ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Я вместе с мэром буду, как ты назвал, «балансировать на грани допустимого». И если мы проиграем, то в пятницу в пять часов я буду в здании Центрального вокзала и лицом к лицу встречу то, на что обрекаю тысячи других людей.
— Так вот что ты имел в виду, говоря Мэриан Симс о возможности твоей гибели!
— Именно это я и имел в виду.
— Бетти знает о твоих планах?
— Нет, не знает, и ей не следует говорить об этом. — Взгляд Маршалла стал тяжелым. — Еще кофе?
Глава 3
Питер с трудом «переваривал» историю, рассказанную окружным прокурором. Безусловно, в целом все эти угрозы — чистой воды блеф, и все же в общественном туалете отеля была найдена бомба, самая настоящая большая бомба. Питер спрашивал себя, что же на самом деле будет, если все эти события станут достоянием гласности, и вынужден был мысленно согласиться с Джеромом Маршаллом: начнется паника, сопровождающаяся такой волной насилия, о которой раньше и не помышляли.
В дверь кабинета тихо постучали, и, не дожидаясь приглашения, вошла Бетти:
— Извини, пожалуйста, дорогой. Пришли мэр и мистер Северенс. По-моему, тебе придется включать кондиционер…
Маршалл взял жену за руки — видимо, они успокаивали друг друга.
— Злится? — спросил он.
— Кипит!
— Попробуй очаровать его, дорогая, если сможешь, — сказал Маршалл, затем посмотрел на Питера. — Вундеркинд выйдет из себя, когда увидит вас здесь. Бог мой! Пресса!
Современный имидж политика значительно изменился за последние годы. Образ босса — демократа в котелке, пожевывающего сигару, остался в далеком прошлом. Достопочтенный Джеймс Рэмси, мэр города Нью-Йорка, был представителем нового поколения политиков. В кабинет вошел довольно молодой человек, с прекрасным образованием, придерживающийся стиля, рекламируемого прессой во время предвыборных кампаний; человек культурный, способный служить обществу, так как по сравнению с его собственными доходами зарплата для него роли не играла. Старые политиканы считали этих новых «выскочек» на удивление жестокими.
Джеймс Рэмси мог бы играть в кино роли романтических героев, если бы не избрал политическую карьеру. Высокого роста, с волевым подбородком и обаятельной улыбкой, которая, когда это было необходимо, становилась просто обворожительной. Однако сейчас он не был настроен кого-либо очаровывать.
— Черт побери, Джерри! Нельзя же ото всех скрываться, особенно в такое время, как сейчас! Если ты мне еще раз понадобишься, а тебя не будет… — Джеймс Рэмси неожиданно замолчал, лицо его исказилось от гнева: он заметил Питера, стоявшего у окна. — Господи! А вы что здесь делаете, Стайлс?
— Да вот завтракаю, пью кофе, господин мэр. Вы что-то имеете против?
Рэмси сделал над собой усилие. Тень его знаменитой улыбки тронула губы.
— Конечно же нет. К сожалению, есть неотложные дела, которые нам с Джеромом необходимо обсудить. Не могли бы вы быть так любезны и оставить нас наедине?
— Он знает все, Джим, — сказал Маршалл.
— Ты ему сказал?
— Да.
— Боже мой! Джером!
— Мне пришлось. Я ему верю.
— На свете нет такой причины…
— Питер нашел Ричарда Симса мертвым на улице, — перебил его Маршалл. — Он вызвал полицию. Он мог выступить в прессе, если бы я не объяснил ему, почему этого не следует делать.
— И что теперь? — Рэмси смотрел Питеру прямо в глаза.
— Я хотел бы и дальше быть в курсе событий, господин мэр, — ответил Питер.
Рэмси медленно кивнул. Тут он вспомнил о человеке, который пришел.
— Вы знакомы с Марти Северенсом, мистер Стайлс?
— Нет. Никогда не встречались, — сказал Питер.
— Здравствуйте!
— Привет! — ответил Северенс.
У мэра были светлые волосы с рыжеватым отливом, Северенс же, наоборот, оказался черноволосым, но оба они, кажется, одевались у одного и того же портного, были членами одних и тех же клубов и, возможно, играли в гольф на одних и тех же площадках.
— Я пытался найти тебя, Джером, чтобы узнать, как тебе удалось поговорить с миссис Симс, — сказал Рэмси.
— Думаю, все прошло нормально. Я встретил там Стайлса.
— Вы знакомы с семьей Симс? — спросил Рэмси.
— Нет.
— Тогда что…
— Я подумал, что она нуждается в помощи. Я чувствовал себя виноватым.
— Не понимаю.
— Ее мужа убили четверо белых.
— О, ради всего святого! — сказал Марти. Его голос и улыбка были полны покровительственного презрения. — Когда такое происходит везде и всюду, у меня появляется только одно желание: чтобы Бог избавил меня от благодетелей.
— Вы не любите негров, господин Северенс? — спросил Питер.
— Негры собираются взорвать наш город, а я должен их любить? — спросил Северенс. — Я не лицемер, мистер Стайлс. Они сами считают нас врагами, а я не до такой степени христианин, чтобы любить их.
— Ну что ж. Это очень удобно для вас, когда все так ясно, — сказал Питер и, обернувшись к Рэмси, спросил: — Господин мэр, если вам не удастся повлиять на вымогателей до полудня пятницы, будете ли вы готовы передать им десять миллионов долларов в немеченых купюрах?
— Я не собираюсь платить шантажисту! — сказал Рэмси и с такой силой стукнул ладонью по столу Маршалла, что телефонный аппарат подпрыгнул.
— Это было бы очень эффектно для телевизионных камер, — сказал Питер, — и добавило бы вам голосов избирателей, господин мэр, но не от семей тех людей, которых разнесет в клочья на Центральном вокзале.
— Я не гонюсь за голосами!
— Надеюсь, — сказал Питер. — Но вы имеете дело с фанатиками, господин мэр. Предположим, что я прямо сейчас мог бы указать вам на телефонного собеседника мистера Северенса. Вы его арестовываете, сажаете перед яркой лампой, и ваши специалисты заставляют его прислушаться к разумным доводам, попытаются запугать его или договориться с ним о меньшей сумме. Я думаю, он только посмеется над вами. Здесь важно найти специалистов, изготовивших бомбу, заложенную под «Коммодором». Не одного, а всех специалистов. Человек, который звонит по телефону, — только рупор в их схеме, а таких, как он, фанатиков, вероятно, десятки.
— И вы считаете…
— Я склоняюсь к тому, что ничего, кроме десяти миллионов долларов, не изменит их намерений, — сказал Питер.
Рэмси закурил сигарету. Его сильные, ловкие руки подрагивали.
— Вы понимаете, к чему это приведет, мистер Стайлс? На следующей неделе шантажисты позвонят нам и скажут, что нужны еще десять миллионов долларов, иначе они взорвут Линкольн-центр. А еще через неделю они назовут другое место, к примеру здание ООН, и конца не будет их требованиям, но деньги, за которые придется выкупать город, не бесконечны.
— Без конца еще никто и никому не платил, — сказал Северенс, заскрежетав зубами.
— Вероятно, вы получите ответ через два дня, если не придете к этому времени ни с чем другим, кроме смелых речей.
— Хорошо. Рассмотрим альтернативу: мы вызываем национальную гвардию, может быть, даже несколько подразделений регулярной армии. Одновременно с этим призываем к бдительности общественность. Людей с Центрального вокзала эвакуируют, а сам вокзал окружат войсками. Прибытие и отправление поездов будет отменено. Войска окружат Гарлем, чтобы не допустить взрывов ни в нем, ни за его пределами. А теперь скажите мне, Стайлс, если бы вы были моим врагом — позвольте мне на некоторое время называть этих людей врагами, не вступая в дискуссию о белых и черных, — так вот, если бы вы были врагом, что бы вы предприняли?
— Ничего, — ответил Питер. — Я бы сидел себе тихо, смотрел и посмеивался.
— Совершенно верно, — сказал Рэмси. — А вы представляете, сколько будет стоить городу привлечение национальной гвардии и армии? А остановка работы всех служб, связанных с Центральным вокзалом?
— Сотни миллионов долларов, — ответил Питер.
— В час! — сказал Рэмси.
— Конечно, заплатить выкуп обойдется намного дешевле и с точки зрения денег, да и человеческих жизней. Однако за деньгами последуют и другие требования: власти, контроля.
Рэмси затянулся сигаретой.
— Благодарю вас за понимание сути проблемы, Стайлс. Я выслушиваю разные мнения: с одной стороны — Марти, советующего завтра ввести войска и уничтожить негров; а с другой — людей, глубоко убежденных в том, что в сущности своей человек добр и великодушен. Мы должны объединиться с мыслящими негритянскими лидерами — такими, как Ричард Симс, мир праху его! Мне говорили, что они могут призвать к разуму и здравому смыслу горячие головы. Да, но речь идет об ответственных неграх, а таких — капля в море. Так вот, мистер Стайлс, как бы вы поступили, окажись вы на месте мэра?
Питер чувствовал, что все трое с нетерпением ждут его ответа, потому что уже отчаялись найти его.
— Думаю, — сказал Питер, — что, если все предпринятые меры не дадут результатов, следует заплатить десять миллионов.
— И получить новые требования? — спросил Северенс.
— Таким образом вы покупаете время, — ответил Питер.
— Время у нас было — целых три недели, — сказал мэр усталым голосом. — И мы ничего не смогли сделать.
— Но перелом в ситуации может наступить через час или, может быть, завтра, — сказал Джером Маршалл, но его голос звучал неубедительно.
— Второе, что я бы сделал, — продолжал Питер, — предал бы гласности предъявленные требования.
— И спровоцировал панику? — спросил Рэмси.
— Я не говорю о доброте и великодушии человека, господин мэр, но глубоко верю в то, что люди не так уж трусливы. Я не предлагаю вам захватить все телевизионные каналы и нажать кнопку паники. Я имею в виду намного больший риск, чем тот, на который вы, похоже, готовы пойти: слухи ведь все равно начнут распространяться. Ваша программа засекречивания отсекает от вас жизненно важный источник информации.
— Какой?
— Действующую прессу, — сказал Питер. — Бог его знает, почему ее пока еще не так много в этом городе, и все же есть квалифицированные репортеры, очеркисты и обозреватели, знающие этот город лучше вас, господин мэр, лучше, чем полицейский свой участок, лучше, чем высокопрофессиональные специалисты Джерри Маршалла. Они знают буквально весь город, а не какие-то специфические районы и мгновенно услышат фальшивую ноту в звучании струны.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

Рубрики

Рубрики