ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Высший офицер боливийской армии. Активно участвует в подавлении движения левацких элементов в шестьдесят девятом, затем боливийский посол по особым поручениям. В Нью-Йорке уже два года. Многочисленные связи в южноамериканских кругах. Весьма активен. Тратит много денег. Проживает в частном отеле на Бикман Плейс за три тысячи четыреста долларов в месяц, плюс оплата услуг. Женат. Она значительно моложе его. Инкарнасьон Кочила. В Боливии проживают двое детей от первого брака.
Милтон Брабек положил телекс перед собой и закурил «Ротманс». Малко разглядывал через стекло здание фирмы «Крайслер», которое напоминало создание научной фантастики довоенного периода. Он размышлял. Чем же занимался дипломат, представляющий правое правительство, в компании левого террориста, манипулируемого КГБ?
– А девица?
Милтон Брабек покачал головой.
– Ничего. Старики слышали, что она говорила с Диасом по-испански. Необыкновенное хладнокровие. Красива. Никто ее не видел с Карлосом Диасом. Никаких следов.
Все лучше и лучше.
– А Хуан Карлос Диас?
Милтон Брабек вздохнул.
– Он гуляет по Нью-Йорку. Нам удалось восстановить события. В лифте он переложил деньги из дипломата, который для него был неудобен, в сумку девицы. Затем они направились в северную галерею. Внизу три линии метро...
– Проклятье, черт побери...
Малко редко ругался по-немецки. Его золотистые глаза покраснели. Хуан Карлос Диас издевался над ним и убивал кого хотел, там, где хотел, и тогда, когда хотел.
– А что наши итальянские друзья?
Милтон Брабек пожал плечами.
– ЦРУ обеспечит им богатые похороны.
Малко на разные лады перебирал в памяти все, что ему стало известно... Террорист... Правый деятель... Деньги...
Похоже на заказное убийство.
– Кстати, а где же девушка-оператор?
– И здесь мы полностью в дерьме. Когда друзья Фрэнки Блохи и Фунджи Мошны узнали об их смерти, то у них случились выкидыши. Они сунули девицу в багажник машины, а потом выбросили ее в Нью-Джерси.
– Живую?
– Похоже, живую.
Малко задумался. Все ускользало у него между пальцами.
– Необходимы дополнительные сведения об этом Капуро.
– Чуть попозже. Мы запросили наше отделение в Ла-Пасе. До завтрашнего вечера должны получить ответ.
– Его жена в Нью-Йорке?
– Да.
– Пожалуй, я навещу ее. Милтон, едем со мной. Вы покажете ваше удостоверение.
Это предложение не вызвало у агента большого энтузиазма.
– Будьте осторожны, – предупредил он. – Боливия – дружественная нам страна. У Капуро много друзей в Пентагоне и в Госдепартаменте. На похороны приедут многие. Есть еще одно обстоятельство, но это неофициально. Предполагают, что он продавал мафии значительные партии кокаина по поручению боливийского правительства. Это – предмет национального экспорта.
* * *
Было полное впечатление того, что они оказались не в Нью-Йорке, а в спокойном городке Новой Англии. Маленькие четырехэтажные домики. Чистота, тишина. Шум Первой авеню, находящейся в полукилометре, значительно приглушался небоскребами... Бикман Плейс оказалась улочкой, шириной в пятьдесят метров, между 50-й и 51-й Восточными улицами. Она выходит к зданиям, возвышающимся вдоль Ист-Драйв и Ист-Ривер. Вдоль улочки выстроились частные домовладения. Дома здесь самые дорогие в Нью-Йорке. Начало и конец улицы заканчивались тупиками.
В конце 51-й виднелся «Рекет Клуб» – самое шикарное заведение Нью-Йорка. Темнокожая бонна прогуливает белого пуделя. На ее лице мина отвращения.
Милтон Брабек заметил «роллс-ройс» темно-синего цвета напротив дома номер 37. Машина с дипломатическим номером.
– Похоже, что это его машина.
Для простого дипломата маленькой и бедной страны все это не так плохо... Малко подошел к полированной двери и постарался изобразить на лице приличествующую случаю мину. Он позвонил. Через несколько секунд дверь открыл швейцар. Смуглый и печальный. Он подозрительно оглядел пришедших. Милтон Брабек сунул ему под нос удостоверение спецслужбы:
– Мы расследуем убийство сеньора Уго Капуро. Могли бы мы видеть мадам Капуро?
Швейцар посмотрел на них с явным презрением.
– Сейчас посмотрю, дома ли она.
Боливийский дипломат погиб вчера. Утренние газеты подробно описывали убийство. Официальная версия состояла в том, что он был случайно задет пулями во время разборки между мафиозными шайками. Имя Хуана Карлоса Диаса нигде не упоминалось...
Швейцар закрыл дверь. Через три минуты она снова открылась.
– Мадам согласна принять вас. Пожалуйста, следуйте за мной, налево.
Толстый бежевый ковер полностью заглушал шаги. На стенах висели картины. Мебель была коллекционной и весьма дорогой.
Он провел их в богатый салон, украшенный огромны м венком из гладиолусов. Они остановились в центре салона. Швейцар вышел и закрыл за собой дверь. Тишина начала их удручать. Можно было действительно подумать, что находишься в похоронном салоне. Сзади скрипнула дверь, и они, обернувшись, увидели странный силуэт.
Невысокого роста женщина, вся в черном от шляпы до чулок, включая блузу. Лицо закрыто вуалеткой, такой густой, что рассмотреть его невозможно. Она подошла и протянула Малко руку, на которой сверкал алмаз величиной с хороший будильник. Единственная вещь, которая на ней не была задрапирована трауром...
– Прошу извинить, что принимаю вас, господа, в таком виде, – произнесла она умирающим голосом с достаточно явным испанским акцентом.
Малко не мог не отметить, что блуза с трудом удерживала два полушария, размер которых превышал то, что можно было бы ожидать при ее фигуре. Когда она пошевелилась, мелькнула полоска светлой кожи. Вдова одела черную блузу на голое тело. Видимо, из-за жары.
Она села и очень деликатно скрестила ноги. Послы шалея скрип черного нейлона. Это – настоящий латиноамериканский траур.
– Весьма сожалеем, что пришлось вас потревожить, – начал Малко. – Но мы должны найти убийц вашего мужа. Можете ли вы нам помочь?
Инкарнасьон Капуро издала горлом звук, который, по ее мнению, должен был означать всхлипывание.
– Не знаю. Ничего не понимаю. Уго был таким добрым. Все друзья его так любили. Его явно приняли за другого. Это ужасная ошибка. – Ее голос прервался. -Я повезу его гроб в Ла-Пас.
Милтон Брабек вытер слезу. Вдова развела ноги и снова скрестила их с ужасающим скрипом нейлона. Малко вежливо подождал, пока ее дыхание не успокоилось, и спросил:
– Скажите, с какой целью он был в Международном торговом центре?
Вдова замотала головой.
– Не знаю. Муж никогда не рассказывал мне о своих делах. Но у него был счет в Кемикал Банк, который расположен в Международном торговом центре.
Малко ухватился за эту информацию.
– Скажите, а ваш муж был в тот день в своем банке?
Вуалетка с удивлением вздрогнула.
– В своем банке? А для чего?
– У нас есть основания полагать, что при нем была значительная сумма денег. Полиция обнаружила пустой дипломат, в котором находилась только одна пачка новых банкнот.
Последовало молчание. Потом вдова сказала менее умирающим тоном:
– Может быть, он взял деньги для меня. Я собиралась сделать кое-какие покупки, но я не люблю кредитных карточек... – Она вздохнула. – Ах, мое сердце... Что еще вас интересует?
Малко решил сыграть ва-банк.
– Знаком ли был ваш муж или вы с неким Хуаном Карлосом Диасом? Это – опасный террорист латиноамериканского происхождения. Некоторые признаки указывают на то, что он мог находиться на месте убийства.
Молчание. Потом вдова заявила гораздо более сухим тоном:
– Мой муж не посещал людей этого типа.
Малко поспешил ее успокоить:
– Я в этом уверен, но именно этот террорист мог убить вашего мужа.
Вдова выпрямилась с оскорбленным видом.
– В этом случае, господа, надо его найти, арестовать и примерно наказать. У нас в Боливии он был бы немедленно расстрелян. Без суда и следствия.
Увы, США не доросли до такого уровня демократии. Малко встал, почувствовал, что они больше ничего не добьются от этого монумента супружеского горя. После давали извинения за вторжение. Милтон Брабек все время косился на толстый китайский ковер. Боливиец жил на широкую ногу. Да еще алмаз и «роллс-ройс». Заметив, что они собираются уходить, вдова смягчилась. Пройдя мимо нее, Малко ощутил резкий запах духов, скорее указывающих на разврат, чем на траур.
Видимо, это в латиноамериканских традициях... Они вышли в прихожую. Как бы вспомнив что-то, вдова неожиданно обратилась к Малко. Она совершенно игнорировала Брабека.
– Сеньор...
– Линге, – подсказал Малко. – Малко Линге. Я работаю в Госдепартаменте.
– Сеньор Линге, завтра состоится маленькая церемония в память об Уго. Она будет проходить в помещении художественной галереи, которую он только что открыл. Автор – один из его лучших друзей. Буду счастлива видеть вас там. Там будут многие из его друзей. Может быть, они расскажут вам что-то полезное, чтобы можно было отомстить за него.
Она обращалась к нему, а не к Милтону. В этот момент Малко ощутил, что ее силуэт излучал не только боль утраты...
– Ну что вы, я не могу вам надоедать...
– Совсем нет. Добро пожаловать. Да и вы тоже, – добавила она, повернувшись к Брабеку.
Малко всмотрелся в вуалетку, пытаясь угадать истинные намерения Инкарнасьон Капуро. Она смотрела ему в глаза, опустив руки по швам.
Подошел швейцар и открыл дверь. Малко наклонился к протянутой ему руке и поцеловал ее.
– Это доставит мне удовольствие. По какому адресу состоится церемония?
– Дом 154 на 54-й улице, напротив Музея современного искусства. Подождите, я вам напишу.
Она подошла к тумбочке, взяла ручку и блокнот. Левой рукой приподняла плотную вуалетку, чтобы лучше видеть.
Затем она повернулась и протянула, улыбаясь, листок бумаги. Малко с большим трудом сохранил бесстрастное выражение.
Инкарнасьон Капуро была, безо всякого сомнения, женщиной, которую он видел в Общественном клубе Испанского Гарлема в сопровождении Мануэле и Порфирио Аристоса. Она смотрела на Малко со светской улыбкой на пухлых губах и двусмысленным выражением глаз.
– До завтра, – произнесла она.
Глава 12
Едва полированная дверь закрылась за ними, Милтон Брабек бросил на Малко любопытный взгляд.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34

загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

Рубрики

Рубрики