ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Фейс содрогнулась, услышав, как в сухих листьях над головой снуют маленькие зверушки. Хоуп молчала, крепко уцепившись за материнскую юбку, и только маленькая Чарити хныкала:
– Мама, здесь плохо! Мама, хочу кушать!
Фейс, чувствуя на себе пронизывающий взгляд Симона Марша, постаралась поскорее успокоить девочку, но Марша, по-видимому, совершенно не волновал плач Чарити.
– Это мастерская. – Он жестом указал на тесное помещение. – Я ткач по профессии, ткачом был и в Англии, а сюда эмигрировал в надежде улучшить свои дела. – Он сделал кислую мину. – Да, ничего не скажешь, это здорово «помогло» мне. Почти все привезенные овцы пали, а здесь, на месте, шерсть достать трудно. Но ваши корабли привезли мне шерсть из Лондона, и теперь я смогу производить больше товара. Поэтому-то, госпожа Блэксток, мне и потребовалась помощница. – Он едва заметно улыбнулся. – Я не стану для вас чересчур строгим хозяином. Пока вы будете прилежной и меня будет устраивать ваша работа, никаких осложнений не возникнет. – Затем внезапно его лицо приняло угрожающее выражение. – Жду вас у станка завтра с восходом солнца!
У Фейс сжалось сердце, она надеялась, что ей дадут хотя бы день, чтобы устроиться на новом месте, а он даже словом не обмолвился о жилье.
– Но я должна найти пристанище для себя и своих дочерей! Или вы дадите нам жилье?
– Это меня не касается. – Марш покачал головой. – От меня вы будете получать только еду и одежду.
– Но мне говорили, что еду и одежду предоставляет правительство.
– Значит, говорили, вот как? – Его взгляд стал колючим. – Признаю, это правда, но я не получу от вас никакой выгоды, пока вы не начнете по-настоящему работать.
– А что же делать с дочерьми, пока я работаю? – растерянно спросила Фейс, беря Хоуп за руку.
– И это тоже меня не касается. Главное, чтобы они не мешали вашей работе. – Он мрачно взглянул на Хоуп. – Старшая, пожалуй, могла бы помогать вам в ткацкой мастерской.
– Но ей всего пять лет!
– Скоро будет шесть, мама! – Хоуп в негодовании выпрямилась, чтобы казаться выше, и у Фейс глаза снова наполнились слезами.
Такой дочерью можно гордиться, но Фейс предчувствовала, что девочке предстоит повзрослеть раньше времени и она никогда не узнает, что такое настоящее детство. Фейс крепче прижала к себе сидевшую у нее на руках Чарити и поцеловала ее в макушку. Она мысленно дала себе клятву, что будет делать все от нее зависящее, чтобы защитить Чарити от подобной судьбы.
– Здесь не место для малышей, – проворчал Симон Марш. – Вам следовало оставить их в Англии.
– Это мои дети, и я люблю их! – возмущенно воскликнула Фейс. – Без них мне незачем жить!
– Вам следовало бы задуматься об этом до того, как совершать преступление, за которое вас сюда отправили.
– Сэр, – вскинув голову, произнесла Фейс, – мое преступление в том, что я украла кусок хлеба, чтобы накормить своих голодных детей!
– Воровство есть воровство, – заключил Марш. – Мы здесь тоже беспощадно с ним боремся, и если вас поймают на воровстве, вам устроят порку. – Он отвернулся, жестом давая понять, что разговор окончен. – Будьте здесь завтра с восходом солнца, иначе тоже можете заработать порку. А теперь я бы посоветовал вам заняться поисками жилища, пока другие не успели захватить все свободные хижины.
– А как же еда? – выпрямилась Фейс чуть не плача. – Вы же сказали, что будете кормить нас!
– Буду, – кивнул Марш, – но только завтра, когда получу с корабля свой провиант. Вам должно быть известно, что продовольствия здесь мало, так что на многое не рассчитывайте.
– Я слышала, – вздохнула Фейс, – народ говорил об этом, когда мы высаживались на берег, но неужели у вас не найдется для нас хоть чего-нибудь? Хоть кусочка хлеба для девочек?
– Идите к солдатам. Это все, что я могу вам посоветовать. – И Марш снова кивнул.
Понурившись и взяв за руку Хоуп, Фейс вышла под дождь и сразу же увидела улыбающегося Котти Старка и удивилась тому облегчению, которое почувствовала при его появлении. Неужели ей придется зависеть от двенадцатилетнего ребенка?
– У меня хорошие новости, госпожа Блэксток, – сообщил он, остановившись перед ними и улыбнувшись еще шире. – Мне повезло, я нашел пустую хижину и занял ее для вас. Правда, она требует небольшого ремонта: нужно заново покрыть тростником крышу и заделать глиной дыры. Завтра с утра я этим займусь, а на сегодняшнюю ночь она вполне сгодится.
– Котти, ты чудесный парень! – радостно воскликнула Фейс. – Я тут ломаю голову над тем, где мне искать пристанище на сегодняшнюю ночь, – и вдруг появляешься ты! Но разве у тебя нет своих дел, которыми ты должен заниматься?
– Ничего такого, что нельзя было бы отложить, – беспечно ответил мальчик. – А теперь, госпожа, давайте-ка мне саквояж и малышку, и я отведу вас к вашей хижине. А ты, Хоуп, накинь это на себя, чтобы хоть немного защититься от дождя.
Отвернув полу своего длинного рваного плаща, он накрыл ею Хоуп, взял у Фейс саквояж и Чарити и повел их обратно по Скалистой дороге, туда, где приютилось множество маленьких хижин, перед которыми даже в дождь горели костры.
– Внутри хижин не разрешается разводить огонь из-за тростниковых крыш, – объяснил Котти, словно прочитав мысли Фейс. – Готовить нужно снаружи. На Брикфилд-Хилл хорошая глина, из которой можно делать кирпич и черепицу, но это могут позволить себе только богачи. Быть может, госпожа Блэксток, со временем мы построим для вас такое жилище. Вот мы и пришли!..
Он свернул к одной из хижин, находившейся в совершенно плачевном состоянии: половина тростниковой крыши была снесена, а между пальмовыми стволами зияли щели. И все же Фейс она показалась прекрасной. Котти толчком распахнул дверь. Внутри на крючке висело ведро с водой.
– Как видите, – с усмешкой сказал Котти, – на дверях хижин нет замков, только щеколда – деревянный колышек на веревке.
– У меня нет ничего такого, что можно было бы украсть.
– Со временем, возможно, появится. Воровство здесь обычное дело. Многие прячут все самое ценное в тростнике на крыше. Вы сможете делать то же самое, когда я починю ее.
Фейс следом за мальчиком вошла внутрь и остановилась, чтобы оглядеться. Как и в хижине Симона Марша, полом служила плотно утрамбованная земля, только, обратила внимание Фейс, здесь было чисто выметено. В хижине была всего одна комната и никакой обстановки за исключением двух гамаков, подвешенных на крючьях у стены. С одной стороны в хижину затекал дождь, но в том месте, где висели гамаки, было сухо, и Фейс догадалась, что Котти, должно быть, успел починить часть крыши.
– Гамаки! Как ты их раздобыл?
– Не важно, – пробормотал Котти, отводя взгляд, – я их выменял. Со временем вы сможете расплатиться за них.
– Разве я смогу когда-нибудь это сделать? – с горечью произнесла Фейс. – Симон Марш будет только кормить меня.
– Всегда есть способы заработать что-нибудь дополнительно. Я научу вас. Например, здесь позади хижины есть маленький клочок земли. Почва там не самая лучшая, но огород можно разбить. Нужно выращивать больше, чем понадобится вам с девочками, а остальное можно обменивать на товары. Ладно… – оживился он, – не пора ли приготовить еду? Вы, должно быть, проголодались?
– Я умираю от голода, – призналась Фейс.
– И я тоже! – пискнула Хоуп.
– Сейчас мы обо всем позаботимся, Хоупфул, – засмеялся Котти и потрепал ее по волосам.
– Меня зовут Хоуп! – возмутилась девочка.
– Но по твоему виду заметно, что ты всегда полна надежд, разве не так?
Котти юркнул в сухой угол под гамаком, и тогда Фейс впервые обратила внимание на сваленные у стены вещи. Мальчик вытащил рулон, похожий на свернутые воловьи шкуры, развернул его, и оказалось, что это действительно две сшитые вместе воловьи шкуры.
– Ты поможешь мне, Хоуп? Возьми сколько донесешь, – Котти указал на небольшую кучку дров в углу, – и начнем разводить огонь.
Прихватив стоявшие у стены деревянные стойки, Котти вышел наружу и растянул на этих стойках перед хижиной воловьи шкуры, закрепив их по углам. Укрытие получилось не очень надежным, но, во всяком случае, защищало от моросящего дождя. К тому времени как Хоуп притащила несколько веток, он, стоя на коленях над обложенной камнями ямкой для костра, уже разгребал сырые остатки старого пепла. Докопавшись до сухой земли, мальчик наломал несколько тонких веточек, взял кусочки коры от веток, которые принесла Хоуп, сложил сухое топливо небольшой кучкой и, поработав несколько минут кремнем, высек искру, от которой приготовленная кучка вспыхнула. Котти стал осторожно дуть на костер, пока не появился слабенький огонек, а потом начал аккуратно подбрасывать в него ветки. В конце концов разгорелось настоящее пламя.
– Следи за ним внимательно, Хоупфул, чтобы он не погас. – Котти поднялся и направился обратно в хижину.
– Начинаю верить, что в твоем лице, Котти, нам ниспослан ангел-хранитель. – Фейс печально поглядела на него и покачала головой. Котти в замешательстве потупился и наклонился к мешку с продуктами, откуда извлек пакет с мясом и три заостренные палочки.
– Сегодня ужин будет скудным, но больше мне ничего не удалось достать за такое короткое время.
– Уверена, этого вполне достаточно, Котти.
– Эта булка… – мальчик вытащил из мешка хлеб, – она не совсем свежая, но есть можно. – Он отдал Фейс хлеб и вышел из хижины с мясом и палочками.
Фейс подумала, что надо помочь ему, но была настолько измучена, что не нашла в себе сил выйти под дождь. Никогда раньше она не пользовалась гамаком, и ей понадобилось несколько минут, чтобы понять, каким образом забраться в него и не оказаться при этом на полу. Не выпуская из рук Чарити, она наконец осторожно опустилась в гамак, удобно устроилась в нем и, должно быть, задремала. Проснулась она оттого, что кто-то осторожно тряс ее за плечо.
– Ужин готов, госпожа Блэксток, – доложил Котти.
Фейс села, потерла кулаком глаза, почувствовала запах жареного мяса, и у нее от голода свело желудок.
На перевернутой корзине Котти пристроил погнутую металлическую тарелку с ломтиками мяса и разломанным на куски черствым хлебом.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52

загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

Рубрики

Рубрики