ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Парень спрятался в ризнице. Они вытащили его оттуда, воткнули ему в зад запал динамита. Он был разорван на куски...
Все это она рассказывала голосом маленькой испуганной девочки. Малко больше не сожалел об эротической интермедии. Кристина рассказала ему о смерти Чикитина, информатора ФБР, убитого, вероятно, Хуаном Карлосом. Он спросил безразличным тоном:
– Почему же ты не вмешалась? Ты же работаешь в полиции!
Она опустила глаза.
– Очень испугалась. Особенно когда увидела этих людей.
– Ты их знала?
Кристина кивнула головой.
– Одного во всяком случае. Мануэле. Опасный тип. Он требовал, чтобы я торговала для него наркотиками. Понимаешь, в форме это легко. Он много раз приглашал меня на рюмку вина в Общественный клуб «Патиклас» на 105-й улице. Он постоянно там сшивается. Он противный, как обезьяна, и очень злой. Я знаю, что он многих убил. Наркоманов, которые были его должниками. Он их сбрасывал с крыши. – Она прикусила губу. – О! Я не должна была это рассказывать.
– Это не имеет никакого значения, – сказал Малко с отсутствующим видом. – А священник тебя не выдал? Пуэрториканка смущенно улыбнулась.
– Нет, он надеется, что я к нему приду. Но я боюсь.
Если бы руководители ЦРУ узнали, что при убийстве Чикитина присутствовал сотрудник нью-йоркской полиции, они бы заболели. Но, во всяком случае, Кристина дала ему тоненькую ниточку.
Кристина неожиданно положила ладонь на руку Малко.
– Ты знаешь, я люблю тебя, – сказала она вдохновенно.
Трогательно. Малко положил двадцатидолларовый билет на стол. Они встали. У него были ватные ноги. Кристина, наоборот, была в прекрасной форме. Когда они вышли на улицу, она взяла его за руку. По-прежнему было очень жарко.
– Мы еще встретимся?
– Конечно.
– Я всегда обхожу один и тот же микрорайон. Между 122-й и 118-й улицами. От Плезент-авеню до парка. Теперь мы должны расстаться.
Она на мгновенье прижалась к нему и пошла своей танцующей походкой. Жара была невыносимой даже в восемь часов вечера.
Крис Джонс и Милтон Брабек ожидали его в бюро Управления внутренних операций Нью-Йорка.
Теперь ему понадобится защита. Этим вечером он мог столкнуться с убийцами Никитина. Иными словами, с ближайшими подручными Хуана Карлоса Диаса.
Глава 7
Малко сжимал обеими руками бокал с коктейлем «Свободная Куба» – смесь рома и кока-колы, – пытаясь сохранить растерянный и напряженный вид наркомана, лишенного своего зелья. Его руки слегка тряслись, взгляд беспокойный, бегающий. Уже третий раз к столу подходил бармен Общественного клуба – почти лысый и худой пуэрториканец – и весьма недоверчиво разглядывал его.
Войти в «Патиклас» было очень нелегко. Когда он постучал, то жирный и лоснящийся пуэрториканец приоткрыл створку двери лишь на несколько сантиметров. Он уже готов был захлопнуть ее, когда Малко надумал назвать имя Мануэле, Тот заколебался, закрыл дверь, потом приоткрыл ее. Подошли еще два пуэрториканца, в том числе и бармен, и стали недоверчиво разглядывать Малко. Наконец они сказали, что Мануэле сейчас нет.
– Я подожду.
Он ласково вручил швейцару пятидолларовый банкнот. Последовала еще одна дискуссия, после чего тот сделал знак, что можно войти.
«Патиклас» был гнусным заведением с маленьким баром в углу. Дачные столики без скатерти. Мерцающее освещение. Вечная испанская музыка. Женщин не видно. Только молодые пуэрториканцы, которые постоянно входили и выходили. Малко – единственный непуэрториканец. Это ему не нравилось. Он был одет в спортивную рубашку и брюки. В кармане лежал старый шприц. Самый настоящий: получен в управлении полиции Гарлема. Это элемент подготовки, которую предприняли, прежде чем отпустить Малко в пасть зверя. На улице скрытно дежурили Милтон Брабек и Крис Джонс.
Его усадили за столик, стоящий в стороне, чтобы он не подслушивал разговоры.
Дверь в сотый раз отворилась. Цербер, получивший пять долларов, сразу подбежал к вошедшему. Тот резко повернулся туда, где сидел Малко. Его сердцебиение ускорилось. Речь явно шла о нем. Он попытался лучше рассмотреть вошедшего. Коренастый, широкие плечи, длинные обезьяньи руки. Желтые брюки. Носки в желтую полоску. Толстая цепь сверкала на запястье правой руки. Распахнутая на волосатой груди гавайская рубашка. Он источал примитивную и животную жестокость. Инстинктивно Малко почувствовал, что это именно тот человек.
Закончив разговор, он направился к Малко покачивающейся походкой и плюхнулся в кресло, напротив него. Черные глубоко сидящие глаза ничего не выражали. Он посмотрел на Малко как на насекомое.
– Я Мануэле. А ты кто?
– Ты Мануэле? Рад тебя видеть.
– Я тебя здесь никогда не видел, – отрезал сухо Мануэле. – Чего тебе надо? Не ошибся ли ты адресом?
– Нет-нет, – поспешно ответил Малко. – Я хотел вас видеть.
Удивленный этой настойчивостью, Мануэле нахмурил брови. Он никак не мог идентифицировать Малко. Последний же был заворожен видом перстня с печаткой на мизинце пуэрториканца. Размером с мяч для гольфа... Только сейчас до него дошло, что в Общественном клубе стихли все разговоры. Установилась гнетущая тишина.
Мануэле наклонился над столом.
– И кто же тебе сказал обо мне, х... собачий?
– Одна девица. Кристина. Я встретил ее в баре. «Борракенья».
– А, эта проститутка, – ответил Мануэле с презрением. Но его черные глаза не покидали Малко.
– И чего же эта б... тебе сказала?
Малко стыдливо опустил глаза.
– Мне нужна, только одна порция.
Последовало тяжелое молчание. Глаза Мануэле вообще перестали что-либо выражать. Потом пуэрториканец притворно-ласковым и ироничным тоном спросил:
– А что это такое – одна порция?
Малко с трудом напустил на себя встревоженный вид. Он извлек из кармана несколько смятых долларовых билетов и сказал задыхающимся голосом:
– Послушайте, мне действительно очень нужно. Хотя бы одну порцию. Тип, который мне обычно продавал, попался. Девка сказала мне, что, может быть, вы сумеете помочь, что...
– Заткнись. Где живешь?
– Первая авеню и 88-я улица.
Это была граница Испанского Гарлема. Мануэле постукивал по столу своими толстыми пальцами.
– Я не из полиции, – тянул Малко, – спасите меня.
Интонация была столь патетичной, что Мануэле заколебался. Требовалось доказать ему, что он действительно наркоман. Иначе пуэрториканец не поверит и не выпустит его из Общественного клуба. Он разжал кулак, в котором находились пять десятидолларовых билетов и придвинул их к Мануэле. Обычная цена одной порции – тридцать долларов.
– Возьми же деньги!
После мгновенного колебания тот положил лапу на деньги.
– Ладно, подожди минуту. Только встань и стой там.
Он указал на дверь в глубине, на которой была надпись красной краской: «Выход». Малко покорился. Тотчас же Мануэле и цербер потащили его дальше. За дверью оказался узкий коридор с телефоном. Дальше виднелись туалеты и запасной выход. Цербер прижал Малко к стене и ощупал карманы. Естественно, он сразу наткнулся на шприц и с проклятьем положил его на место. Затем схватил правую руку и закатал рукав. При неверном свете стал разглядывать вены. Там виднелось с полдюжины маленьких красных точек. Следы от уколов. Мануэле презрительно улыбнулся и оставил руку Малко.
– Ладно. Мы думали, что ты из полиции. Жди здесь. Сейчас тебе принесут твою порцию.
Они ушли в зал. Малко постарался успокоить сердце и дыхание. Хитрость, к которой прибегли два часа тому назад, благодаря врачу полицейского управления Гарлема, дала прекрасный результат. Оказалось достаточным сделать пять-шесть уколов в вену.
Через полминуты появился цербер с маленьким поли этиленовым пакетиком.
– Получи. Но делай все быстро. Там есть умывальник. И убирайся отсюда.
Он смотрел, как Малко вскрывал пакет с белым порошком. Смесь лактозы и героина. Малко набрал в шприц воды и бросил в нее порошок. Он испугался. Если этот тип не уйдет, ему придется вколоть наркотик по-настоящему... Но цербер зарычал:
– Ладно, иди в гальюн. Но чтобы тебя больше не видели.
Не ожидая продолжения, Малко закрылся в кабине и выбросил раствор в унитаз. Затем уколол руку пустой иглой так, что закапала кровь. Потом он вышел и снова сел за свой столик. Теперь он установил одного из подручных Хуана Карлоса Диаса. Он поискал Мануэле глазами. Пуэрториканец сидел за маленьким столиком с какой-то парочкой, слева от бара. Мужчина был низкорослым, с зачесанными назад волосами и огромными торчащими вверх усами. Малко сразу же вспомнил фотографии Порфирио Аристоса. Рядом сидела знойная брюнетка, с глазами навыкате, невысокая, с тонкими ногами, на высоких каблуках. Элегантный костюм в голубую полоску. Лет тридцать пять...
Мануэле повернулся, заметил Малко, неожиданно встал и подошел к нему.
– Тебе сказали: убирайся отсюда! Ты получил свою дозу? Так мотай отсюда.
Малко встал, всем своим видом являя радостную покорность удовлетворенного наркомана. Не споря.
– Можно мне еще раз прийти?
– Только с деньгами. Но сперва позвони.
Малко оказался на пустынной улице среди мусорных ящиков и начал удаляться неуверенным шагом. Через несколько секунд он разглядел знакомый «форд», стоящий напротив заброшенного дома. Заметив его, Милтон Брабек выскочил из машины. Он был неузнаваем. Полотняная шляпа с цветами, голубая молодежная рубаха с короткими рукавами. Через всю грудь красовалась реклама пива «Бек». Потертые джинсы. Драные кеды...
Крис Джонс имел менее фольклорный вид: майка и голубые брюки. Малко влез в машину, вытер совершенно мокрое лицо под внимательными взорами двух телохранителей. Жара не спадала даже в полночь.
– Можете себе представить, – сказал Милтон Брабек. – Один тип попытался украсть у нас колесо, хотя в этот момент мы сидели в машине! Пуэрториканец! Какой квартал! Как у вас дела?
– Там находится Порфирио Аристос. Вместе с Мануэле – одним из убийц Чикитина. Он приведет нас дальше. Меня они уже засекли. Один из вас будет наблюдать за выходом из клуба. Я хочу знать, куда он пойдет.
Крис Джонс нахмурил озабоченный лоб.
– Наверно, следует просить подкрепления.
– Подождите, пока мы что-нибудь обнаружим.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34

загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

Рубрики

Рубрики