науч. статьи:   демократия как оружие политической и экономической победы в условиях перемен --- конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн
ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

науч. статьи:   пассионарно-этническое описание русских и др. важнейших народов мира --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


Меньшов Виктор
Золотой мальчик
Виктор Меньшов
Золотой мальчик
Валерий Соколов, по кличке "Соколик".
Подмосковье, Барвиха. Охотничий домик.
Суббота, 7 марта, 1998 год.
12 часов пополудни.
Похоже на то, что я влип. Влип как муха. И, увы, не в мёд, а в нечто ещё более неприятное. И даже не в дерьмо, как можно было бы подумать. Хуже. Дерьмо - что? Вытер ботинки о траву и пошёл себе дальше. Я же влип как муха в янтарь. Намертво. Сидел на полу в охотничьем домике и кожей ощущал, как плоть мою обволакивает тягучая, липкая и вязкая смола. И нет моих сил вырваться из этого смертельного кокона.
- Эй, Соколик! Вылазь, сучий потрох! Вылазь, хуже будет!
Вот идиоты! Разве может быть что-то хуже в моём положении? Придурки...
Грохнул выстрел, разлетелось стекло маленького окошка, единственного в домике. Пуля ушла высоко, под потолок.
Аккуратно стреляют, сукины дети. Берегут меня. Впрочем, вряд ли, я для них - кость в горле. Будь на то их воля, зубами бы меня порвали на части. Так они и сделают, когда доберутся. Только это мы ещё посмотрим. Это мы ещё будем поглядеть.
Грохнуло ещё несколько выстрелов. Пули беспомощно клацнули в стены. Избушка эта была сработана на совесть. Мастера, которые её делали, своё мастерство ведали.
- Выходи, Соколик, порешим!
Ага, порешите вы. Сначала доберитесь до меня, тогда и грозите.
Я огляделся.
Со стенами всё было предельно ясно - танком не пробьёшь. Вся пальба эта снаружи - чистой воды показуха. На психику, гады, давят. Это нам по фигу, пускай давят. Психика у меня крепче стен. Ещё два окна, узкие, словно амбразуры, были прорублены в противоположных стенах и прикрыты листами брони. Так что при необходимости можно будет пострелять и в сторону нападающих. Это мы пока погодим
Что у нас тут ещё имеется? Двери. Двери эти - только танком. Я открывал их и видел толстенную броню, облицованную сверху деревом. Изнутри дверь была снабжена надёжными запорами, и закрывалась на два толстых бруса.
Вот с мебелью не густо. Стол, две скамейки, полати вдоль стены, застеленные овчинами, которые я стащил на пол, запихав под нары, чтобы Славке на голом полу не лежать. Конечно, можно было ему и не прятаться, но пуля - она дура, мало ли что? Срикошетит, или ещё чего. А Славка в данной ситуации был моей единственной гарантией. Пока жив он, у меня тоже оставалась слабая надежда. Иначе давно шпандарахнули бы меня гранатой, как рыбу в проруби. И привет семье!
- Эй, козёл, отпусти Славку! Слышишь? Отпусти, и мы тебя отпустим! Отпусти Славку! Ты слышишь нас?
Ещё бы я не слышал! Только так я вам и поверил. Я отпущу пацана, а вы меня тут под огурец разделаете. Так вы меня, голубчики, и отпустили! Нашли кому заколачивать. Чёрта с два я отсюда выйду!
Славка зашевелился под нарами, высунулся из овчин, сверкая глазами. Я сделал ему знак, чтобы не высовывался.
- Они нас убьют, дядя Валера?
- Да что ты, Славка! - бодро изобразил я.
Станиславский перевернулся в гробу и простонал: "Не верю!". Ну, извини, старик, сказал я ему мысленно. Меня по другой системе обучали. Хотя, Славка тоже не поверил. Это я по его глазам понял. Он, конечно же, боялся, но тем не менее, держался молодцом.
- Не дрейфь, Славка! - фальшиво улыбнулся я. - Мы с тобой выберемся, мы не из таких ситуаций выбирались. Верно?
Он вежливо улыбнулся мне в ответ. Мальчик он был добрый, воспитанный. Но не дурак же, чтобы всерьёз воспринимать мои слова.
- А как мы выберемся, дядя Валера? В окошко улетим?
- Зачем же в окошко? В окошко мы, конечно же, не улетим, но придумать что-то попробуем. Придумывали же раньше.
- Раньше придумывали. А теперь даже выйти некуда. Четыре стены вокруг.
Я огляделся ещё раз, словно для того, чтобы проверить правильность Славкиных слов. Всё было точно так, как он говорил. Четыре стены вокруг. И какие стены. Что ещё я мог сказать? Оставалось сделать вид, что занят осмотром своей экипировки и не слышу его.
Я переложил пистолет на полу из-под левой руки под правую, потом оттянул затвор лежащего на коленях карабина и увидел тусклый желтый патрон. Аккуратно задвинул затвор, проверил предохранитель и заглянул под стол, где лежали две связки динамитных патронов с торчащими из них бикфордовыми шнурами, короткими, как поросячьи хвостики.
За стеной опять бабахнули.
Это они от отчаяния, а что им остаётся? Стены - из пушки не пробить, двери они уже пробовали высадить. Ничего, пускай побесятся.
Пальба участилась. Несколько пуль ткнулись в стену, стреляли все же прицельно, куда-то они старались попасть. Так и есть - в амбразуру. Загудела броня, взвизгнула пуля, отлетая от неё. Стрелки они, надо сказать, никудышные. Ну, да ничего, пускай палят. Попали в амбразуру, убедились что бесполезно - мне спокойней. Меньше тревожить будут. Больше думать. А когда человек думает, он не стреляет.
Ещё одна пуля воткнулась в потолок.
- Эй, придурки! - заорал я. - Прекратите в окно пулять! Тут стены такие - срикошетить может!
- Что, сдрейфил, Соколик?! Вылезай, и пацана выводи, может, пожалеем.
- Пожалел волк кобылу - оставил хвост да гриву! Мне-то что, вот пацана может задеть пуля, или в динамит попасть!
- Ты нас, Соколик, на понт не бери! Откуда у тебя динамит?
- А откуда у меня карабин? Мне вас уговаривать ни к чему. Не верите не надо. Грохнет - тогда узнаете.
За стенами домика повисла напряжённая тишина. Не стреляли. Значит, думали. Ясное дело, они не меня жалели, им Славка нужен был. Послышался шум моторов, потом что-то щелкнуло, и раздался жестяной голос мегафона:
- Соколов! С тобой говорит подполковник милиции Капранов. Предлагаю немедленно освободить заложника и сдаться! Предупреждаю, что в противном случае твою личную безопасность я не гарантирую! Дом окружён, взять тебя дело времени. Не усугубляй своего положения, оно у тебя и так аховое...
Насчёт положения он, пожалуй, был прав. Аховое - это было ещё мягко сказано.
- Положение моё хуже архирейскогоооо...
Неожиданно пропел я себе под нос дурным голосом. И споткнулся взглядом о вытаращенные гляделки Славы.
- Чего выставился? - не очень любезно буркнул я. - Песню спеть нельзя?
- Песню можно, - великодушно разрешил Славка. - А это правда не настоящие милиционеры? Ты меня не обманываешь?
- Конечно, не настоящие, - поспешно подтвердил я, не чувствуя уверенности в собственном голосе.
Славка деликатно промолчал. Я хотел что-то ему сказать, но тут за стенами опять щёлкнуло и раздался всё тот же голос, усиленный мегафоном:
- Соколов! Прекрати валять дурака! На тебе и так висит уже больше чем достаточно, не усугубляй! Отпусти хотя бы пацана, тебе зачтётся!
- Ага! На том свете угольками! - проорал я счастливым голосом.
- Пускай мальчишка голос подаст, может ты его придушил, гад!
- А с какого такого интереса он будет с тобой бесплатно разговаривать, горло напрягать?
- С твоего интереса, Валера, с твоего! Если он голос не подаст, значит не живой он. И тогда мы начинаем штурм, понял?!
- Чего уж тут не понять! Понял...
Я поднялся и подошёл к дверям, отвинчивать гайки на узкой вертикальной амбразуре, которая была замаскирована возле дверей. Открутил я их быстро и осторожно поставив толстый узкий лист брони на пол, выглянул сбоку на улицу. Выглянул и молча, про себя, выругался. Всё было несколько хуже, чем я себе представлял. На опушке, прямо напротив дверей, устанавливали безоткатное орудие. Если решатся пальнуть - тараканы разбежаться не успеют.
Не ожидал я такой прыти и такого технического обеспечения. Пришлось пойти к Славке.
- Славка, подай голос, иначе они нас в щепки разнесут.
- Что я им скажу?
- Да что угодно. Скажи, что жив и здоров, что здесь есть динамит.
- А ещё что я должен сказать?
- Ну, сымпровизируй сам.
- Сым... Что?
- Сымпровизируй, говорю. Вроде как соври на ходу.
- Врать, дядя Валера, плохо. Ты сам говорил.
- Я много чего говорю. Впрочем, ты прав. Врать, действительно плохо. Только я тебя и не заставляю. Я сказал, чтобы ты им ответил, что жив и здоров и видел тут динамит. Разве я соврал?
Славка задумался, прикусив губу, потом молча кивнул. И закричал, подойдя к двери, прямо в узкую амбразуру:
- Я здесь! Я живой! У меня всё в порядке. Эй...
- Мы слышим! - едва не захлебнулся мегафон. - Он тебя не обижает?
- Нет! Что вы!
- У него есть оружие, взрывчатка?!
- У него пистолет, карабин, много патронов и две связки динамита под столом, - прокричал Славка, всё время косясь на меня, словно спрашивая, так ли он говорит.
Я сделал ободряющий жест, Славка вымученно улыбнулся в ответ, и я понял, как он устал. Ещё бы ему не устать!..
Я подумал, что пока всё пронесло мимо нас, но тут опять забормотал "матюгальник" и заталдычил этот подполковник. Славка подошёл к нарам, посматривая на меня, ему явно не хотелось лезть обратно. Валяться под нарами в пыли, на шкурах, было сомнительным удовольствием, и я ему сочувствовал.
- Сиди, пока не стреляют, можно. Как только перестанут говорить сразу лезь обратно.
- Ладно, - повеселев, согласился мальчик.
- Славик! Славик! - надрывался жестяным голосом уже кто-то другой. Славик, ответь нам!
- Ответь им, - попросил я. - Пока они болтают - не стреляют.
Мальчик понимающе кивнул, не спеша подошёл обратно к двери и выкрикнул в улицу:
- Я слышу! Слышу!
- Слушай внимательно, сейчас с тобой будут говорить!
За стенами послышалась какая-то возня у мегафона, чьё-то дыхание в динамик, хрип и посвисты. Я пошёл к дверям, посмотреть, что там происходит, сделав знак Славке возвращаться под нары. Готовилось что-то нехорошее. Мегафон ожил и раздался голос, который я меньше всего ожидал и желал услышать, а ещё больше не хотел, чтобы этот голос услышал Слава.
- Слава! Сынок! Это я, твой папа!..
Дальше я ничего не слышал, мне словно уши ватой заложили. Я только видел огромные, расширившиеся от ужаса глаза Славы
И резанул мне по ушам и по сердцу крик его, совершенно невыносимый детский крик:
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75
науч. статьи:   политический прогноз для России --- праздники в России на основе ключевых дат в истории --- законы пассионарности и завоевания этноса
загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

    науч. статьи:   циклы национализма и патриотизма --- идеологии России, Украины, ЕС и США

Рубрики

Рубрики