ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


– Я могла бы жить так всю жизнь.
– Думаешь, смогла бы?
– Ну дай же мне помечтать! Соври что-нибудь. Выдумай! Что угодно… Но сейчас я умираю от голода, – сказала Рейчел.
Мериэл, склонившаяся над столом, перелила кофе из чашки в большую кружку, какие любят французы, и протянула ей. Рейчел нехотя отпустила руку Чарльза и намазала кусок батона маслом и медом.
– Мы поплывем в Италию тоже? Можем вот так взять и поплыть туда, когда захотим?
– Да, конечно. Можем идти куда угодно. Думаю, нам с тобой непременно нужно поплавать в пещерах Порто-Венери и нырнуть к подводной статуе Христа. Это сказочно! А затем – в Портофино, там можно сделать хорошие покупки и вкусно поесть. Потом можем отправиться на Сардинию, если захотим. Но все это только после того, как нам надоест юг Франции.
– Вряд ли здесь может надоесть. Я была в этих местах лет пятнадцать назад. Мне очень понравилось… и сегодняшняя ночь тоже, – добавила она, опять вкладывая свою руку в его ладонь. – В самолете, на яхте. А где в следующий раз?
У нее сел голос от охватившего ее неуемного вожделения.
– В море, – ответил он.
Это не было шуткой.
Рейчел приникла к нему, тесно прижавшись всем телом.
– Прямо за штурвалом какого-нибудь парусника? – поддразнила его она.
Он рассмеялся.
– Хорошо здесь, правда?
– Очень, очень хорошо! Неужели так будет продолжаться всегда?
– Да, – уверенно подтвердил Чарльз. – Всегда.
«До момента предательства, – подумала Рейчел, – но не моего. Стало быть, его». Она старалась подавить эту мысль, загнав ее глубоко внутрь, где ей и надлежало находиться. Тэсса? Конечно, нет! Тогда кто же? На этом судне – никого. Значит, сейчас ничего такого не произойдет. Вот и живи настоящим. Но она слишком сильно любит его. Не думать о том, что она может однажды лишиться всего этого, свыше ее сил.
– Помнишь кости, предсказавшие предательство? Это буду не я.
– И не я, – серьезно ответил он.
– Означает ли это, что кто-то из нас однажды окажется лжецом?
– Рейчел, посмотри на море, на летающих рыб, на солнце, что освещает вон те здания вдали. Ведь его свет так же падал и в средние века. Эти волны плескались под римскими галерами, а ведь римляне на Средиземном море были всего-навсего парвеню, выскочками, по сравнению с карфагенянами, древними греками, этрусками, финикийцами. А вот это судно уже существовало тогда, когда частички тебя были еще рассеяны по Вселенной и не соединялись в красивую женщину Рейчел Ричардсон. Стоит ли волноваться из-за того, чего изменить нельзя, если радость – вот она, здесь и сейчас?
– Но я только хочу, чтобы она не кончалась, – возразила Рейчел. – Вот и все.
Она знала, что он прав. А она? Ни слова, ни поступки ничего изменить не в состоянии. Вот в чем беда пророчеств. Они гнетут и терзают тебя до тех пор, пока из-за твоего же собственного страха и неуверенности в себе не сбываются. Она почувствовала, как темное облако судьбы заволакивает ее солнце, и, внезапно задрожав от холода, прижалась к нему.
– Все это тебе помог организовать Джейк?
– Да, мне необходимо было точно знать, что у меня есть шанс.
– А Тэссе ты ничего не говорил?
– Нет.
– Знаешь, мне показалось, что ты ей понравился. А когда я узнала про книгу, мне стало казаться, что в какой-то степени и она тебе – тоже.
– Да.
– Но не в такой, как я?
Он помолчал. Потом ответил:
– Она красивый человек.
Это было не совсем то, что хотела услышать Рейчел.
– Да, это так. Знаешь, когда я впервые встретилась с нею, я не вполне понимала, о чем она мне пыталась рассказать – все время только о своем муже, о магии любви с первого взгляда, ну и о всяком таком. Слышать-то я ее слышала, но у меня самой такого опыта тогда еще не было.
Рейчел подняла на него глаза. Она попыталась донести до его сознания, что Тэсса все еще любит своего мужа, точнее – свои воспоминания о нем.
– Ты тоже красивый человек, – сказал он. – Но ты – мой красивый человек.
– Как Роза? – Рейчел затаила дыхание.
Она понимала, что говорить этого не следовало. Это было столь же ошибочно, сколь и неизбежно. Но демонов нужно вытащить на яркий солнечный свет. Нельзя же допустить, чтобы они постоянно прятались в тени, готовясь к внезапному броску.
– А ты готова к тому, чтобы занять место Розы? – просто спросил он. – Готовы ли к этому мы?
– Не знаю. Наверное, тебе виднее.
Чарльз смотрел на море прямо перед собой.
Он был не из тех, кто в нужный момент хорошо умеет говорить. А насчет Розы он и просто не знал, что ответить.
– Что можно понять о прошлом, о том, что ушло навсегда? Что тебе не хватает его? Да, мне ее не хватает. Но минувшей ночью, когда я сжимал в объятиях тебя, я этого не испытывал. Мне не хватало ее сегодня утром, когда я отплывал от Антиба. Я мысленно видел ее на палубе, потому что когда-то она помогала мне делать это. Порой мне не хватает ее чуть-чуть, а порой – сильно. Это приходит и уходит, подобно морской волне – то большой, то мелкой, то клокочущей, то мягкой. Главное же в том, что ее нет, а ты есть, причем совершенно другая, нежели она, вот что самое странное. Она была спокойна, загадочна, немногословна. Была в гармонии с самой собой. Всегда искала покоя. Цельная самодостаточная натура. А ты переменчива – то одна, то другая. Ты в вечном движении, добиваешься, борешься, мечтаешь. У нее была древняя душа, у тебя же поразительно молодая… и… и… не знаю, что еще сказать, кроме того, что я влюбляюсь в тебя все больше и не в силах остановиться.
Эту последнюю фразу, самую последнюю – вот чего ей хотелось услышать.
– И не останавливайся! Никогда не останавливайся, – только и сказала она.
– Ты была когда-нибудь влюблена в другого мужчину? – внезапно спросил он с какой-то яростью в голосе.
– Нет, никогда, – быстро ответила она. – До этого никогда!
– Даже в Мэтта Хардинга? Он, похоже, считает, что имеет право скупить все твои акции по льготным ценам, или заключить с тобой фьючерсные контракты, или еще что-то в том же духе.
– Ты ревнуешь?! – Она довольно рассмеялась.
Неужели он все-таки тоже уязвим, такой веселый и сильный за штурвалом этого дивного судна?
– Не знаю. Возможно.
Чарльз искоса посмотрел на нее, на его лице блуждала странная улыбка, раньше Рейчел такой не видела.
– Он хотел жениться на мне. Осуществить слияние «наших компаний», как я всегда выражалась. Он идеально подходил для меня прежней, для той Рейчел, которая, неуклонно двигаясь вверх, становилась энергичной, деятельной Ричардсон. Добивался меня так, словно я была намеченной им для захвата целью, со всей напористостью, которую он сохранил для своих предстоящих финансовых приобретений. Мне это казалось заманчивым, но помолвлена с ним я так и не была. Я никогда не любила его. Увлечена была. Он интересен, даже обворожителен, но я порвала с ним, отказала ему, сказав «нет», из-за тебя.
– Но ты же меня совсем не знала.
– Зато уже встретила. Так или иначе этого оказалось достаточно.
– И мое отношение к тебе было точно таким же.
– Правда? А ты неплохо скрывал это.
– Меня цепко держали воспоминания, и… я не был уверен, правильно ли будет, если я стану испытывать все это вновь… Чувство вины, очевидно. Потом произошла наша… ну-у… наша размолвка…
– Но теперь-то мы здесь, – пришла ему на помощь Рейчел.
– Да, здесь.
– И сейчас я сяду за этот стол и буду не сводить с тебя глаз, что бы ты ни делал. И не пророню ни единого слова, пока мы шикарно не пообедаем, не поставим яхту у острова и не искупаемся в море. Потому что несколько минут назад вы кое-что сказали о море, не так ли, Чарльз Форд, и в том контексте слово «море» прозвучало для меня очень заманчиво.
41
– Да здесь же просто нет места! – сказала Рейчел.
Он рассмеялся.
– Следи за мной.
При постановке судна на якорь главнейшее правило – ни в коем случае не спешить, что особенно относится к гавани Сен-Тропеза, в которой яхты стоят буквально впритирку, точно сардины в банке. Человеку неопытному могло показаться, что ширина эллинга для «Мифа» равняется ширине самого судна, а возможно, даже и меньше.
Как бы там ни было, у матросов на яхтах, стоявших по обеим сторонам, повод для беспокойства определенно появился. На первый взгляд они просто бесцельно слонялись туда-сюда, делая вид, будто их решительно не интересует маневрирование только что подошедшей яхты, направляющейся в свой эллинг. Однако в действительности они были начеку и в случае необходимости моментально оттолкнули бы ее шестами от своих бортов.
Джон сидел верхом на носу яхты, чтобы по команде немедленно отдать якорь. Чарльз священнодействовал в рубке. Медленно и величественно обтекаемый корпус яхты стал поворачиваться вокруг собственной оси, пока корма не оказалась направленной строго перпендикулярно к причальной стенке. На тихом ходу Чарльз подал яхту еще чуть вперед.
– Отдать якорь! – крикнул он.
Джон резко выдернул шплинт из цепи, и якорь скользнул в темную воду.
Чарльз начал осторожно проводить яхту кормой в свой эллинг. С гор подул свежий бриз. Судно вдруг закачалось. Рейчел стало ясно, что они вот-вот заденут бортом стоящую рядом яхту, стофутовый «Брауэрд». Она увидела, как два члена его экипажа уже оперлись на поручень, готовясь действовать.
– Не бойся, – улыбнулся Чарльз. – Слава Богу, не в первый раз.
Левым двигателем он отвел яхту чуть назад, а правый резко перевел в нейтральное положение, после чего качка прекратилась и Джон подъемным воротом натянул якорную цепь, окончательно выравнивая движение судна.
Рейчел перевела дух. Через несколько секунд яхта стояла в эллинге, как влитая, а Трейси и Мериэл крепили причальные канаты на пирсе, в то время как Том натягивал якорную цепь на кабестан, чтобы яхта не сдала назад и не ударилась о каменную стену.
Чарльз заглушил двигатели. Наступила тишина. Рейчел едва сдерживалась, чтобы не захлопать в ладоши. Джон – тот, вероятно, делал все разве что не во сне, настолько ему было это привычно. Чарльз же не занимался ничем подобным вот уже несколько месяцев. Уж это-то она знает наверняка. Или только думает, что знает?
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72

загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

Рубрики

Рубрики