ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


– Успокоил, – фыркнула я и отвернулась. Мне представилось, что будет дальше. Вот мы придем к нему в его холостяцкую берлогу, где посреди комнаты будет стоять огромная круглая кровать, на которую будет брошена шкура какого-нибудь вымирающего тигра.
– Ну, проходи. Раздевайся. Налить тебе вина? Нет? А я перед сексом предпочитаю капельку текилы. Бодрит, – скажет он и поставит в стереосистему (наверняка оптимальную и очень навороченную) какой-то сопутствующий моменту диск. Что-нибудь классическое, с сильными басами. Я присяду на край круглой кровати и примусь изображать женщину-вамп, которая всего именно такого и желала. А потом, после отчаянно прекрасной ночи я, усталая, вымотанная и опустошенная, вернусь в свой дом и буду рыдать под кривым наляпанным на потолок солнышком.
– Ты хоть расскажи, что ты там себе нафантазировала? – я вдруг услышала его насмешливый голос у себя над ухом.
– А? Что? – ойкнула я, наткнувшись на блеск его внимательных глаз. – Да нет, ничего. Всякую ерунду.
– Только не делай вид, как ты готова на все. Я ничего «всего» и не требую, – фыркнул Борис и вышел из машины. Мы, оказывается, приехали. Он, разозлившись чему-то, что понимал он один, не подал мне даже руки.
– Что-то не так? – заволновалась я, выбравшись из недр автомобиля и семеня за бодро идущим вперед Борисом. Тот вдруг так резко остановился, что я чуть не сбила его с ног и повисла на его плече, оттянув рукав.
– Все не так. Почему-то ты смотришь на меня так, словно твой визит сюда – это выполнение какого-то жутко кабального договора с сатаной.
– О чем ты? Бред какой-то? – запротестовала я. Хотя, наверное, мне было приятно чувствовать себя пойманной в силки жертвой. Чуть-чуть. Эдаким агнцем прямо перед принесением в жертву. Что-то такое из игр маркиза де Сада. А Борька, подлец, как всегда меня раскусил и не дает предаться сладостному самообману.
– Ты, между прочим, сама меня нашла и сама предложила усугубить наше знакомство. Я-то, кстати, ничего плохого не имел в виду. А если ты так настаиваешь, что я мерзавец, так я против. Давай-ка я тебя отвезу домой.
– Нет! – выкрикнула я раньше, чем успела сообразить, что это все до слез обидно и мне пристало отвернуться от него и уйти навсегда. Черт, опять я уперлась в того, от кого надо уйти навсегда. А я опять не могу. И не хочу.
– Ты что? Плачешь? – вдруг совершенно изменившимся тоном спросил он, одновременно пытаясь заглянуть ко мне в лицо. Я упорно отворачивалась и пыталась проглотить весь тот комок, который накопился за мою жизнь. Везет тем, кто способен плакать по любому удобному и неудобному поводу. А вот я плачу один раз в пять-десять лет, но зато делаю это так, что мало никому не кажется.
– А-а-а! Все вы сволочи! Только и норовите, что попользоваться! А-а-а, нет в жизни счастья, – немотивированно хлюпала ручьями и потоками я, параллельно стуча кулаками в Борисову грудь.
– Что ты, что ты. Перестань. Я прошу! Я тебе конфетку дам. Сладкую. Хочешь? – понес он какую-то бессмыслицу, одновременно пытаясь плечом отгородить меня от толпы удивленных прохожих, а рукой затолкнуть в свой подъезд.
– А-а-а! Знаю я ваши конфетки! Все вы норовите конфетами меня заткнуть! Не дождетесь! – орала я, переходя уже в натуральные рыдания. При этом я делала вид, что затолкнусь в подъезд только через его труп. И в итоге добилась-таки своего, в смысле, оказалась в его мягко освещенной прихожей совершенно против своей воли. Там Борис прекратил выкручивать мне ручки и взял в ладони мои зареванные щечки.
– Так! Стоп! Уже приехали, публики нет, одна только моя несчастная собака, обломок кораблекрушения. Можешь больше не стараться, аплодисменты не раздадутся, – примирительно предложил Борис. Эх, а ведь он верил, что знает, о чем говорит. Что любые дамы всех возрастов и конструкций плачут исключительно ради каких-то выгод и удовольствий. Но я, раз уж начала рыдать, то бросать это очистительное занятие так скоро не собиралась. Я ожесточенно сбросила с ног заляпанные мокрым снегом сапоги, стряхнула с плеч куртейку и бросилась на его диван (мягкий и удобный, очень правильная вещь) рыдать дальше. По всем возможным поводам и без них. И по поводу не сложившейся женской судьбы (ведь, по заверениям Светы, мне даже рожать было уже поздно), и из-за превращенной в оранжевый идиотизм комнаты, и из-за недосыпа и нехватки денег. И из-за предательства Андрея, но об этом, наверное, зря, потому что не с Борисом же этим делиться. Пушистая псина изумленно ходила вокруг меня, видимо, потрясенная тем, что на этой тесной двухкомнатной планете есть и еще живность кроме вечно брюзжащего двуногого источника корма по имени Борис.
– Не могу-у-у. Как же вы все меня доста-а-а-ли! – выла я, а Борис звенел стаканами, не зная, чем меня поить. То ли валерианкой, то ли валидолом, то ли водкой и бить по щекам. Но этот вариант был плох с точки зрения нашего потенциального сексуального продолжения. В итоге он принял соломоново решение дать мне выплакаться.
– Лей-лей слезки, детка. Не навечно же это безумие. А хочешь, я тебе ванну налью? Там каплей больше – каплей меньше – никакой разницы, – улыбнулся он.
– Ты серьезно? – поразилась я, противно и неприлично шмыгнув носом.
– Абсолютно. И свечи зажгу. Уж если сбрасывать стресс по всей науке, то в ванной и со свечами.
– И с тобой? – заинтересованно спросила я.
– Ну…я рядом постою, – схохмил Борис и пошел наливать мне успокоительную емкость. Я еще немного поныла, уже даже сама себе не веря, и стала цепенеть и наливаться жаром от подобных перспектив.
– Ну? Иди, рева-корова, – вернулся Борис с забавно-деловым лицом и байковым халатом в руках. – Труба зовет. Кто ж тебя довел до жизни такой?
– Сама не знаю, – пожала плечами я и быстренько скинула тряпки. Борис предусмотрительно отвернулся и подождал, пока я, все еще всхлипывая и подрагивая плечами, влезу в набитую до отказа пеной ванну.
– Ну вот и славненько, – облегченно вздохнул он и с обстоятельностью, достойной отца семейства, пододвинул табуретку к краю ванны. – А теперь рассказывай, какие у тебя к жизни претензии. По пунктам. А то ты так рыдаешь, словно потеряла в теракте всю семью.
– Типун тебе на язык, – ужаснулась я. – Никогда не верь рыдающей женщине. Степень ее горя будет обратно пропорциональна пережитому несчастью.
– Ну, тогда я за тебя спокоен, – распрямил плечи Борис. – Судя по этой безобразной истерике, ты просто неописуемо счастлива. Но все-таки расскажи, о чем ты обрывчато скулила?
– Неприлично говорить женщине, что она скулила, – решила изобразить обиду я. Двусмысленность ситуации стала меня даже несколько напрягать. Я лежала под слоем непроницаемой пены, зареванная и с размазанной по щекам тушью, а Борис сидел на табурете и наблюдал за мной, как любящая мать. И смотрел на меня все понимающими глазами.
– Ну, билась в конвульсиях, – перефразировал тот. – И потом, что во мне приличного?
– Ага! Был бы ты неприличный, ты вряд ли сидел бы там, – ляпнула я. Почему-то меня стало страшно раздражать его уважение к женщине. Но единственное, чего я добилась, так этого дикого истерического хохота.
– Все-таки, вы, дамы, премилые создания. Сначала трясетесь, что вдруг какие-то негодяи видят не вас, а только ваше тело. Но стоит повести себя с вами достойно, как вы тут же бьете тревогу и прямым текстом приглашаете нас к себе в пенную ванну.
– Я не имела этого в виду! – взвилась я, брызнув ему в лицо мыльной воды. – И ты прекрасно это понял.
– Я прекрасно понял, что ты имела в виду, – увернулся от брызг он. – Но не беспокойся, я и на этот раз останусь порядочным человеком. Не воспользуюсь твоими откровенными приглашениями.
– А почему? – чуть было не взмолилась я. Но вместо этого принялась рассказывать всю историю своей печальной первой любви, все свои претензии к Андрею и, как сказал Борис, к этой жизни. Господи, как же мне, оказывается, не хватало вот такого простого душевного разговора, в котором никто не говорит мне «какая же ты дура» и «такой дурой грех не пользоваться». Это именно то, что сказала мне Света, когда услышала рассказ о злоключениях с моей женатой мечтой поэта.
– Господи, откуда же у тебя столько терпения? – единственное, что сказал отрицательного Борис, глядя, как я плещусь в ванной. – Нормальный человек сбежал бы через полгода. Налить тебе чая?
– Прямо сюда? – рассмеялась я, чувствуя, как мне становится все легче и легче, а вся тоска вытекает из меня вместе с потоками слез, слов и воды.
– А почему нет? Горячий чай в ванной – это очень полезно, – с умным видом изрек Борис и приволок огромную, чуть ли не литровую чашку чая. То есть, даже не совсем чая.
– Что это? – спросила я, сунув нос в золотистый ароматный взвар.
– Шалфей с медом. Очень успокаивает. И очищает кровь. Тебе сейчас это в самый раз, – заботливо кивнул он. Я потянулась и зевнула.
– Ты совсем как мой папа. Тот тоже все время норовит споить что-нибудь дико полезное моему дряхлому организму.
– Я совсем не как твой папа, – сказал Борис и склонился надо мной. Его лицо стало вдруг так близко, что я чуть не забыла, как дышать. – Ты как, не боишься, что я тебя укушу?
– Не знаю, – приросла глазами к его губам я.
– Ну, давай проверим, – выдохнул он и провел ладонью по волосам. Затем прикоснулся губами к моим губам. Именно прикоснулся с таким задумчивым выражением гурмана. – Вроде не боишься. Значит, говоришь, нравлюсь я тебе?
– Очень, – согласилась я и попыталась еще раз подставить ему губы. Не тут-то было. Он поднялся и протянул мне полотенце.
– Не люблю мокрых женщин, – сообщил он мне и вышел из ванной, чтобы дать мне вытереться. В полном изумлении я завернулась обратно в байковый халат и прочапала в большую комнату. Его там не оказалось.
– Борис! – крикнула я.
– Сейчас будем ужинать, – ответил он, на секунду высунув голову из кухни. – Посиди там, посохни.
– Хорошо, – кивнула я и принялась расхаживать по его «приемной». Тут, как я и думала, оказалась супернавороченная стереосистема, которая, стоило в нее ткнуть пультом, запела что-то джазовое. Круглой кровати не оказалось, но стоял большой бежевый диван, на котором я так вкусно плакала.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44

загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

Рубрики

Рубрики