ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


Тимми Фэллон и его отец вошли вслед за ним.
— Послушайте, меня не было дома с того самого момента, как Тимми пришел ко мне вчера ночью, — сказал Питер. — Я не уверен, что смогу выслушать вас и не уснуть.
— Мы ждали, когда вы вернетесь, — сказал Майк Фэллон. Это был невысокий ирландец с квадратным подбородком. Он любил пошутить и сейчас, будучи серьезным, выглядел как озадаченный ребенок и был похож скорее на старшего брата Тимми. — Тимми увидел вас и позвал меня. Я прибежал как можно быстрее, мистер Стайлс. Хотите, я сварю вам кофе?
— Налейте лучше чистого бурбона вон из той бутылки в серванте.
Майк налил виски и принес Питеру. Первый глоток обжег горло.
— Мы насчет фотографий, — сказал Майк.
— Каких фотографий? — Питер никак не мог сосредоточиться и понять, о чем идет речь.
— Фотографий, которые принесли из полицейского участка, чтобы показать мне, — сказал Тимми тонким, писклявым голосом.
— Ты кого-нибудь узнал? — Питер пытался остановить взгляд усталых глаз на Тимми.
— Мальчик был напуган, мистер Стайлс.
— Совершенно верно. Ты узнал кого-то, но не сказал — так, Тимми?
— Я не мог уверенно сказать, Питер. Честное слово, не мог.
— Какой он тебе Питер! Надо говорить «мистер Стайлс», маленький паршивец! — сказал Майк.
— Оставьте его, Майк. Он звал меня Питером, когда ему было еще четыре года.
— Моя старуха шкуру бы с него спустила, если бы услышала.
— Но она этого не слышала. Так что там с фотографиями, Тимми?
— Там была одна, — заерзав от беспокойства, сказал Тимми. — Этот парень был похож на того, кто гнался за мной.
— Короче, полицейский проводит опознание, — сказал Майк, — и оказывается, что мальчик никого не признал. Его заставили снова смотреть на фотографии и все время ругали Тимми. Я говорил, что он мог просто забыть. Только он не забыл! — Голос Майка стал сердитым, но его рука мягко покоилась на плече мальчика. Питер понял, что на самом деле он гордится упрямством своего сына.
— Так что там была за фотография, Тимми? Я знаю, как бывает, когда смотришь на эти снимки. Вначале кажется, что ты узнаешь целую дюжину человек, но совсем не уверен, что это так.
Тимми кивнул:
— Было именно так, кроме одного, Питер. Это был мужчина, но только не взрослый, а скорее подросток. Как будто его младший брат.
— Я не хочу, чтобы он ходил в полицейский участок, — сказал Майк.
— Так ты рассказал полиции об этом «младшем брате»?
— Они говорили, что я должен быть абсолютно уверен, Питер, тот это человек или не тот. Но я потом догадался, — сказал Тимми.
— О чем?
— Они ведь делают фотографии человека, когда его арестовывают за что-то. Так вот, этот человек мог быть арестован давно. У них, наверное, нет его новых фотографий. Понимаешь, о чем я говорю, Питер?
— Понимаю. То есть ты хочешь посмотреть их еще раз и рассказать о своих предположениях?
— Но не в полицейском участке, — сказал Майк.
— Там, наверное, было много снимков? — спросил Питер.
— Сотни, — сказал Майк.
— Но они были в таких книжечках, — сказал Тимми. — На той книжечке был номер 13 096.
— Хорошо, мальчик. Принеси сюда телефон.
Тимми принес телефон на длинном шнуре. Питер набрал номер домашнего телефона Джерри Маршалла. Через мгновение окружной прокурор ответил ему. Питер объяснил ситуацию.
— Я пришлю кого-нибудь с этими снимками как можно скорее. К тебе домой?
— Ради Бога, не надо! Фэллоны живут рядом со мной в подвальном помещении. Я должен немного поспать, Джерри.
— Конечно. Если будет что-нибудь новое, я тебе сообщу…
Питер снова скользнул под прохладную белую простыню. Он не мог вспомнить, включил ли кондиционер, но это уже не имело значения: почти мгновенно журналист впал в забытье.
Питер медленно привыкал к темноте. Звонил телефон. Казалось невозможным, что прошло два часа, но уже было темно. Питер нащупал телефон и снял трубку:
— Алло!
Телефон молчал, но тут снова раздался звонок, на этот раз в дверь.
Питер застонал. Он дотянулся до лампы, стоявшей на туалетном столике, и включил ее. Кто-то звонил не снимая пальца с кнопки. Питер снова накинул махровый халат и поскакал в гостиную.
— Сейчас, сейчас! — сердито закричал он.
Он отодвинул засов, и вошедший чуть не снес его. Пытаясь удержаться на ноге, Питер ухватился за спинку кресла. Армия чернокожих стремительно ворвалась в его квартиру.
Гигантский негр двухметрового роста прошел в центр комнаты. Он был с бородой и усами, в черных очках и синей бейсбольной кепке команды «Нью-Йорк янки», надвинутой на лоб. Ярко-оранжевая спортивная майка обнажала мускулистую шею.
— Проверьте сад, — сказал он.
Двое его людей, тоже в черных очках и очень ярких спортивных майках, вышли через двустворчатое окно, доходившее до пола, в ночь. Еще один прошел в спальню, откуда только что вышел Питер. Наконец в дверном проеме появился Натан Джоунс.
— Я привел одного друга, чтобы он встретился с тобой, белый, — сказал он. Его улыбка сверкала в свете лампы. — Не думаю, что ты имел удовольствие встречаться с Джоном Спрэгом.
Гигант в бейсбольной кепке посмотрел на Питера.
— Надень на себя что-нибудь, — сказал он.
— Какого черта вы вломились сюда? — спросил Питер, задыхаясь от гнева.
— Ты открыл дверь, папаша, — сказал Спрэг. — Не забывай об этом. Ты открыл дверь.
Двое вернулись из сада.
— Там все спокойно, — сказал один из них, засовывая пружинный нож в карман плотно обтягивавших его брюк.
— Лучше оденься, Стайлс, — сказал Джоунс, — чтобы чувствовать себя на равных.
Ярость охватила Питера. Это была старая история: он испытывал что-то вроде стыда, когда его увечье становилось очевидным. Это заставляло его чувствовать себя ущербным. Он нелепо запрыгал к спальне.
— Да, приятель, это не так просто, — сказал Спрэг.
Питер добрался до спальни и шумно захлопнул за собой дверь. Обливаясь потом, он сел на кровать и стал пристегивать кожаные ремни к колену и нижней части бедра. Дверь в спальню открылась, и появился Спрэг.
— Выйди вон отсюда, сукин сын! — срывающимся голосом произнес Питер.
— Остынь, папаша, — ответил Спрэг, — просто я хотел убедиться, что ты не звонишь по телефону. — Он устремил свой взгляд из-под темных очков на ногу из пластика и алюминия. — Слушай, а это совсем новый протез. Ты долго учился на нем ходить?
Питера затрясло с головы до ног. Он встал, повернулся спиной к Спрэгу и стал надевать трусы, затем подошел к комоду, достал чистую рубашку и натянул ее. В стенном шкафу висели чистые широкие брюки.
— А как женщины относятся к этому обрубку? Держу пари, им это нравится. Им ведь всегда нравится что-то необычное. Готов поспорить, что ты умеешь выделывать с ней разные трюки.
Питер повернулся. Лицо его было мертвенно-бледным.
— Послушай, ты, несчастный ублюдок! Чего тебе от меня надо?
— Не сходи с ума, папаша. Я просто хотел немного поболтать, пока ты одевался, но вообще-то я пришел сюда говорить серьезно. Давай присоединимся к остальным.
Питер видел фотографии Спрэга. Как писали газеты, его арестовывали сотни раз. Это был человек, призывавший чернокожих к террористическим актам: поджогам и убийствам. На фотографиях его долговязая фигура с бородой, в очках и бейсбольной кепке выглядела комично, но в жизни он таким не казался. Бурная энергия, в данный момент контролируемая, которую Питер почувствовал в этом человеке, могла внушать страх и почти истерическую преданность. «Настоящий демагог», — подумал Питер.
В гостиной двое из людей Спрэга стояли у серванта и выпивали.
— Поставьте спиртное на место! — сказал Спрэг. — Мы не пьем без приглашения.
— Так заставь его пригласить нас выпить, Джонни, — хихикнул один из них.
— Закрой свой грязный рот, — оборвал его Спрэг. — Мы пришли сюда говорить.
Натан Джоунс отошел от книжных полок Питера и сказал:
— Симпатичное собрание книг, однако не много же ты читаешь негритянских писателей, не так ли, приятель? Да, кризис порождает странных компаньонов… Джонни только что приехал со встречи с мэром. Ему нужна помощь.
— От меня? — спросил Питер.
— Мэр города — сладкоречивый трус, который боится говорить откровенно! — сказал Спрэг.
— Не будем терять времени на публичные высказывания, Джонни, — сказал Натан Джоунс. Он задумчиво смотрел на Питера. — Мы всю жизнь формируем собственные взгляды и мнения. Я уже составил мнение о тебе: в моей книге ты — в главе «приход».
— Чем, по вашему мнению, я могу помочь вам? — спросил Питер, стараясь обуздать охвативший его гнев.
— Правда — это такая вещь, которая приводит к разочарованию, — сказал Джоунс. — Ты говоришь, но никто тебе не верит, и ты начинаешь обманывать. Сегодня утром я говорил тебе правду, и у меня было чувство, что ты был на полпути к тому, чтобы в нее поверить. Это и отличает тебя от других.
— Какую правду?
— Я говорил тебе, что не знаю, кто давит на достопочтенного Джеймса Рэмси и других отцов города, и что не было никаких слухов, которые пролили бы хоть какой-нибудь свет на это дело. Ты поверил мне, не так ли?
— Да.
— Однако ты не поверил Джонни, не правда ли? Тебе не нравится, как он себя ведет, не нравится, когда он обращается к нашей молодежи с призывом самим добывать оружие, подстрекает нас поджечь Мэдисон-сквер-Гарден, или Колумбийский университет, или Грейс-Меншен. Для тебя все его мысли — черные и опасные, и, если бы ты мог, ты направил бы всю свою силу на то, чтобы уничтожить его.
— Я думал об этом, — сказал Питер. — Я совершенно серьезно и искренне думал об этом пять минут назад.
Джоунс ухмыльнулся:
— Вот видишь, Джонни, я же говорил тебе, что он — честный человек.
— А я бы раскромсал его на кусочки, даже не задумываясь о том, поможет ли это нам, — сказал Спрэг.
— Это к вопросу о любви, — продолжал Джоунс. — Теперь обратимся к проблеме помощи. Нет, мы не просим ничего бесплатно, приятель. Хотя все мы очень разные люди, но давно уже перестали просить. Точнее сказать, мы считаем себя очень разными, потому что Джонни и я мыслим неодинаково, но идем к одной и той же цели и по одному пути. За многие годы просьбы не привели ни к чему, поэтому теперь мы требуем и добьемся своего тем или иным путем:
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

Рубрики

Рубрики