ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Вошел генерал Сан-Мартин.
— Идемте, — сказал он, — все в порядке. Один мок друг сыграет роль вашего посла. А вот и он.
Высокий человек с седыми висками вошел следом за генералом и пожал Малко руку.
— Здравствуйте. Я — Конрад Ханновер, старый друг генерала Сан-Мартина. Он мне уже все рассказал. Я готов разыграть для вас эту маленькую мистификацию.
— Где Моника? — спросил Малко.
— Внизу, — ответил генерал Сан-Мартин. — Я вас оставлю, она не должна меня видеть. С вами пойдет Конрад. Она не может его знать: он не занимается политикой и редко бывает в Лиме.
Генерал протянул Малко бумажку со множеством печатей, на которой он прочел две фамилии — свою и Моники. Это был приказ об их освобождении. В сопровождении своего «посла» Малко нетвердым шагом спустился по лестнице. В холле стояли несколько человек с испуганными глазами в окружении вооруженных охранников. Арестованные по подозрению... За дверью были видны машины на авенида Испания. Моника, съежившись, сидела на скамейке у входа и смотрела перед собой застывшим взглядом. При виде Малко она вскочила.
— Это правда? — пролепетала она. — Меня отпускают?
— Да, — кивнул Малко. — Можете поблагодарить его превосходительство посла Австрии, вот он перед вами. Он обратился лично к президенту республики и все уладил.
Едва взглянув на «дипломата», Моника вцепилась в руку Малко и потащила его к дверям. Молодой человек с автоматом наперевес, внимательно изучив печати и подписи на пропуске, выпустил их. Малко сощурился от ослепительного солнца. Огромное треугольное здание «Диркоте», казалось, все еще давило на них. «Мерседес» Конрада Ханновера стоял напротив. Было восхитительно вновь оказаться под кондиционером, но рев клаксонов отдавался в голове тупой болью.
— Куда вас отвезти? — спросил Ханновер. — В отель или в больницу?
— В отель, — решил Малко. — А вы, Моника, поедете домой?
Она испуганно замотала головой.
— Нет, нет, я хочу остаться с вами. Они могут опять прийти за мной...
— Но вы ранены!
— Ничего, у меня есть знакомый врач, я ему позвоню...
Путь до Мирафлорес показался бесконечно долгим. И Моника Перес, и Малко были в каком-то оцепенении. Молодая женщина даже не поблагодарила своего предполагаемого спасителя. В холле «Эль Кондадо» служащие удивленно косились на них. Войдя в свой номер, Малко увидел, что там был произведен обыск — все было перевернуто вверх дном.
Он устремился в ванную и встал под душ, с наслаждением ощущая, как стекает вода по его истерзанному телу. Вскоре пришла и Моника. Она забралась в ванну и села, подставив лицо струям воды, машинально намыливаясь. Когда Малко коснулся ее груди, она вскрикнула.
— Прости, мне еще больно...
Они долго стояли под душем. Говорить ни ему, ни ей не хотелось. Наконец оба вышли из ванной.
— Хочешь позвать врача? — спросил Малко.
Моника в ответ пробормотала что-то нечленораздельное: она уже спала в своей любимой позе, на животе, уткнувшись лицом в подушку. Малко умирал от жажды. После двух бутылочек «Пепси» и рюмки джина он почувствовал себя лучше.
* * *
В дверь постучали. Завернувшись в простыню, Малко пошел открывать. Стоявший на пороге человек в штатском протянул ему пакет.
— От полковника. Ваша машина внизу.
Малко запер дверь. В пакете оказались его кредитные карточки, револьвер, паспорт, деньги, часы и ключи от «тойоты». Моника, приподнявшись на локте, испуганно смотрела на него. Он улыбнулся ей, успокаивая:
— Ничего страшного.
Голова ее бессильно упала на подушку. Малко вытянулся рядом с ней, и они уснули.
Много позже — было уже темно — он проснулся от острого желания. Рука его сама собой потянулась к бедру Моники. Молодая женщина вздрогнула всем телом. Малко вспомнил, что ей пришлось пережить, и ему стало стыдно.
Моника повернулась к нему, сжала пальцами восставшую плоть и пробормотала:
— Прости меня, я не могу...
Он успокоился и снова провалился в сон. Время от времени они просыпались, озирались, щурясь, и снова засыпали. Когда Малко взглянул на часы, оказалось, что под действием снотворных и успокоительных они проспали больше суток. Потом врач, которому позвонила Моника, осмотрел их обоих. Наконец Малко заставил себя встать и принять душ. Когда он вернулся в комнату, Моника сидела в постели, пристально глядя на него огромными черными глазами. Он с облегчением отметил, что страха в них больше не было.
— Ты спас мне жизнь, — тихо сказала она. — Если бы не ты, они бы меня еще долго пытали, а потом убили бы.
— Ты в этом уверена?
Она кивнула.
— Да, усатый лейтенант мне так и сказал. Когда они пытают людей, но собираются их потом отпустить, они прячут лица под капюшонами. С открытым лицом работают только тогда, когда знают, что допрашиваемый уже не сможет никому о них рассказать.
— Лейтенанта зовут Франциско Каррас, — сказал Малко. — Это садист.
И он рассказал ей о трех кастрированных крестьянах.
— Они отправят их на вертолете якобы домой, в деревню, — вздохнула Моника. — И бросят на скалы где-нибудь в Сьерре.
Затянутый в эту пучину ужаса, Малко уже не мог понять, кто же прав. Моника наблюдала за выражением его лица.
— Ты не очень на меня сердишься?
Он притянул ее к себе и поцеловал.
— Ты не виновата. Это просто чудовища...
— Виновата, — перебила она. — Я сказала тебе неправду. Это были не просроченные лекарства для бедняков.
— А что же?
— Редкий препарат. Для человека, который очень болен и не может раздобыть его сам.
— Для Мануэля Гусмана?
Она молча наклонила голову.
— Ты член «Сендеро Луминосо»?
— Вообще-то нет. Я им только помогаю... По-моему, они правы. Эта система насквозь прогнила, ты сам мог убедиться.
— Но и те не лучше...
Она пожала плечами.
— Не знаю. Всегда хочется верить в лучшее... Скажи, как тебе удалось добиться, чтобы меня отпустили? Они были злы, как черти.
В ее голосе Малко послышалась тень подозрения, и он поспешил его развеять:
— Это все мой посол. Он был просто великолепен. Я должен был обедать у него, и он забеспокоился. Благодаря своим связям, он выяснил, где я нахожусь, и позвонил самому президенту, пригрозив международным скандалом в случае, если меня не отпустят. Ну, а я поставил условием, чтобы ты вышла вместе со мной. Президент Белаунде дорожит своей репутацией. Он приказал «Диркоте» освободить и тебя.
Монику Перес, казалось, удовлетворило его объяснение. Она встала. Тело се было все в синяках, но она вновь обрела свой обычный уверенный вид.
— Куда ты? — спросил Малко.
— Мне надо повидаться с друзьями, — ответила она, — успокоить их. Никто не знает, где я.
— Не боишься? Ты ведь не хотела возвращаться домой.
— Жизнь продолжается. Надо еще написать статью для «Вашингтон пост». Я должна зарабатывать на хлеб.
Вот неугомонная!
Она натянула джинсы и футболку.
— Возвращайся потом сюда, — предложил Малко, — так мне будет спокойнее.
Она поколебалась.
— Ладно.
— Возьми мою машину, — сказал Малко.
Он дал ей ключи от «тойоты», а когда она уходила, у него мучительно сжалось сердце. Дважды из когтей «Диркоте» не вырваться...
Малко в свою очередь оделся, взял такси и поехал к генералу Сан-Мартину. Тот встретил его с распростертыми объятиями. Прелестницы Кати не было видно.
— Вы еще легко отделались, — сказал генерал. — Это война не на жизнь, а на смерть.
— В «Диркоте» творятся немыслимые гнусности, — заметил Малко.
— "Сендерос" начали первыми, — возразил его собеседник.
Он достал из ящика письменного стола пачку фотографий и положил их перед Малко.
Это было омерзительно. Изрезанные на куски тела, отрубленные руки и ноги, выпущенные кишки... Вывернутая наизнанку пилотка на размозженном черепе солдата...
— "Сендеро Луминосо", — только и сказал генерал Сан-Мартин.
Он помолчал немного и продолжал:
— Они убивают темных крестьян, женщин, детей. Это безумцы. Если Гусман будет у нас в руках, мы не дадим им потопить страну в крови... Вы готовы лететь в Тинго-Мария?
— Готов, — кивнул Малко. — Но, может быть, прежде я сумею кое-что узнать от Моники Перес.
Он вздохнул — какой же тонкой была эта ниточка!
Малко покинул генерала Сан-Мартина, раздираемый противоречивыми чувствами. Ему придется просто-напросто предать Монику Перес...
Он вернулся в «Эль Кондадо». Моники не было. Она появилась много позже, когда он уже спал. Молодая женщина скользнула под одеяло и поцеловала его. От нее пахло писко и потом. Когда он уже думал, что она уснула, она вдруг прижалась к нему.
— Возьми меня, — попросила она, — только тихонько...
Он выполнил ее просьбу, действуя как можно осторожнее и бережнее. По телу Моники вдруг пробежала судорога, и он остановился, готовый оставить ее, но руки молодой женщины обхватили его, и она шепнула хрипло:
— Нет, нет, ничего. Продолжай.
Это длилось долго. Наконец, не в силах больше сдерживаться, Малко выплеснул в нее свое семя. Он знал, что она не получила никакого удовольствия. После долгого молчания Моника вздохнула:
— Мне надо было заняться любовью сейчас. Иначе у меня бы никогда больше не получилось. Ты — единственный, с кем я могла.
Они уснули. На рассвете Малко открыл глаза, снова охваченный желанием. Моника лежала, приподнявшись на локте, устремив на него задумчивый взгляд своих темных глаз. Что-то странное почудилось в них Малко.
— Что с тобой? — спросил он.
— Ничего. Смотрю на тебя.
Взгляд ее скользнул ниже. Она наклонилась и прошептала с нежностью:
— Дай, я сама. Мне еще слишком больно.
Пальцы ее принялись ласкать его восставшую плоть, затем ее горячие губы сомкнулись вокруг нее, и Малко ощутил ласки теплого, остренького языка. Моника не спешила, действуя искусно и умело. Доведя его наконец до высшей точки наслаждения, она в последний момент отстранилась, завороженно глядя на брызнувшее семя.
Чуть позже она спросила очень серьезно:
— Ты все еще хочешь продолжать свои исследования?
Сердце Малко забилось чаще.
— Конечно. А что?
— Я виделась с друзьями, они согласны с тобой встретиться.
— Это люди из «Сендеро»?
— Да.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37

загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

Рубрики

Рубрики