ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Ч А мы вместе года с девяностого. Она редактором работала, когда я е
е встретил, а я компьютерами торговал. Тогда, собственно, все компьютерам
и торговали, кроме тех, кто сразу сырьем торговать начал. Месяца через три
и поженились… я еще кольцо ей подарил, на заказ сделанное. Цветик-семицве
тик, помнишь, сказка была такая?
Антон кивнул.
Ч Не могу найти теперь. Вроде, всегда на пальце у нее было, а как стали… Ч
он замешкался, не в силах подобрать глагол, Ч так смотрю Ч и нет. Я и дома
искал, и в ее вещах Ч нет и все. Жалко. Хоть память бы осталась.
Антон порылся в кармане и вынул уже ненужный предмет силы.
Ч Это? Ч спросил он. Ч Я на даче нашел.
Роман сразу оживился.
Ч Да, оно, оно самое! Где оно было?
Ч В ее комнате, на полу. Я когда убирал…
Ч Дура, Ч вдруг выругался Роман, Ч как была дурой, так дурой и померла. О
рала, кричала, кольцо срывала, ключи от квартиры мне в лицо бросила… Куда б
ы она пошла?
Ч А она бросила? Ч осторожно спросил Антон, понимая, что допроса по всей
форме не получится, но, может, оно и к лучшему.
Ч Да, прямо там. Накануне вечером, в спальне. И кольцо, видать, тогда же. Мы ч
асто ругались последний год, сейчас кажется Ч из-за пустяков. Нет, ты ска
жи, что ей было от меня надо? Я ей не изменял, денег не жалел, жить не мешал… я
только покоя просил. Чтобы отстала от меня, сука ебаная.
Он наконец нашел бутылку водки, какой-то чудовищной новой российской во
дки с дурацким названием «Привет», скептически посмотрел на бутылку и св
интил крышечку.
Ч Вот и отстала теперь, Ч вздохнул он и, повернувшись к Антону, спросил:
Ч Будешь?
Антон покачал головой.
Роман отпил из горлышка, скривился, и, поискав взглядом закуску, поставил
бутылку на стол.
Ч Обидно, что последние сутки мы не разговаривали даже. Ни слова друг дру
гу не сказали, как чужие были.
Антон внезапно вспомнил слова, сказанные кем-то Жене за полчаса до ее сме
рти Ч самые банальные слова, которые мужчина может сказать женщине.
Ч А мне казалось, вы говорили, Ч сказал он, желая проверить предположен
ие. Ч На галерее, там, на даче.
Ч Не говорили мы, я зол на нее был Ч и молчал как на допросе.
Ч Значит, другой кто-то был, Ч презирая себя за собственное коварство, с
деланным безразличием сказал Антон.
Ч А о чем говорили-то? Ч подал запланированную реплику Роман.
Ч Да и не было разговора толком. Я только слышал, как мужской голос сказа
л «Женька, ты же знаешь, я люблю только тебя».
Ч Угм, Ч мрачно кивнул Роман, Ч только тебя. Блядью была и блядью остала
сь.
Ч Ну, почему ты так, Ч сказал Антон, чтобы сказать хоть что-то Ч и тут Ром
ан взорвался:
Ч Ты думаешь, я не знал, что у нее есть любовник? Я, что, мальчик? Я, что, не чув
ствую, что мою бабу кто-то ебет? За кого она меня держала? Смешно!
Ч Не обязательно же это любовник… Ч начала Антон
Ч А я тебе скажу Ч обязательно. Он там был, точно. И именно он е
е и убил Ч потому что ни от кого другого она бы этой дряни не взяла. Зачем, п
очему Ч не знаю. Но чувствую Ч он и убил.
Ч А кто это Ч он?
Роман внимательно посмотрел на Антона
Ч Если бы я знал Ч я б заказал его давно. И уж сейчас Ч точно.

Ч Даже если это был кто-то из своих?
Ч Нету у меня своих. Женька одна и была. А остальные Ч чужие они мне. И сей
час чужие, и в школе были. Они же презирали меня. Я же выслуживался! Я же был
комсоргом! Мне характеристика была нужна для института! Я же первый день
ги начал зарабатывать! Мне же больше всех всегда нужно было! А сейчас Ч мн
е уже достаточно, я уже остановился! А им все завидно! Да любой из них убил б
ы Женьку просто чтобы мне насолить! Кому она была нужна, сама по себе? Таки
х можно Ч за рубль десяток, за доллар Ч две дюжины.
И он еще раз отпил из горлышка, предоставив Анотону самому решать, каков д
олжен быть курс валюты при такой неожиданной арифметике.

Дима Зубов уважал новых русских. В глубине души он считал, что они с ним Ч
коллеги. Полагая, что сегодняшний коммерсант Ч это вчерашний советский
фарцовщик (что вообще-то было неправдой), Дима думал, что делает то же, что д
елали нынешние деловые десять лет назад. Он нелегально торговал Ч тем, ч
то на обычном рынке не было никакой возможности купить. Если в России объ
явят лигалайз Ч даже частичный, как в Голландии, Ч он сразу становится л
егальным бизнесменом. А что лигалайз могут объявить, Зубов не сомневался
Ч на его памяти все, о чем говорили в школе, перевернулось с ног на голову,
и он не видел ничего удивительного в том, что рано или поздно портрет Альб
ерта Хофманна будет висеть в каждом классе, как нынче висят портреты Мен
делеева, придумавшего рецепт русской водки. Тогда Зубов и его клиенты вм
есте напишут мемуары, о том, как они боролись за лучшую жизнь для всех. И да
же, наверное, попадут в Думу или получат персональные пенсии. У них будут р
оскошные машины и большие квартиры, как у бизнесменов теперь. Зубов даже
вывел формулу: «Драгдилер сегодня Ч это новый русский завтра». Поэтому
ему нравилась его работа, и поэтому он уважал крутых коммерсантов.
Уважение его, в частности, проявлялось в том, что цены им он назначал ровно
в два раза больше, чем обычным клиентам. Как коммерсанты они должны были п
онимать, что цена зависит не столько от товара, сколько от платежеспособ
ности покупателя и, значит, никаких обид. Впрочем, богатых клиентов у него
было не так уж много Ч один, может быть Ч два человека. Вероятно, сравнит
ельная неудача Зубова на этом рынке объяснялась тем, что он не торговал к
окаином Ч не из каких-либо принципиальных соображений, а просто потому,
что никак не мог выйти на оптовых распространителей. Впрочем, со времене
м Зубов надеялся наладить нужные контакты, и тогда бизнес должен был кру
то пойти в гору, потому что Ч он это знал Ч торговать жесткими наркотика
ми гораздо выгодней, чем травой, психоделиками и экстази.
Впрочем, несколько клиентов подобного рода у него все-таки было Ч и пото
му, получив от одного из них сообщение на пейджер с просьбой о встрече, Зуб
ов обрадовался и сразу отложил все остальные дела.

Сначала Олег приготовил алтарь. Мелом на поверхности исцарапанного пол
ированного стола он нарисовал круг и разметил его семью несимметричным
и трезубцами, сгруппированными в правой части. Потом зажег свечи, положи
л в центр хрустальный шар и разложил подношения: два пера, несколько очищ
енных бананов, привезенные из Крыма ракушки, блюдечко с благовониями Абр
а-Мелина, таблетку «экстази» и череп. Череп был кошачий, хотя, конечно, луч
ше был бы настоящий, человеческий. Когда он на Пасху ходил с родителями на
кладбище к деду, он даже присматривал могилу, которую было бы сподручней
раскопать Ч но вот так и не собрался, а теперь было не до того. Хорошо, что о
н успел нарыть тогда могильной земли, которой сейчас присыпал контур кру
га. Потом он зажег красные свечи Ч в отличие от черных, они означали быстр
ую смерть.
Олег сел на стул, уставился глазами в шар и постарался войти в транс. Прежд
е всего следовало прогнать воспоминания о люстре, которую этот шар когда
-то украшал. Люстра висела в большой комнате, в квартире его родителей, и и
ногда, когда болел младший брат, Олега укладывали спать там. В свете фар пр
оезжавших за окнами машин, шар был очень хорошо виден, и каждый вечер, когд
а ему доводилось ночевать в гостиной, маленький Олег подолгу на него смо
трел. Теперь он склонен был считать это своими первыми опытами медитации
и трансовых состояний Ч но в настоящий момент мысли о детстве (сказка на
ночь, мамин поцелуй, детский сад по утрам) следовало прогнать. «Мое тело за
стывает, я не могу пошевелиться, Ч сам себе сказал Олег, Ч с каждой секун
дой я все больше погружаюсь. Я не двигаюсь, но не чувствую напряжения. Я вх
ожу в транс».
В магнитофоне играли Dead Can Dance, уже изрядно надоевшие Олегу, но почему-то прек
расно помогавшие в таких делах: возможно, как раз поэтому и помогавшие хо
рошо.
Мало-помалу дыхание стабилизировалось, предметы, находившиеся по краям
поля зрения, покрылись белесой пеленой. Олег медленно начал считать до д
есяти. С десятым выдохом он замер и оставался неподвижным долгое время.

Это был тот самый коммерсант, которого Зубов только условно считал своим
клиентом. Всего однажды, месяца два назад, он взял у Димы пару марок кисло
ты, и тот, понимая, что такого покупателя грех упускать, продал ему самое л
учшее, что было на тот момент в Москве, чистое ЛСД, без примеси амфетаминов
и других веществ, которые недобросовестные оптовики добавляют в кислот
у, чтобы привлечь дискотечную молодежь. Возникла, правда, смешная пробле
ма: покупатель требовал, чтобы на марке было обязательно изображено что-
то вроде цветка или лучше даже лепестка. Пришлось долго рассматривать бл
ок «котов» в поиске чего-то мало-мальски похожего на цветок. Игра стоила
свеч Ч клиент был человек солидный, сразу видно Ч не любитель рейвов, ск
орее Ч вдумчивый исследователь, прочитавший наконец-то Кастанеду и реш
ивший, что пора набраться психоделического опыта. Такому ни к чему была т
анцевальная эйфория Ч куда больше он был бы рад увидеть места силы в сво
ей квартире или понять тайную структуру мира. Впрочем, чего тут понимать:
мир Ч это место, где циркулируют энергии. Так, во всяком случае, считал Ди
ма Зубов.
Расчет его оказался точен: клиент снова вышел на связь и, значит, хотел куп
ить еще, убедившись, что дело стоящее. Что было приятно не столько по финан
совым соображениям (хотя и по ним тоже), но и потому, что Зубов лишний раз уб
едился, что он умеет разбираться в людях. Потому что драгдилер тоже долже
н быть психологом, чтобы продать клиенту нужный наркотик:
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39

загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

Рубрики

Рубрики