ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Новая шумиха - старые дела!
Но вернемся к выборам. Отвергая жеребьевку, ликвидаторы могли рассчитывать только на одно: на то, что буржуазия (кадеты и октябристы) предпочтет диавидатора! Чтобы парализовать этот чистенький расчётец, Петербургский комитет не мог поступить иначе, как дать директиву баллотироваться всем выборщикам, ибо у ликвидаторов был и “колеблющийся” (Судаков), и вообще у них не было сплоченной группы. Исполняя директиву ПК, все выборщики антиликвидаторы баллотировались. И чистенький расчётец ликвидаторов не удался! Деморализация была не у антиликвидаторов, а среди ликвидаторских выборщиков, которые против решения их “коллектива” баллотировались наперебой. Удивляться следовало бы не тому, что Гудков согласился на кандидатуру Бадаева (над Гудковым тяготел антиликвидаторский наказ, прошедший у него на заводе!), - а тому факту, что ликвидатор Петров, а за ним сам Гудков баллотировались после избрания Бадаева.
Из сказанного вывод один: единство для ликвидаторов - маска, прикрывающая их раскольническую политику, конек, на котором они хотели въехать в Думу вопреки воле социал-демократии и пролетариата в Петербурге.
II
ГОРОДСКАЯ КУРИЯ
Ленские события и вообще оживление среди рабочих не прошли дара”? для избирателя второй курни, Демократические слои городского населения значительно полевели. Если пять лет назад, после поражения революции, они “хоронили” идеалы пятого года, то теперь, после массовых забастовок, старые идеалы начали оживать. Создалось определенное настроение недовольства двойственной политикой кадетов, чего кадеты не могли не заметить.
С другой стороны, октябристы “не оправдали” надежд крупных коммерсантов и фабрикантов. Открывались вакансии, чего кадеты опять-таки не могли не заметить.
И кадеты решили еще в мае этого года играть на два фронта. Не бороться, а играть.
Этим и объясняется та двойственность избирательной кампании кадетов в двух различных куриях, которая не могла не поражать избирателя.
Центром избирательной кампании социал-демократов сделалась борьба с кадетами за влияние на демократические слои. Гегемония контрреволюционной буржуазии, или гегемония революционного пролетариата, - это та самая “схема” большевиков, против которой многие годы безнадежно борются ликвидаторы и которой теперь принуждены были они подчиниться, как очевидной и неизбежной жизненной необходимости.
Победа по второй курии зависела от поведения демократических слоев, демократических по положению, но не сознавших еще своих интересов. За кем пойдут эти слои, за социал-демократией или за кадетами? Был и третий лагерь, правые с октябристами, но серьезно говорить о “черносотенной опасности” не приходилось, ибо было ясно, что правые могут собрать лишь незначительное количество голосов. Разговоры же о “незапугивании буржуазии”, хотя они и имели место (см. ст. Ф. Д. в “Невском Голосе”), вызывали лишь улыбку, ибо было ясно, что социал-демократии предстояло не только “запугать”, но и сбросить с позиции эту самую буржуазию в лице ее адвокатов - кадетов.
Гегемония социал-демократии или гегемония кадетов - так ставила вопрос сама жизнь.
Из этого было ясно, что необходима исключительная сплоченность социал-демократии во всем ходе кампании.
Именно поэтому избирательная комиссия при Петербургском комитете пошла на соглашение с другой комиссией, состоявшей из меньшевиков и одиночек- ликвидаторов. Соглашение о лицах при полной свободе избирательной агитации с непременным условием о тому что в список кандидатов в Думу “не может войти лицо, связавшее свое имя или деятельность с борьбой против партийности” (извлечение из “протокола” переговоров), Известный список с.-д. по второй курии получился лишь в результате отвода со стороны антиликвидаторов Аб... и Л..., известных питерских ликвидаторов, “связавших свое имя и деятельность” и прочее, Не лишне здесь же заметить для характеристики “сторонников единства”, что они, после избрания Чхеидзе в Тифлисе, решительно отказались заменить его кандидатурой бывшего члена III Думы, с.-д. Покровского, грозя параллельным списком и расстройством кампании.
Но оговорка о “свободе избирательной агитации” оказалась, пожалуй, излишней, ибо ход кампании воочию показал, что никакая другая кампания невозможна в борьбе с кадетами, кроме кампании революционно - социал-демократической, т. е. большевистской. Кто не помнит речей петербургских ораторов и кандидатов социал-демократии о “гегемонии пролетариата” и о “старых методах борьбы” в противовес “новым парламентским”, о “втором движении” и о “негодности лозунга ответственного кадетского министерства”? Куда девались причитания ликвидаторов о “нераскалывании оппозиции”, о “полевении кадетской буржуазии”, о “давлении” на эту буржуазию? А антикадетская агитация ликвидаторов из “Луча”, “евших” и “запугивавших” кадетов иногда даже чрезмерно, - разве все это не свидетельствует о том, что даже “устами младенцев” изрекала истину сама жизнь.
Куда же подевалась принципиальная совесть Дана, Мартова и прочих противников “кадетоедства”?
“Широкая рабочая партия” ликвидаторов еще раз потерпела поражение в борьбе с “подпольным кружком”, Подумайте только: “широкая рабочая (?) партия” в плену у маленького, ну совсем маленького “кружка”! Чудеса...
III
ИТОГИ
Из сказанного ясно прежде всего, что речи о двух лагерях, лагере сторонников третьеиюньского режима и лагере противников его - не имеют почвы под собой - На деле выступали на выборах три, а не два лагеря: лагерь революции (социал-демократы), лагерь контрреволюции (правые) и лагерь соглашателей, подкапывающихся под революцию, льющих воду на мельницу контрреволюции (кадеты). Об “единой оппозиции” против реакции не было и помину.
Далее? выборы говорят о том? что размежевка между двумя крайними лагерями будет расти, что средний лагерь будет ввиду этого таять? освобождая демократически настроенных в пользу социал-демократии? а сам постепенно передвигаясь в сторону контрреволюции.
Ввиду этого речи о “реформах” сверху, о невозможности “взрывов” и об “органическом развитии” России под эгидой “конституции” теряют всякую почву, Ход вещей с неизбежностью ведет к новой революции, и нам придется пережить “новый пятый год” вопреки уверениям Лариных и прочих ликвидаторов.
Наконец, выборы говорят о том, что пролетариат и только он призван стать во главе грядущей революции, шаг за шагом собирая вокруг себя все честное и демократическое в России, жаждущее освобождения родины от неволи. Достаточно познакомиться с ходом выборов по рабочей курни, достаточно познакомиться с симпатиями петербургских рабочих, ясно выраженными в наказе уполномоченных, достаточно познакомиться с их революционной борьбой за выборы, чтобы убедиться в этом.
Все это дает основание утверждать, что выборы в Петербурге целиком подтвердили правильность лозунгов революционной социал-демократии.
Жизненность и мощь революционной социал-демократии - таков первый вывод.
Политическое банкротство ликвидаторов - таков второй вывод.
Газета “Социал-Демократ” № 3О,
Печатается по тексту газеты 12(25) января 1913 г.
Подпись: К. Сталин
Выводы
Первая волна политического подъема начинает отходить. Идут “последние” забастовки. Там и сям раздаются еще голоса протестующих забастовщиков, но это будут “последние” голоса. Страна, пока что, начинает принимать “обычный” вид...
Какие уроки может извлечь пролетариат из последних событий?
Восстановим картину “дней движения”.
4 апреля. Расстрел на Лене. Около 500 жертв убитых и раненых. В стране, видимо, спокойно. Настроение правительства твердое. Начинаются забастовки-протесты на юге.
10 апреля. Запрос в Думе. Число забастовок возрастает. Становится тревожно.
11 апреля. Ответ министра Макарова: “так было, так будет”. Тимашёв “не вполне” согласен с Макаровым, Первое замешательство в рядах представителей власти. В Петербурге идут митинги и забастовки. В провинции движение усиливается.
15 апреля. В Петербурге демонстрация студентов и рабочих.
18 апреля. В Петербурге бастует свыше 100 000 рабочих. Устраиваются демонстрации рабочих. Власть теряет голову - Макаров не решается показаться в Думе. Тимашёв приносит извинение. Власть отступает. Уступка “ общественному мнению”.
Вывод ясен: молчанием, терпением невозможно добиться раскрепощения. Чем громче раздается голос рабочих, тем больше теряют голову силы реакции, тем скорее они отступают...
“Дни движения” - наилучшее поле для испытания политических партий. Партии нужно оценивать не по тому, чти они говорят, а по тому, как они ведут себя “в дни борьбы”. Как же вели себя партии, называющие себя “народными”, в эти дни?
Группа крайне-черносотенных помещиков, с Замысловскими и Марковыми во главе, с трудом скрывала свою радость по поводу ленских расстрелов. Помилуйте, власть показала силу и строгость - пусть знают “лодыри” - рабочие, с кем имеют дело? Они аплодировали Макарову. Они голосовали против запроса социал-демократической фракции в Думе. Их газета “Земщина” всячески натравливала власть на ленских “агитаторов”, на бастующих по России рабочих, на рабочую газету “Звезду”.
Группа умеренно-черносотенных помещиков, с Балашовыми и Крупенскими во главе, в сущности, ничего не имела против расстрелов, - она жалела только, что власть действовала слишком прозрачно, открыто. Поэтому, проливая крокодиловы слезы по поводу “убитых”, она в то же время желала правительству “тактичности” в делах расстрелов. Она голосовала против запроса социал-демократической фракции, а ее орган “Новое Время” предлагал власти “не церемониться” с “убежденными забастовщиками”, демонстрантов подвергать “не легкому штрафу или аресту, а очень строгому наказанию”, арестованных же “агитаторов” не выпускать больше из тюрем,
Партия консервативных помещиков и паразитических слоев буржуазии, партия октябристов, с Гучковыми и Гололобовыми во главе, скорбела не о расстрелянных, а о том, что поддерживаемое ею министерство получило “неприятности” (забастовки) из-за “неправильного применения огнестрельного оружия” на Лене.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51

загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

Рубрики

Рубрики