялся баюкать меня Борис. – Я вряд ли пропаду. Можешь не волноваться.
– Не буду, – кивнула я и уснула в его объятиях. Не знаю, почему, но я уснула без задних ног, хотя собиралась всю ночь бдить на посту и смотреть, чтобы Борис никуда не сбежал. Однако сбежала сама. А утром мой телефон разорвал эфир, жестоко и немилосердно разбудив меня.
– Ты где шляешься? – заорала трубка голосом Славика. – Мы не можем без тебя начать съемки.
– А? Что? Я еще дома, – забормотала я, еще не сориентировавшись на местности.
– Что ты врешь! Я домой тебе уже звонил. Ты где там …..
– Фу, какие выражения! – насупилась я, хотя Славик зрил как всегда прямо в корень.
– Немедленно приехала и исполнила служебный долг. А если тебе не хватает личной жизни, так ее нам всем не хватает, утешься, – отрезал командор и отключился. Я оглянулась вокруг себя и окончательно стряхнула сон. Итак, я у Бориса. От этой мысли на моем лице появилась блуждающая скабрезная улыбка. Ура! Я смогла! Не знаю, что из этого всего получится, но мне лично хорошо уже сейчас.
– Бори-ис! – осторожно позвала его я. В ответ мне была тишина. Я встала и босиком, в совершенно голом виде приступила к розыскам. Заглянула в ванну – никого. В туалет – странно, но тоже никого. В кухне – о, а в кухне тоже никого, но зато красивейший букет из каких-то больше полевых цветов (которые непонятно, откуда взялись посреди зимы), бокал вина, тарелка с какой-то утренней едой типа сосисок с омлетом и записка. Ага! «Дорогая Нюта (надо же, так меня еще никто не звал. Непонятно, как из Наташи получается Нюта). Эти цветы тебе, так что бери, не стесняйся. Ты была прекрасна! (господи, даже в письменном виде Борис лаконичен, отрывист и замкнут на себя). Но я вынужден упасть с небес на землю и уехать на работу. Будешь уходить – захлопни дверь». Конец цитаты. Вот так-то. Девушки-девушками, а про работу забывать нельзя Ай-яй-яй, а я-то, негодяйка, про все на свете забыла. Надо же! Какая досада, никак я не выработаю в себе настоящую деловую хватку.
– Ты уже входишь в Останкино? – внезапно высветился мобильник. Все ясно, СМС придумали тоже исключительно для того, чтобы загнать меня на работу.
– Потому что если нет, то я тебя буду прилюдно бить батогами, – продолжил пугать меня телефон.
– А где ты их возьмешь? – вслух усмехнулась я.
– Батоги Гоша уже привез, – с телепатической скоростью ответила техника. Я вздохнула, свернула записку в трубочку и осторожно вынула из вазы цветы. Господи, как же это все равно приятно. Пусть даже это и простая вежливость с его стороны. Но хватит предаваться мелодраматическим трепетаниям. Работать, работать и работать, как завещал великий Ленин. Чтобы было много денежков. Однако, как оказалось, работать после ночи, в процессе которой были израсходованы все гормоны радости (так бы сказал Борис, а я уже становлюсь на него похожа!), очень сложно. Практически невозможно.
– Что ты сделала? Что это? Тупизм. Ты корова! – орал на меня обычно спокойный Гоша. И был прав, ведь я влепила в сегодняшнюю викторину завтрашние ответы. Ведущий, которому, как обычно, что в лоб, что по лбу, уверенно заявил в камеру, что основной характеристикой правления Ивана Грозного был неоспоримый либерализм, невиданный рост наук и общий подъем государства Российского.
– Слава Богу, что не прямой эфир. Где эти долбаные ответы?! – орал Славик, которого потрясли и обидели хохочущие игроки.
– Я не знаю, – лепетала я, потому что на самом деле знала. Они лежали у меня дома, я собиралась их переслать по е-мейлу, но не успела, потому что была страшно занята. Предавалась любовным утехам.
– Чтоб через пять минут знала! – пригрозил мне Славик и ушел снимать сценки. Я же была вынуждена заново придумывать ответы по периоду Кровавого Вани, потому что признаться в собственном легкомыслии и идиотизме никак не могла.
– Да что с тобой? – удивлялась Лера, глядя на весь тот бред, который исторгло мое не выспавшееся истомленное сознание. – А нет нормальных ответов?
– Нормальных нет. Может, перенести программу на завтра? – робко предложила я. Лера странно на меня посмотрела, отрицательно помотала головой и понесла готовые карточки ведущему, стареющему ловеласу, который растерял свои амбиции в различных киношных и около киношных кроватях. Ему теперь уже было все равно, чего читать.
– Сойдет, – махнул рукой Славик, когда досняли последнюю сцену опричников и круглолицых девок, с визгом от них бегающих по сцене. – Что-то ты сегодня переела, наверное.
– Что? В каком смысле, – возмутилась я, потому что кроме Борисового омлета, от которого я отщипнула маленький кусочек исключительно для поддержания моих влюбленных сил, в моем организме не болталось ничего.
– В смысле, ты белены, что ль, объелась? – зло уточнил Славик и вышел, демонстративно хлопнув дверью. Я же осталась стоять и хлопать ресницами, под которые уже натекали слезы. Что-то я за последние сутки перевыполняю все нормы по рыданиям для психологической разгрузки.
– За что он меня. Я же не специально! У меня же обстоятельства, я ночь не спала, – всхлипывала я, сидя у Светы в ее уютной секретарской каморке и отпаиваясь чаем.
– Я тебе давно говорю, что они злоупотребляют тобой! – горячо поддерживала меня Света. – Что это за работорговля!
– Вот именно, я что, обязана все делать сама? Мне что, больше всех надо? У меня, между прочим, больше всех обязанностей и меньше всех зарплата.
– А давно надо было поставить вопрос ребром! – рубила правду-матку подружка. Я развешивала уши и немного приходила в себя.
– Но как? Славка и слышать ни о чем кроме продюсеров не хочет. У него незаменимых нет, – жаловалась я.
– Это он так думает, а попробовал бы он что-то сделать без тебя. Он привык только премии получать!
– Ага! А Гошка сам на работу через раз ходит. То у него ОРЗ без справки. То семейные обстоятельства.
– Обстоятельства! – фыркнула Светка. – Как могут быть семейные обстоятельства, когда нет семьи.
– А меня сегодня чуть до дыр не проглядел. Не мог сдержаться, как его трясло, что я опоздала.
– Надо что-то делать, – подвела черту Света. – Ты не можешь позволить ездить на тебе. Не для того у тебя есть я.
– Спасибо, – с благодарностью посмотрела на нее я. Правда, реализовывать наши коварные планы в кратчайшие сроки я не планировала. В конце концов, одно дело поплакаться на плече у широкожилетной подружки, и совсем другое – немедленно начать саботаж и диверсию. Но пожаловаться так приятно! И совершенно ненаказуемо.
– А кстати, что это ты дома не ночевала? В гости, что ль ходила? – вдруг припомнила мне неосмотрительно брошенные слова Света. Да уж, от нее ничего не утаишь. Хотя, может она мне поможет отключить гормоны и разобраться в ситуации. А то все так запутанно.
– Ну, можно сказать и так, – сквозь непрошенную улыбку ответила я. И принялась краснеть.
– И что же это были за гости? – с неприкрытым интересом спросила Света. Я было подумала, что лучше все же совру, пока меня не начали разделывать под орех, но опоздала. – Это не у того загадочного Бориса ты побывала, что у тебя из рук все теперь валится?
– Почему валится? – надулась я. Разве не она пять минут назад рассказывала мне, как не заслужены все претензии к моей работе.
– Потому. У Бориса? – строго переспросила она.
– Ну…да, – довольно ответила я. Света с минуту поколебалась, но потом все же решила стерпеть мое такое откровенное наплевательство на ее слова (ведь она-то желала бы для меня гораздо лучшей судьбы), оживилась и подсела ко мне поближе.
– Рассказывай, – потребовала она. Я застеснялась.
– Да. Нечего особенно рассказывать, – развела руками я. Но Света была девушкой опытной, замужней и вытянула из меня весь рассказ в подробностях, не потратив на уговоры и пяти минут.
– И что теперь? – спросила она под конец моего восторженного рассказа о том, какой Борис «единственный, неповторимый, красивый, нежный, понимающий, честный, сильный, сексуальный, добрый, заботливый (даже по отношению к бывшей жене, что не радует) и просто удивительный».
– Значит, был женат, – с сомнением причмокнула Света. Я насупилась. На самом деле я не очень хотела, чтобы мне на что-то открыли глаза. Сейчас скорее был момент, когда я предпочла бы держать их наглухо закрытыми.
– Но он же все честно рассказал, – бросилась я его защищать.
– Вот бабы-дуры. И еще имеем наглость мужиков в чем-то винить!
– Ты о чем? – насторожилась я.
– А тебе не приходило в голову, что он может соврать? Может, на самом деле он прекрасно женат до сих пор, а тебе наплел то, что ты и хотела услышать? Не думала?
– Нет, – отвернулась и посмотрела в окно я.
– А ведь должна была. Сколько же можно творить глупости, выключив голову? – возопила к небесам Светлана. Я поежилась. Как-то лавинообразно я начала ощущать себя дурындой. Нехорошо.
– Что же делать? Больше с ним не встречаться? Я не могу, – сразу установила я. Я не могу прямо сразу бросить то, чего еще не успела толком поднять.
– Почему не встречаться? Встречайся. Но пусть это останется легкой интрижкой, – примирительно предложила Света.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44

загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

Рубрики

Рубрики