ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


Ч Ага, Ч улыбнулась Лера.
Ч А я вот сейчас все узнаю, Ч сказал Рома и нагнувшись к Жене спросил: Ч
Потанцуем?
Женя кивнула. На этот раз музыканты играли «Розовые розы Светке Соколово
й» Ч розы были в моде в этом сезоне. Под такую музыку было трудно танцеват
ь медленно, но Рома обхватил Женю и начал двигать ее в каком-то собственно
м внутреннем ритме.
Ч Так что это за цветик-семицветик? Ч спросил он.
Неохотно Женя начала рассказывать Ч про аллергию, таблетки, высокую тем
пературу, про то, как Лерка научила ее оторвать лепесток и загадать желан
ие. Она всегда рассказывала только про первый лепесток Ч все остальные
мало подходили для рассказа. Теперь их оставалось только четыре, и неожи
данно она поняла, на что бы она потратила один из них.
Ч Ты не знаешь, почему мы так мало общались в школе? Ч спросил Рома.
Ч Ну, ты был как-то увлечен комсомольской работой, Ч ответила Женя.
Ч Володя тоже, Ч и он кивнул на счастливого молодожена, танцующего со с
воей Машей.
Ч Ну, и ты был слишком серьезен, Ч добавила Женя.
Ч Я и сейчас серьезен, Ч ответил Рома.
Ч Да, ты теперь такой деловой, Ч улыбнулась Женя, Ч тебе даже идет.
Ч Можно сказать, я нашел себя, Ч все так же серьезно сказала Рома.
Ч Про тебя можно в «Огонек» писать. «Перестройка помогла молодому кооп
ератору найти себя».
Ч Ну, в «Огонек», пожалуй, не надо…
Ч Рэкета боишься? Ч спросила Женя.
Ч Да нету никакого рэкета. Просто есть у меня люди, я им плачу деньги, чтоб
ы если что случилось со мной или вокруг меня Ч они разобрались. Вот и все.

Музыка кончилась, и тамада снова закричал:
Ч Я предлагаю тост за все черное! Давайте выпьем за то, чтобы у невесты му
ж был в черном костюме, с черным дипломатом, чтобы ездила она на черной «во
лге», отдыхала у Черного моря. Чтобы ела черную икру и пила черный кофе.
Ч Это что! Ч закричал Поручик над самым ухом Жени, Ч я лучше вам расскаж
у анекдот про черное!
Ч Какое это анекдот про черное? Ч спросила Женя.
Ч Ой, Женечка, ты маленькая еще, Ч сказал Нордман, Ч тебе еще рано.
Что-то мелькнуло у Жени на краешке сознания, но тут же погасло. А Поручик у
же досказывал анекдот:
Ч …А она отвечает: «Мухи!»
Ч Фу! Ч сказала Женя.
Ч Голубчик, Ч сказала Наталья, Ч ты оскорбляешь хороший вкус собравши
хся. Будь любезен, постарайся больше так не поступать.
Жена Нордмана была известна тем, что стремилась говорить изыскано. Впроч
ем, ее великосветский жаргон, то и дело сбивающийся то на приторное сюсюк
анье, то на слог газетной передовицы, на деле прекрасно дополнял скверно
словие Нордмана. То, как она говорила, вызывало в памяти второсортные фан
тастические видеофильмы, где андроиды произносят слова особенно плавн
о и правильно; казалось, что это не настоящая женщина, а женщина-робот, жен
щина-терминатор, таящая в себе скрытую угрозу.
Ч Идеальная свадьба, Ч сказал Поручик, Ч полный пиздец. Все пьяны и сча
стливы. Давайте устроим групповик и выебем жениха с невестой.
Ч Боря, Ч сказал Белов, Ч ты бы сократился, а то вылетишь отсюда. Я уже го
ворил тебе, что я люблю Машу и в самом деле хочу прожить с ней всю жизнь.
Ч Горько! Ч крикнул Нордман.
И пока все кричали «горько-горько», Женя выскользнула из толпы и вернула
сь к своему столику. Истерзанная роза одиноко лежала на столе. Она взяла е
е в руки и, оторвав лепесток, прошептала про себя магические слова:

Лети, лети лепесток,
Через запад на восток,
Через север, через юг
Возвращайся, сделав круг,
Лишь коснешься ты земли Ч
Быть по-моему вели.

Ч Вели, чтобы я максимум через полгода вышла замуж, чтобы мой муж любил м
еня, чтобы у него были деньги, и чтобы я никогда не знала ни в чем недостатк
а.
Женя не назвала имени, но сама она твердо знала, кого имеет в виду.

На вкус зубовская смесь оказалась менее противной, чем Антон ожидал. Впр
очем, со вкусом у наркотиков вообще все обстояло странно: можно ли говори
ть о вкусе, когда твой организм реагирует столь сильно? Может ли быть «вещ
ество без вкуса, цвета и запаха, вызывающее сильные вкусовые и осязатель
ные галлюцинации»? Даже от марки кислоты во рту остается привкус Ч може
т быть, привкус сведенных мышц Ч а однажды Антон слушал долгий спор о том
, чем пахнет кокаин.
Итак, Антон сам не знал, есть ли вкус у зубовской смеси, но тошнить его нача
ло сразу же. Он сразу вспомнил, как однажды кто-то привез стеблей каких-то
эквадорских лиан, кору которых следовало сварить, чтобы получить аяхуас
ку. Вываривали кору долго, но выпить образовавшееся пойло было почти нев
озможно. Галлюцинаций не получилось, но зато в процессе приготовления вс
е пришли в состояние ultimate high Ч вероятно, от общего возбуждения. Потом, вроде
бы, выяснилось, что надо было использовать не кору, а побеги и листья Ч но
повторить эксперимент не представлялось возможным.
Внезапно тошнота кончилась, или, точнее, отошла на второй план. Возможно, А
нтону наконец-то удалось сконцентрироваться на лежавшем на столе колеч
ке, а, может быть, действие психоделика само по себе вступило в новую, галл
юцинаторную, фазу. Он снова был в вагоне электрички и глядел в окно, где оп
ять тянулась бесконечная стена, но на этот раз вместо агрессивных надпис
ей на ней расплывались бесформенные и текучие пятна, вроде тех, что появл
яются на воде, если капнуть туда бензина. «Цветик-семицветик», Ч повтори
л про себя Антон, не то пытаясь придать этим пятнам форму, не то просто для
того, чтобы не забыть, зачем он отправился в это путешествие. Словно в отве
т на заклинание его на секунду отпустило, вагон исчез, и он понял, что стои
т на четвереньках в своей комнате. «Интересно, вырвало меня или нет?» Ч по
думал он, но, опустив голову вниз, увидел все те же радужные Ч семицветные
Ч разводы. Антон провел по полу руками, но руки погрузились в узоры как в
жидкость, или, точнее, как в желе. От испуга Антон неожиданно для себя само
го вскочил. Ему показалось, что он поднял себя силой мысли, потому что тело
по-прежнему ему не повиновалось. Может быть, впрочем, он оставался неподв
ижным, и вскочил только внутри собственной галлюцинации. Возможно, впроч
ем, что и на четвереньках он стоял только внутри нее. Так или иначе, он сдел
ал несколько шагов. Какое-то странное пятно в углу комнаты привлекло его
внимание, и он направился к нему.
Это была печатная машинка. В этом фантомном мире она одна была столь восх
итительно материальна, что Антон начал гладить ее металлический корпус
и истертые овалы букв. «Кажется, галлюцинации кончились», Ч подумал он и
порадовался, что может отличать реальность от иллюзии. Но тут же он рассм
еялся: это, конечно же, была не настоящая печатная машинка, а воспоминание
о машинке, на которой подрабатывала машинисткой его мама, когда он еще уч
ился в школе. Хотя, может быть, она не подрабатывала, а, напротив, перепечат
ывала запрещенные книги, которые Антону потом было скучно читать даже в
перестроечных журналах. Сейчас он провел рукой по черной ленте и посмотр
ел на свои пальцы: на них, словно после прикосновения к крыльям бабочки, ос
ела радужная пыльца. Он почувствовал себя удивительно спокойно и неспеш
но тюкнул по клавише.
Машинка поддалась, словно давно ждала этого прикосновения, отозвавшись
целой трелью коротких ударов. Так повторилось несколько раз, и Антон чув
ствовал нарастающее ощущение счастья. Он обратил внимание, что удары по
разным клавишам вызывают стрекочущие очереди разной продолжительност
и, и некоторое время забавлялся, пытаясь угадать, по какой клавише лучше у
дарить в следующий раз. Это было как будто занятие сексом с Лерой, когда он
пытался прочувствовать желание партнера, но гораздо сильнее и выразите
льней.
Внезапно он почувствовал, что хочет пить. Повернувшись, он подошел к росш
ему из стены крану и включил воду. После нескольких тщетных попыток набр
ать пузырящуюся субстанцию в ладони, ему удалось поймать ее ртом. Немног
о подумав, Антон решил, что следовало бы напоить машинку тоже. Вода сливал
ась в небольшой бассейн, и рядом с ним Антон нашел большую плоскую чашу, уж
е заполненную радужной переливающейся жидкостью, которую он и вылил в ра
спахнутый рот машинки. Машинка тут же заблестела, словно этого действия
ей и не хватало, чтобы окончательно обжиться в этом мире. Антон подумал, чт
о еще он мог бы сделать для нее и, наконец, понял: машинка просила бумаги. Он
был уверен, что, как в любом благостном галлюцинозе, все что нужно само поя
вляется из ниоткуда. И действительно, вскоре он нашел пачку бумаги, посто
янно меняющей свой цвет. Он подивился было, откуда в его прошлом взялась т
акая бумага, но тут же забыл об этом, столкнувшись с почти полной невозмож
ностью засунуть лист в машинку. Когда ему, наконец, это удалось, он снова у
дарил по клавишам. Нагнувшись к листу, он собирался прочесть напечатаное
, когда внезапно увидел двух странных существ, сидящих на верхней части м
ашинки.
С первого взгляда Антон принял их за тараканов, рыжего и черного, но потом
рассмотрел их лица, показавшиеся ему скорее человеческими, чем насекомы
ми. Выпуклые глаза рыжего смотрели прямо на него. Не в силах пошевелиться,
Антон замер, глядя, как существа, шевеля хвостами, двигаются к нему. Вгляде
вшись пристальней, он едва не закричал от страха: у рыжего таракана был на
глухо зашит рот, а у черного Ч глаза.
Ч Простите меня, Ч сказал Антон, почему-то чувствуя свою вину перед ним
и. И в этот момент он увидел, как за спиной тараканов на бумаге розоватым о
гнем горят две напечатанные им фразы:
Ч Что мне делать?
Ч Задай им вопрос.
Антон дважды перечитал этот странный обмен репликами, но только когда та
раканы коснулись его руки, понял, что от него требуется:
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39

загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

Рубрики

Рубрики