ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

К стенам были прикноплены газетные вырезки со статьями Моники; некоторые фразы подчеркнуты красным карандашом. Все о «Сендеро Луминосо». Молодая женщина сбросила юбку и блузку и уселась на кровать — больше в комнате сесть было некуда.
— Зачем ты носишь лифчик? — спросил Малко. — У тебя же великолепная грудь.
Быстрым движением она расстегнула лифчик и отшвырнула его с раздраженным смешком.
— Атавизм! Здесь все женщины их носят. Вековая испанская стыдливость. Идиотизм, конечно. После революции мы не будем их носить, клянусь тебе.
Что ж, хоть какая-то польза от грядущей революции...
Малко выпил чашку отвратительного кофе и поднялся. Все складывалось лучше, чем он мог надеяться.
— Когда мы сможем пообедать вместе? — спросил он. Моника пожала плечами.
— Не знаю... Позвони мне. Только меня здесь редко можно застать...
— Тогда давай договоримся прямо сейчас, — предложил Малко.
Она на минуту задумалась.
— Можем перекусить завтра днем в университетском городке Сан-Маркос. Скажем, в час.
— Почему бы и нет? Где мы встретимся?
— Перед факультетом социологии. Там памятник Че. Это наше обычное место встреч.
— Идет, в час у памятника Че, — кивнул Малко.
На пороге она быстро чмокнула его в щеку и рассмеялась:
— Ничего, я даже рада, что ты меня изнасиловал. Я так давно не занималась любовью...
Малко вновь оказался под палящим солнцем. Грохот грузовиков, сотрясавший стены хрупкого домика, оглушил его. По дороге к центру он подумал, что ему необходимо оружие. Опасаясь таможенного контроля, он не взял с собой даже свой суперплоский пистолет. Помочь ему могли в Лиме только двое — генерал Сан-Мартин и Фелипе Манчаи. Он решил начать с журналиста.
* * *
Ему пришлось раз десять нажимать кнопку звонка, прежде чем в дверях появился Фелипе — в трусах и майке, с красными, слезящимися глазами. Он посмотрел на Малко с тревогой.
— Что случилось?
— Ничего серьезного, — ответил Малко. — Просто вчера я забыл вас спросить, не можете ли вы достать мне какое-нибудь оружие.
Манчаи почесал в затылке.
— Я, пожалуй, дам вам мой «таурус». Только вы с ним осторожней, спусковой крючок совсем истерся. Стреляет мгновенно.
Он провел Малко в гостиную, усадил в кресло, скрылся в кабинете и через минуту вернулся с пистолетом, пригорошней патронов и сложенной вчетверо бумажкой.
— Вот, держите. Это разрешение на ношение оружия. Фамилии тут нет, впишите вашу...
Очаровательная страна, подумалось Малко. Журналист задумчиво смотрел на него.
— Будьте осторожны. «Сендерос» шутить не любят. Я бы не хотел, чтобы с вами что-нибудь случилось. Кстати, как там у вас с Моникой?
— Неплохо, — ответил Малко. — Постарайтесь узнать для меня еще что-нибудь. Я пришлю вам полторы тысячи долларов сегодня вечером.
* * *
Малко изучал карту Лимы, готовясь к встрече с Лаурой, когда зазвонил телефон.
— Малко? Это Моника...
— Ты что-нибудь забыла?
Она тяжело дышала, голос был встревоженный.
— Нет-нет. Я только хотела попросить тебя об одном одолжении.
— Я весь к твоим услугам.
— Дело в том, что мне надо до двух часов забрать одну вещь. Машина сломана, а такси поймать невозможно. Ты не мог бы съездить?
— Конечно, — отозвался Малко. — А что надо забрать?
— Кое-какие лекарства для бедняков, — помедлив, ответила она. — Срок годности истек, но их еще можно употреблять. Аптекарь не имеет права их продавать, так что он мне их дарит.
— Где это?
— Недалеко от тебя. На авеню Прадо, маленькая аптека рядом с кинотеатром «Эль Пасифико». Спросишь Хорхе и скажешь, что ты от меня.
— Еду, — сказал Малко.
— Спасибо. Принеси мне их завтра. Целую тебя.
* * *
Малко без труда нашел аптеку между кинотеатром и ювелирным магазинчиком. Народу внутри было немного. Он обратился к стоявшей за прилавком смуглой девушке:
— Хорхе здесь?
Она обернулась и крикнула куда-то в глубину лавки:
— Хорхе!
Из задней комнаты вышел маленький сморщенный старичок, явно «чуло», и подозрительно уставился на посетителя. Малко наклонился к нему через прилавок.
— Я к вам от Моники, за лекарствами.
Старик повел себя довольно странно: не говоря ни слова, он повернулся и стремительно скрылся в задней комнате. Словно перед ним был сам дьявол. Малко ждал. «Чуло» появился вновь и махнул рукой в сторону двери.
Малко вышел на тротуар. Через минуту из-за угла появился старик со свертком под мышкой. Он молча сунул пакет Малко и тут же исчез, так ничего и не сказав. Малко сел в «тойоту», заинтригованный. Что за тайны? Он взвесил сверток на руке — не очень тяжелый. Похоже, действительно лекарства. Но почему же старик казался насмерть перепуганным? Ломая голову над этой загадкой, Малко вернулся в «Эль Кондадо».
Таинственный сверток не давал ему покоя. Он развязал бечевку и обнаружил внутри конверт, заклеенный липкой лентой. Малко осторожно отлепил край и увидел дюжину одинаковых бело-голубых коробочек. Он взял одну, чтобы рассмотреть — это было швейцарское лекарство под названием «Лазиликс». На коробочке был указан только состав и дозировка. Малко был недостаточно подкован в медицине, чтобы догадаться о его назначении. Однако ясно было одно — Моника Перес сказала ему неправду. Это были не какие-то лекарства с истекшим сроком годности для бедняков, а редкий импортный препарат.
Пожав плечами, он тщательно запаковал оба пакета, перевязал бечевкой. Чего же так боялся старый индеец? Какая тайна здесь кроется?
Глава 6
Малко спрятал пакет с лекарствами и задумался. Прежде чем передать «Лазиликс» Монике Перес, необходимо было выяснить хотя бы, что это за препарат. Поразмыслив, он пришел к выводу, что самое простое решение проблемы обычно оказывается самым верным.
Он спустился в холл и осведомился у портье, где находится ближайшая аптека. Она оказалась совсем рядом, на авеню Бенавидес, и Малко отправился туда пешком. Внутри было пусто. Очаровательное создание в белом халате с задорным и чувственным личиком обратилось к нему:
— Что угодно, сеньор?
Малко протянул ей листок с написанным на нем названием лекарства. Взглянув на него, девушка нахмурилась.
— Это для вас?
— Нет, для моего друга.
— Нужен рецепт, — твердо сказала аптекарша. — Иначе вам его не отпустят. Это очень сильнодействующее средство и довольно редкое. Даже не знаю, есть ли оно у нас сейчас.
— Вот как? — протянул Малко. — А от чего оно?
— Сильное мочегонное. Приходите с рецептом, я постараюсь заказать его для вас.
Бросив на Малко зазывный взгляд, она вернула ему бумажку. Все эти крошки-"чулас", соприкоснувшись с цивилизацией, становились настоящими секс-бомбами. Малко в задумчивости вышел из аптеки. Ему вспомнилась фраза из досье ЦРУ на «Сендеро Луминосо»: «товарищ Гонсало» страдал тяжелой болезнью почек...
Конечно, это могло быть простым совпадением. Но кое-что подсказывало обратное: предполагаемые связи Моники Перес с «Сендеро Луминосо», странное поведение аптекаря. Малко вернулся к своей машине и устремился в Виа Экспрессо.
Кажется, ему улыбнулась удача. Моника Перес использовала его, чтобы выполнить опасное поручение, — возможно, у нее не было другого выхода. Весьма вероятно, что лекарство предназначено для руководителя «Сендеро Луминосо», который скрывается где-то в Лиме... Значит, Рон Фицпатрик указал ему верный след. Но журналистка наверняка была всего лишь посредницей. Распутать нить, ведущую к «товарищу Гонсало», будет делом долгим, сложным и небезопасным. Сендеровцы — профессионалы высокого класса, они, должно быть, все предусмотрели и не допустят прокола. Малко нащупал за поясом «таурус» Фелипе Манчаи и подумал, что это чертовски полезная штука. Кстати, надо было еще заехать в банк.
* * *
Фелипе Манчаи клевал носом за пишущей машинкой. При виде пачки стодолларовых банкнот он вмиг проснулся и прижал Малко к груди.
— Как дела, амиго?
От него несло смесью дешевой водки, писко и «Джи энд Би». Завидное здоровье! Малко сел на колченогий стул.
— Есть новости?
— Они устроили взрыв на «Индумиле», — сообщил журналист. — Это крупнейший в стране завод военного оборудования. Сегодня в шесть утра. Четверо парней и девица. Приехали на голубой «тойоте», битком набитой динамитом.
— Кто «они»?
— Сендеровцы, черт возьми! Кто же еще? «Република» сообщает все подробности.
Малко пробежал глазами статью. Типичный террористический акт. Он отложил газету и спросил, переходя в испанских традициях на «ты»:
— Фелипе, ты все-таки не думаешь, что Гусман скрывается в Лиме?
Старый журналист снял очки и тщательно протер их. Белки глаз у него были красные, как у кролика.
— Мне бы не хотелось говорить о Мануэле Гусмане, — вздохнул он. — У стен есть уши. Еще месяца не прошло, как за мной следили люди из «Диркоте». Они преследуют его по пятам, как шакалы. А он очень болен. Когда я его увидел, мне стало страшно. Ему было совсем худо.
— Что с ним?
— Почки. Рано или поздно его схватят, и тогда ему крышка. Один полковник жандармерии клялся мне, что собственными руками вырвет ему сердце. В деревне, где он когда-то служил, сендеровцы насмерть забили беременную женщину кузнечным молотом... А на твой вопрос могу ответить одно — я думаю, Гусман где-то в окрестностях Аякучо. Там его логово.
— Значит, у тебя ничего нового, — заключил Малко.
— Ничего. А ты что поделываешь?
— Да тоже ничего особенного. Вечером у меня встреча в Римаке.
— Будь осторожен, не бери с собой ничего ценного и спрячь часы. Они там на ходу подметки рвут. Голодные, с ними лучше не связываться.
Обнадеживающая перспектива...
Фелипе Манчаи поднялся.
— Мне пора. Можешь подбросить меня в Мирафлорес? Моя машина сломалась.
Малко видел машину журналиста перед его домом — старый «додж», наездивший не меньше миллиона километров. Изъеденные ржавчиной крылья могли занять почетное место на выставке абстрактной скульптуры.
Когда они ехали по бетонной траншее Виа Экспрессо, Фелипе вдруг спросил:
— А как тебе Моника? Ты, кажется, провел с ней ночь...
Малко поперхнулся от неожиданности:
— Откуда ты знаешь?
Фелипе Манчаи загадочно улыбнулся.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37

загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

Рубрики

Рубрики