науч. статьи:   демократия как оружие политической и экономической победы в условиях перемен --- конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн
ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

науч. статьи:   пассионарно-этническое описание русских и др. важнейших народов мира --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Ободе пулей пролетел мимо него в свою палатку. Батлер посмотрел на лагерь. Вроде, ничего необыкновенного. За исключением… за исключением того, что нигде не было видно ни одного солдата. Он последовал за Ободе в его палатку.Ободе с ожесточением натягивал белую гимнастерку.– Что случилось, господин президент? – спросил Батлер.– Потом расскажу. А сейчас уходим отсюда!– А где часовые?– Часовые убиты или сбежали. Все до одного. И слоны. У них вырваны бивни. Уходим. Уходим, потому что я не хочу иметь никакого дела с тем, кто способен без единого звука и без всякого следа, за одну ночь перебить солдат и искалечить слонов. Сматываемся отсюда, приятель.Прежде чем Батлер успел что-либо сказать, Ободе выбежал из палатки. Когда Батлер выскочил вслед за ним, он увидел в первых лучах занимающейся утренней зари генерала Ободе за рулем одного из джипов. Генерал повернул ключ в положение «зажигание», но ничего не произошло. Он попробовал еще раз, потом, выругавшись, тяжело спрыгнул на землю и подбежал к другой машине.Она тоже не заводилась.Батлер подошел к джипу и открыл капот. Под ним было месиво: выдернутые и оборванные провода, разбитая аккумуляторная батарея, превращенный в черный порошок трамблер.Батлер осмотрел остальные четыре джипа, стоявшие на поляне. Они были в таком же состоянии.Он вскинул голову к Ободе, продолжающему горестно возвышаться за рулем первого джипа.– К сожалению, генерал, – доложил Батлер, хотя он вовсе не был уверен, что сожалеет об этом, – если мы куда-нибудь и двинемся, то только пешком.Ободе взглянул на Батлера.– Отсюда нам не выбраться. Здесь даже лони смогут перебить нас как мух.– Так что же нам делать, господин президент?Ободе обрушил свою огромную, как окорок, лапищу на рулевое колесо и погнул его, заставив машину закачаться на рессорах.– Проклятье, – заорал он. – Тогда будем делать то, что всегда должна делать армия. Мы наступаем! Глава пятнадцатая Пока Римо спал, принцесса Саффа выскользнула из его хижины и вернулась в ту, где спала Хиллари Батлер.Смутное беспокойство преследовало Саффу весь этот день. Всю жизнь она ждала, когда же, наконец, сбудется легенда; теперь люди из легенды были здесь; скоро лони снова обретут власть; и все-таки чувство тревоги не проходило.С легендами никогда не бывает просто. Существует много путей их осуществления. Разве они не приняли вначале Батлера за Мастера из легенды? Он отказался от своей прежней жизни в Америке ради того, чтобы стать другом лони, так что его можно назвать умершим. А его возвращение к лони? Разве оно не соответствует утверждению легенды о том, что дети лони вернутся домой? Именно так думала Саффа, но оказалось, что она ошиблась.А разве не может быть других ошибок? Ты глупышка, дитя. А как насчет Ободе? Ты уверена, что это он – злой человек из легенды? И что Римо предстоит встретиться с ним сегодня лицом к лицу? Да, да! Ну, а Старейший? Ты сомневаешься, что он вернет лони их былую храбрость, мудрость и благородство? Нет, нет!Саффа скользнула в хижину, в которой спала молодая американка. Она мягко опустилась на корточки возле ее изголовья. Девушка дышала размеренно и легко, в углах губ играла слабая улыбка. «Она выздоровеет, – подумала Саффа, – потому что тот, кто видит сны, будет жить».Она положила руку на бледную руку Хиллари и задумалась, глядя на контраст. К чему все эти беспокойства насчет цвета кожи? Кожа есть кожа – черная она или белая, или желтая, как у Чиуна. Важно то, что у человека под кожей; его мысли, сердце, душа. Она смотрела на Хиллари Батлер: разве между различными племенами не может быть так, как между ней и Хиллари? Может быть, вражда между лони и хауса прекратится, если только они будут считать друг друга людьми, хорошими ли, плохими, пусть совсем другими, но людьми.Она нежно погладила руку Хиллари Батлер.Чиун поднялся очень рано, и Римо нашел его возле огненной ямы. На ночь костер переворошили и оставили тлеть до утра, когда в него опять набросали сухих веток и сучьев.Теперь по указанию Чиуна четверо лони начали забрасывать костер свежими ветками, с которых капала вода, – она шипела и потрескивала на раскаленных белых камнях. Поднялись клубы пара, из-под веток поползли ленивые кольца дыма, похожие на опьяневших от сытости змей.– Намечается пикничок? – спросил Римо. – Не нужна ли утка? Если хочешь, я сбегаю в магазин за гамбургерами.– Тебе обязательно надо выглядеть дураком, чтобы казаться умником? – в свою очередь спросил Чиун. – В таком деле помощник тебе не требуется: у тебя это получается так же легко, как у утки кряканье.Их беседа была прервана раздавшимся позади них ревом. По дорожке, огибая хижины, шли к деревенской площади Ободе и Батлер. Процессию возглавлял Ободе, ревевший как матерый лось, которого заела мошкара.– Эй вы, трусы и грязнухи племени лони! – орал он. – К вам пришел генерал Ободе. А ну, выходите, жалкие сокрушители мух и москитов!Деревенская площадь опустела – несколько лони, находившихся на ней, мгновенно исчезли. На одной стороне площади, у костра, стояли Римо и Чиун; на другой, в семидесяти футах от них, – Батлер и Ободе. Все четверо молчали, глядя друг на друга.Из хижины, на полпути между двумя парами, вышла принцесса Саффа. Высокая, темнокожая, в своем похожем на греческую тогу белом одеянии, она стояла молча, величественно взирая на Ободе, который снова принялся вызывать на поединок лони – по одному или всех вместе.– Закрой рот, взбесившийся осел, – сказала, наконец, Саффа.– Кто ты такая? – вскричал Ободе после секундного замешательства, вызванного, как заметил Римо, красотой Саффы.– Я – Саффа, первая принцесса Империи Лони, и я приказываю тебе замолчать.– Ты приказываешь? Это ты приказываешь? Я – генерал Дада Ободе, президент Бусати, повелитель этой страны – как раз тот, кто отдает приказания.– Может быть – в своих борделях и в нашей загаженной столице, а здесь тебе лучше помолчать. Мы рады, что ты пришел, генерал.– Когда я уйду отсюда, возможно, вы уже не будете так радоваться.Саффа три раза громко хлопнула в ладоши. Медленно, с явной неохотой лони начали выходить из своих хижин – сначала женщины и дети, потом мужчины.– И все-таки мы действительно рады, что ты пришел, – сказала она, усмехнувшись, пока мужчины лони, подходили ближе к Ободе и Батлеру. – А ты, Батлер, – добавила она, – правильно сделал, что затащил этого зверюгу в наш лагерь.Батлер слегка поклонился, и голова Ободе тут же повернулась к генералу, как будто притянутая к нему резиновым жгутом. Внезапно для него многое стало ясно. Батлер – предатель. Ободе взревел и бросился на Батлера, протянув обе руки к его горлу. Не ожидавший нападения Батлер грохнулся под тяжелой массой Ободе на землю и лежал до тех пор, пока шестеро лони, по сигналу Саффы, не оттащили Ободе.Чиун и Римо медленно приближались к Ободе, который продолжал гневно коситься на Батлера.– Трус, предатель, лонийская собака, – сплюнул Ободе.– Это мой народ, – сказал Батлер. – Добро пожаловать к нам, жирная свинья.– У тебя даже не хватило духу самому убить меня, – откликнулся Ободе. – Ты мог это сделать много раз, потому что я доверял тебе. Вместо этого ты дожидался случая, чтобы выдать меня этому стаду овец.– Это благоразумие, генерал, обычное благоразумие.– Нет, трусость, – прорычал Ободе. – В войсках, в которых я служил, тебя бы просто пристрелили как собаку. Да ты и есть собака.Перекрывая шум толпы и отдельные голоса, вдруг прозвучала команда Чиуна:– Тихо! Мастер Синанджу говорит вам: прекратите эту бабью склоку.Ободе повернулся к Чиуну, который стоял уже прямо перед ним, и оглядел его с головы до пят, как будто впервые увидел. Президент Бусати возвышался над престарелым корейцем больше чем на полтора фута. Весил он в три раза больше.– А ты тот самый Мастер из легенды лони?Чиун кивнул.Ободе захохотал, запрокинув голову назад, и как бы адресуя свой смех небесам.– Ну ты, москит, прочь с дороги, пока Дада тебя не прихлопнул!Чиун сложил руки на груди и уставился на Ободе. Площадь позади него была теперь полна людей, которые, притихнув, следили за происходящим – словно большая семья, прислушивающаяся к тому, как ссорятся за тонкой стеной их соседи.Римо стоял рядом с Чиуном, холодно взирая на Ободе. Наконец их взгляды встретились.– Ну, а ты кто? Еще один персонаж из сказки? – презрительно спросил он.– Да нет, – сказал Римо, – я главный дрессировщик слонов и механик по ремонту джипов. Приятно прогулялись?Ободе начал было говорить, но вдруг остановился, видимо впервые осознав, что он окружен врагами, причем во много раз превосходящими его численностью. Не тогда, когда он был простым солдатом, не тогда, когда носил нашивки старшины британских войск, и, разумеется, не тогда, когда он стал верховным главнокомандующим армии Бусати, а только сейчас, впервые за свою долгую службу, он понял, что смерть может стать реальностью.– Убейте его, – сказал Батлер. – Давайте убьем его, и покончим раз и навсегда с вековым проклятием лони.– Послушай, старый муравей, – сказал Ободе, поворачиваясь к Чиуну, – поскольку сегодня на твоей улице праздник, я обращаюсь к тебе с просьбой: пусть я умру, но умру как мужчина.– Разве ты заслуживаешь этого?– Да, – ответил Ободе, – потому что я всегда старался быть справедливым и давал мужчине возможность умереть как мужчина. В свое время я боролся с целыми полками, и никто не боялся побить меня из-за моего звания или должности.– Что ж, борьба – очень хорошее средство, чтобы научить человека скромности, – согласился Чиун. – Слабость хауса в том, что наиболее развитым мускулом в вашем теле является язык. Пойдем. Я научу тебя скромности.Он повернулся, отошел к центру площади и снова повернулся к Ободе. Откуда-то сбоку послышался голос Римо:– Чиун, не забудь, что он мой. Мы же договорились!– Помолчи, – приказал Чиун. – Неужели ты думаешь, что я лишу тебя твоего удовольствия? В легенде сказано, что ты должен сделать. Вот это ты и сделаешь, но не больше того.Обратившись к лони, которые держали Ободе, он сказал:– Отпустите его.На Чиуне были белые штаны и белая рубаха – типичный американский костюм для каратэ. Он был подпоясан белым поясом, что было расценено Римо как проявление излишней скромности со стороны Чиуна.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27
науч. статьи:   политический прогноз для России --- праздники в России на основе ключевых дат в истории --- законы пассионарности и завоевания этноса
загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

    науч. статьи:   циклы национализма и патриотизма --- идеологии России, Украины, ЕС и США

Рубрики

Рубрики