ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


Не ясно ли, товарищи, что положение нефтяной промышленности делается все более благоприятным для общей борьбы нефтяных рабочих, а вызывающие действия нефтепромышленников неминуемо толкают рабочих к такой борьбе?
Ибо, товарищи, одно из двух: либо мы будем без конца терпеть, опустившись до положения бессловесных рабов, - либо подымемся на общую борьбу за наши общие требования.
Все наше прошлое и настоящее, наша борьба и наши победы говорят за то, что мы изберем второй путь, путь общей забастовки за повышение заработной платы и восьмичасовой рабочий день, за поселки и квартирные, за народные дома и школы, за медицинскую помощь и вознаграждение увечных, за права промыслово-заводских комиссий и союзов.
И мы возьмем свое, товарищи, несмотря на неслыханные репрессии, несмотря на растущую организованность
нефтепромышленников, мы скрутим наших хозяев, как скрутили их 5 лет назад, если усилим подготовительную работу к общей забастовке, если укрепим наши промыслово-заводские комиссии, если расширим наши союзы, если сплотимся вокруг социал-демократии.
Социал-демократия повела нас к победе в декабре 1904 года, она же поведет нас к будущим победам через организованную общую забастовку. Так говорит опыт славной декабрьской борьбы. Так пусть же сегодняшний день, день открытия победоносной забастовки в декабре четвертого года, вдохновит нас к дружной и упорной работе по подготовке к общей забастовке!
Пусть наше общее сочувствие к этому дню послужит нефтепромышленникам зловещим предзнаменованием грядущей общей забастовки, руководимой социал-демократией!
Да здравствует грядущая общая забастовка!
Да здравствует Социал-Демократия!
Бакинский комитет РСДРП
13 декабря 1909 г.
Издано отдельной прокламацией
Печатается по тексту прокламации
ОНИ ХОРОШО РАБОТАЮТ...
После ленских выстрелов - забастовки и протесты по России.
После думских “объяснений” министра Макарова - демонстрация в столице России,
Правительство хотело вогнать Россию в тиски кровавых “распоряжений”.
Россия же оказалась сильнее правительства и решила итти своим путем...
Бросим еще раз взгляд на историю ленских событий.
На Ленских приисках шла забастовка 6 000 рабочих. Забастовка мирная, организованная. Конечно, лживая “Речь” может говорить о “стихийном бунте” на Лене (см. № 103). Но мы судим не по лживой “Речи”, а по “донесению” очевидца Тульчинского. А г. Тульчинский утверждает, что рабочие в тот день вели себя образцово, что “никаких камней и палок не было” у рабочих. А затем, адские условия работы на приисках, минимальные требования со стороны рабочих, добровольный отказ от требования восьми часов, готовность рабочих к дальнейшим уступкам - все это знакомая картина мирной ленской забастовки.
Тем не менее правительство нашло нужным расстрелять рабочих, мирных, безоружных рабочих, с табачными кисетами в руках, с заявлениями в карманах об освобождении арестованных товарищей...
Трещенко не привлечен к ответственности, - не ясно ли, что он действовал по распоряжению свыше?
Решено привлечь рабочих, а не Трещенко,- разве не ясно, что кому-то нужна была кровь пролетариата?
Двух зайцев хотели убить в день выстрелов, Во-первых, удовлетворить алчные аппетиты ленских людоедов. Во-вторых, припугнуть рабочих других городов и местностей, - дескать, несите безропотно ярмо капитала, а то сделаем с вами то же, что с ленскими рабочими.
В результате - не достигли ни того, ни другого.
Ленские людоеды не удовлетворены, ибо забастовка на приисках продолжается.
Рабочие же других городов не только не напуганы, а, наоборот, в знак протеста против расстрелов подымают забастовку за забастовкой.
Более того. На “объяснения” Макарова столица России, Петербург, ответила демонстрацией тысяч студентов и рабочих.
Наиболее чуткая часть русского общества, учащаяся молодежь, протянула руку наиболее революционной части русского народа, пролетариату, и, подняв красные знамена, провозгласила: да, “так было”, но так уж не должно быть!
От мирной экономической забастовки на Лене - к политическим забастовкам по России, от политических забастовок по России - к многотысячной демонстрации студентов и рабочих в самом центре России, - вот чего добились представители власти в своей борьбе с рабочими.
Да, хорошо “роет крот” освободительного движения, дальновидное русское правительство!
Еще два-три таких “подвига”, и можно будет с несомненностью сказать, что от крикливой фразы министра Макарова останется одно лишь жалкое воспоминание.
Работайте, господа, работайте!
Петербургская газета “Звезда”
Печатается по тексту газеты
№ 31, 17 апреля 1912 г.
Подпись: К. Сталин
ПАМЯТИ ТОВ. Г. ТЕЛИЯ
Чрезмерное восхваление умерших товарищей вошло в обычай в наших партийных кругах. Замалчивание слабых сторон и преувеличение положительных - характерная особенность нынешних некрологов. Это, конечно, неразумный обычай. Мы не хотим следовать этому обычаю. Мы хотим сказать о тов. Г. Телия только правду, мы хотим познакомить читателя с Телия, каким он был в действительности. И вот действительность говорит нам, что тов. Г. Телия как передовой рабочий и как партийный работник был до конца безупречным и неоценимым для партии человеком. Все то, что больше всего характеризует социал-демократическую партию: жажда знаний, независимость, неуклонное движение вперед, стойкость, трудолюбие, нравственная сила, - все это сочеталось в лице тов. Телия. Телия воплощал в себе лучшие черты пролетария. Это не преувеличение. Нам это покажет сейчас его краткая биография.
Тов. Телия не принадлежал к числу “ученых”. Он самоучкой одолел грамоту и стал сознательным. Уехав из сел. Чагани (Телия был родом из сел. Чагани. Кутаисского уезда), он нанялся в качестве домашнего слуги в какую-то частную семью в Тифлисе. Здесь же он научился говорить по-русски и пристрастился к чтению книг. Но ему быстро надоела профессия слуги, и он вскоре поступил в железнодорожные мастерские, в столярный цех. Эти мастерские сослужили большую службу тов. Телия. Они были его школой, здесь он стал социал-демократом, здесь он закалился и стал стойким борцом, здесь же он выдвинулся как способный и сознательный рабочий.
В 1900-1901 годах Телия уже выделялся среди передовых рабочих как один из достойных вожаков. Со времени демонстрации 1901 года в Тифлисе тов. Телия уже не знал отдыха. Пламенная пропаганда, создание организаций, участие в ответственных собраниях, упорная работа в деле приобретения социалистического самообразования - вот чему отдавал он все свое свободное время. Его преследовала полиция) разыскивала “с фонарем в руках”, но все это только удваивало его энергию и жажду борьбы. Вдохновителем демонстрации 1903 года (в Тифлисе) был тов. Телия. Несмотря на то, что полиция гналась за ним по пятам, он поднял знамя, он произнес речь. После этой демонстрации он уже полностью переходит на нелегальное положение. С этого года он по поручению организации начинает “путешествовать” по разным городам Закавказья. В том же году, по поручению организации, он направился в Батум для устройства нелегальной типографии. Но на станции Батум его арестовали с оборудованием указанной типографии и, спустя короткое время, отправили в кутаисскую тюрьму. С этого момента начинается новый период в его “беспокойной” жизни. Полтора года тюремного заключения не прошли бесследно для Телия. Тюрьма стала его второй школой. Посредством постоянных занятий, чтения социалистических книг и участия в дискуссиях он заметно увеличил свой умственный багаж. Здесь же окончательно сложился у него тот непреклонный революционный характер, которому завидовали многие ив его товарищей. Но та же тюрьма наложила на него печать смерти, та же тюрьма наделила его смертельным недугом (чахоткой), который свел в могилу нашего лучшего товарища,
Телия знал роковое состояние своего здоровья, но не это тревожило его. Его беспокоило лишь одно - “праздное сидение и бездействие”. “Когда же я дождусь того дня, когда по-своему развернусь на просторе, снова увижу народную массу, прильну к ее груди и стану служить ей”, - вот о чем мечтал запертый в тюрьме товарищ. И эта мечта сбылась. Через полтора года его перевели в “малую” кутаисскую тюрьму, откуда он сразу же бежал и появился в Тифлисе. В это время в партии происходил раскол. Тов. Телия тогда примыкал к меньшевикам, но он вовсе не походил на тех “казенных” меньшевиков, которые меньшевизм считают “кораном”, себя - правоверными, а большевиков - гяурами. Телия не походил и на тех “передовых” рабочих, которые изображают себя “социал-демократами от рождения” и, будучи круглыми невеждами, потешно кричат: нам знания не нужны, мы - рабочие. Характерным свойством Телия было именно то, что он отрицал фракционный фанатизм, всем своим существом презирал слепое подражание и до всего хотел дойти своим умом. Вот почему, бежав из тюрьмы, он тотчас же набросился на книги: “Протоколы второго съезда”, “Осадное положение” Мартова, “Что делать?” Ленина, его же “Шаг вперед”. Надо было видеть исхудавшего, пожелтевшего Телия, который, настойчиво корпя над книгами, с улыбкой говорил: “Как я вижу, решить, быть ли большевиком или меньшевиком, не так-то легко; пока не изучу эти книги, до тех пор мой меньшевизм построен на песке”, И вот тов. Телия, изучив необходимую литературу, вдумавшись в споры между большевиками и меньшевиками, взвесил все и только после этого сказал: “Я, товарищи, большевик; как мне кажется, тот, кто не большевик, несомненно, изменяет революционному духу марксизма”.
После этого он становится апостолом революционного марксизма (большевизма). По решению организации, в 1905 году он направился в Баку. Устройство типографии, налаживание работы районных организаций, участие в руководящей организации, присылка статей для “Пролетариатис Брдзола” - вот чем занимается там тов.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51

загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

Рубрики

Рубрики