ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Виталий раздражённо закурил и чуть не бросил спичку на пол, потом мстительно сунул её в горшок с кактусом.
— Ты уверен, что тут ошибка?— Уверен!.. Почти уверен.— Гм… Какие у тебя факты?— Первое, Его характер. Не тот человек, чтобы кончить самоубийством. Второе. У него были враги.— Откуда ты это все взял?— Да из его же письма! Последнего'— М-да… Значит, настаиваешь на поездке?— Да, Федор Кузьмич, да!— Что-то ты уж больно предвзято настроен.— Это сейчас как раз и надо.— Ишь ты — надо. А вот Откаленко, например, полагает, что не надо. Так, что ли, Игорь?— Так.— Откаленко скептик. Это всем известно.— Смотри пожалуйста. А ты сам-то кто в таком случае?— Вам виднее.— Он молодой и самоуверенный оптимист. Это тоже всем известно,— Ну, ну. Ты-то чего в старики лезешь? Ты лучше вон встань и задёрни штору. Солнце-то прямо в глаза бьёт… Вот так. Хватит. А теперь ступайте.— Но, Федор Кузьмич…— Ступай, ступай. Если что, на ночной ещё успеешь.— Да. Но…— И собраться успеешь, и… проститься. Если решим, конечно. А пока ещё разок насчёт аптеки подумай. Требовать я от тебя ничего не могу: кражу ты раскрыл. И справка для начальства в ажуре. Но для нас недоработочка там осталась. Как хочешь. Аптека-то за три квартала от той автобазы. А Колдунья не с одним Сенькой гуляет. Улавливаешь?— Улавливаю.— Ну, вот и ступай. А ты, Откаленко, на «Фрезере» был?— Сейчас оттуда.— Светит там чего-нибудь?— Как и предполагали, Федор Кузьмич,— Маслова в курс дела введёшь. Ну, ступайте, милые. Некогда мне тут с вами больше заниматься.Виталий и Откаленко молча прошли длинным коридором в свою комнату, и, только когда уселись за столы, Откаленко сказал:— Что-то старик задумал, помяни моё слово.В залитой солнцем комнате было душно, об оконное стекло бились с жужжанием мухи,Виталий откинулся на спинку стула, далеко вытянув ноги, так что узконосые, до блеска начищенные туфли и яркие носки на резиночке вылезли по другую сторону стола. Жмурясь от солнца, он спросил сердито:— Как думаешь, выгорит дело?Роясь в пухлой папке с бумагами, Откаленко насмешливо ответил:— Можешь звонить Светке и назначать на вечер свидание. Так тебя старик и отпустил.— Похоже на то, — вздохнул Виталий.Но тут Игорь оторвался от бумаг и заинтересованно спросил:— Ты про письмо говорил. Это которое у учительницы взял?— Ага.— Дай прочесть.Виталий вытащил из внутреннего кармана пиджака надорванный конверт и перебросил его Откаленко. Конверт точно спланировал прямо ему в руки.— Тебе в цирке выступать, — усмехнулся Игорь.— Давно переманивают…Игорь вытянул из конверта вчетверо сложенное письмо и углубился в чтение.Виталий, все так же жмурясь, лениво достал трубку, набил её табаком, чиркнул спичкой и не торопясь затянулся, потом подбросил коробок в руке и опустил в карман. Все это время он исподтишка наблюдал за другом.По мере того как Игорь читал, смуглое лицо его все больше хмурилось, тяжёлый подбородок выдвинулся вперёд.Лист бумаги был исписан торопливо, строчки шли косо и неровно, к концу то густея, то, наоборот, обрываясь раньше времени. Лучинин писал: «Дорогая Вера Афанасьевна!Каюсь, грешен. Давно следовало написать Вам. Извинить меня могут только чрезвычайные события. И они произошли. Я уже не в Ленинграде. Я о нем только вспоминаю теперь по ночам как о близком человеке. Эдакий седой красавец, умница, интеллигент, театрал и учёный — вот каким он мне кажется издали. А сейчас к живу у славного рабочего парня, если уж продолжать такое сравнение. Шапка набекрень, ворот расстегнут, на ногах валенки, руки в масле и ссадинах. Словом, небольшой, заваленный снегом, пронизанный всеми ветрами Окладинск. Слыхали о таком?Приехал я сюда директорствовать. Дали заводик. Интересно — страсть! Продукция, между прочим, важная — электроды для промышленности. Но технология никуда. Помудрили мы тут с полгода и, кажется, кое-что вышло. Электродики пошли на уровне мировых стандартов. Не хуже, чем в Америке и Швеции.Далось, конечно, нелегко. Потрепал нервы себе и другим. Особенно себе. Всяко бывало. И ссор хватало. Характер у меня, как вы знаете, тоже не сахар. Кое-кому не нравится. И потом всего не хватает — то одного, то другого. «Доставалой» стал, «коммерсантом». И конечно, кое-кто норовит тяпнуть за икры. Горько бывает.И на душе неспокойно. Черт её знает, эту душу, чего ей надо? С Ольгой живём, между прочим, мирно. Она учительствует. Только ей до Вас — ой-ой!.. Нет, сложная это штука — душа. Как с ней атеисту поступать?Ну да ладно. Не к лицу мне Вам плакаться. Ещё влепите тройку за поведение. А у меня и так…Как Вы, Вера Афанасьевна, как здоровье? Ребят наших охота повидать — страсть! Привет им всем, кого увидите.С низким поклономВаш (да и всем) «трудный» Е. Лучинин».
Виталий заметил, что Откаленко уже кончил читать и о чем-то думает, не отрывая глаз от письма. Он некоторое время наблюдал за ним, по-прежнему развалясь на стуле и вытянув вперёд свои длинные ноги, потом, не утерпев, спросил:— Ну, что ты скажешь?Откаленко хмуро взглянул на него исподлобья и буркнул:— Ехать тебе надо, вот что.— А старик считает, что не надо.— Он письмо это читал?— Представь себе, читал.— Ну так я к нему пойду.— Думаешь, поможет?— Увидим.Откаленко решительно поднялся и стал убирать в папку разложенные на столе бумаги.— Между прочим, интересная деталь, — сказал Виталий, тоже поднимаясь. — Почему старик велел тебе материалы по «Фрезеру» передать Маслову?Откаленко поднял голову.— Ну и что?— Так… Мысли вслух.Зазвонил телефон. Виталий рывком снял трубку.— Слушаю. Лосев.— Здравствуйте, товарищ Лосев. Говорит Коршунов. Из министерства. Приехать ко мне сейчас можете?— Так точно, Сергей Павлович. Могу.— А где Откаленко?— Здесь, Сергей Павлович. Напротив меня стоит, — Виталий многозначительно подмигнул другу.— Жду вас обоих. Только по-быстрому.— А наше начальство, Сергей Павлович…— Начальство в курсе.Однако они все-таки кинулись сперва к Цветкову. Это уже сработал рефлекс. Но Федора Кузьмича на месте не оказалось. «Выехал», — сообщил дежурный. Теперь уже можно было мчаться в министерство.Друзьям повезло. Выскочив на улицу, они увидели у тротуара синюю «Волгу» соседнего райотдела. Водитель уже завёл мотор.Виталий подскочил первым и, нагнувшись, торопливо сказал:— Слушай, друг, подкинь до министерства. Во как надо, — он провёл ребром ладони по горлу.— Давай.Всю дорогу они молчали.Виталий грыз пустую трубку, поглядывая в окно на плавившуюся от жары улицу, всю в золотых солнечных бликах. Тугая горячая струя ветра разметала по его лбу светлые волосы. Живые глаза его лукаво щурились, словно говорили: «Ох что-то мы знаем, чего вы все не знаете».Игорь же откинулся на спинку сиденья, глядя прямо перед собой, на смуглом лице с выдвинутым вперёд тяжёлым подбородком ничего нельзя было прочесть.Только в высоком и прохладном вестибюле министерства, предъявив часовому удостоверения и дожидаясь лифта, Виталий, наконец, произнёс:— Ну, видал?— Да, — коротко кивнул Откаленко. — Только причём здесь я?— А про Маслова забыл?Откаленко поднял одну бровь.— Ты думаешь?Но тут они вместе с другими вошли в лифт.Кабинет Коршунова оказался запертым. Друзья побрели по широкому коридору. Откаленко поминутно с кем-то здоровался. У Виталия знакомых здесь было мало, и он с интересом поглядывал по сторонам, то и дело незаметно толкая локтем Игоря:— Это кто прошёл?Откаленко называл фамилию, порой слышанную Виталием по какому-нибудь делу, но чаще незнакомую.В приёмной начальника управления дежурный сказал:— Здесь. Обождите, сейчас выйдет. Командировкиваши уже готовы.Друзья переглянулись.Через минуту в дверях появился Коршунов в светлом, ладно сидящем костюме. Загорелую, крепкую шею стягивал тугой белоснежный воротничок. При виде друзей, поднявшихся ему навстречу, он широко улыбнулся и окинул их быстрым взглядом, как-то по-особому цепко, словно в последний раз прикидывая, стоят они предстоящего разговора или нет.— Пошли, ребятки, — энергично бросил он на ходу.«Совсем молодым кажется, — подумал Виталий, торопливо выходя вслед за Коршуновым из приёмной. — А уж лет пятнадцать, наверное, служит. Сколько дел раскрыл! Прямо-таки легендарная личность».На этот раз они прошли по коридору так стремительно, что даже Откаленко не встретил никого из знакомых или не заметил их. Только Коршунов несколько раз ответил на приветствия, широко и нетерпеливо улыбаясь. Некоторые пытались обратиться к нему.— Потом, потом. Спешу, — отвечал им Коршунов строго. — И вообще, в коридоре такие дела не решаю.Когда вошли в кабинет, он сказал:— Так вот, ребятки. Едете в Окладинск. Понятно? К нам письма пришли, звонки были, просьбы. Решено прислушаться. С вами ещё Светлов поедет, из моего отдела. Он сейчас на задании. С местными товарищами я уже говорил. Вас встретят. Дело, на мой взгляд, непростое. А главное — принципиальное. Понятно? В любом случае. Ну и ещё, — он улыбнулся, — интересное дело. Это уж вы мне поверьте. Не соскучитесь. Так что, соколики, глядите в оба, А может случиться — и я к вам подскочу. За моим отделом это будет числиться.Друзья не сводили с Коршунова глаз. Виталий смотрел обеспокоенно и нетерпеливо, Откаленко сосредоточенно, насторожённо, будто ещё решая, ехать ему или остаться.— А теперь кое-что обсудим, — заключил Коршунов и, обращаясь к Виталию, деловито спросил: — Письмо при вас? О котором мне Цветков говорил.— Так точно. При мне, — торопливо ответил Виталий.Коршунов внимательно прочитал письмо, потом аккуратно сложил его, сунул в конверт. Лицо его стало сосредоточенным.— Да-а… — вздохнул он и повторил: — Давайте кое-что обсудим. Первые ваши мероприятия, так сказать. А то, что Лосев знал Лучинина и дружил с ним, я считаю, даже полезно. И то, что у вас разные мнения по этому делу, — тоже. — Коршунов усмехнулся. — Психологический момент, так сказать.…Часы, оставшиеся до отъезда, были заполнены торопливыми сборами. В городскую кассу — за билетами. Домой — сложить вещи. На работу — ну, там дел оказалось невпроворот. Остававшиеся товарищи еле успевали запоминать, что следует сделать, с кем встретиться, над чем подумать.Откаленко уже перед самым отъездом на вокзал звонил домой и сурово гудел в трубку:
1 2 3 4 5 6 7

загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

Рубрики

Рубрики