ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

В сидящего на переднем сиденье Колю вообще врезался складной стул, до сей поры мирно покоящийся в заднем отсеке. Велика она, сила спорта.
Закончилось все к общему облегчению достаточно скоро. У нас вновь заклинило коробку, причем ее скрежет был слышен даже в Тойоте. Но формально победа осталась за нами, поскольку вперед себя Оборотень так никого и не пропустил. Вот он, миг триумфа и легкой дружеской зависти! Немного постояв и повторяя друг другу «это было круто» и «давно так не отрывался», выяснили, что коробка пришла в себя и особый ремонт не требуется. У Маздиста течет поворотный кулак, но вроде тоже не смертельно. Дождались остальных, и уже тихо покатили себе в сторону Умбы.
Умба ознаменовалась посещением каменной мастерской и приобретением сувениров на память. Наташа тем временем купила семгу весом в семь с половиной килограмм, сказав, что завтра ожидается уха. От грандиозности задуманного народ не сразу врубился в то, что это означает, и лишь согласно кивнул в ответ.
Едем по берегу Белого моря. Часовня безымянного инока. Море в лучах заходящего солнца выглядит просто идиллически: полный штиль, сплошь голубые и розовые тона. Жизнь прекрасна и удивительна. Однако на месте стоянки (мыс Корабль) понимаем, что это слегка не так. Пронизывающий ветер и холод заставляют достать из рюкзаков дополнительные свитера и кофты. Тихонько переругиваемся с Оборотнем. Тоже мне — северный олень! Полжизни тут прожил, в Североморске родился, а когда дома вещи паковали, единственное, что он попросил взять, так это купальник. Хоть бы предупредил, что имел в виду купальник на меху! А так у нас один бушлат на двоих, и я его отдавать категорически отказываюсь. В итоге делим его напополам, ватная подкладка отходит мне, а тряпичный непромокаемый верх Оборотню. Разведенный Костиными усилиями костер почти не греет, на палатках и на машинах приличный слой инея. Погода к посиделкам не располагает, и я иду спать в палатку. Оказалось, самые хитрые в итоге отправились сидеть в вахтовку шишиги, где мирно полночи предавались разговорам.
Следующий день стал для меня самым кошмарным во всей поездке. Нет, началось все очень даже мирно. Выезд был назначен на два часа дня, чтобы успеть прокатиться по полосе отлива до деревни Кузомень и сфотографироваться рядом с брошенными буксирами и прочей техникой. Поскольку стоять рядом с аметистовыми жилами и ничего не найти на память — это моветон, я отправилась бродить по берегу. В результате поисков надыбала несколько булыжников с крохотными кристаллами фиолетового и розового цветов. Замерзла ужасно, поэтому резво поползла в сторону лагеря. Над ним уже вовсю кружились наглые чайки, раздумывая, удастся ли им стащить у чистящей рыбу Наташи хоть маленький кусочек семги. Вся наша компания дружно телепатировала им послание, сводящееся примерно к следующему: только попробуйте, все перья повыщипаем! В итоге чайки матерно проорали, что думают по поводу человеческой жадности, но попыток покуситься на семгу предпринимать поостереглись.
Костя предлагает устроить пляжные и дюнные гонки. Оборотень и Маздист переглядываются. Один сразу же вспоминает про текущий кулак, другой что-то талдычит насчет сцепления, коробки и всей подвески вместе взятой. Тема гонок уходит сама собой.
Вот и отлив. Едем. Первый ржавый буксир. Коля и Алена тут же вспоминают фильм «Титаник», взбираются на нос и раскидывают руки в стороны. За ними на борт карабкается Оборотень. Фотографы Саша и Володя жадно нарезают круги. За буксиром приходит пора двух тракторов. Высказываем предположения, каким это странным образом они здесь оказались. Решаем, что это своеобразный памятник неизвестным джиперам, соревновавшимся, кто дальше заберется в море. Фотографы изъявляют желание поснимать рыбачьи избушки (тони). В итоге компания разделяется. Тойоты и Игорь уходят вперед, а мы с шишигой ждем, пока наши папарацци удовлетворят свой художественный голод.
Оборотень с опаской поглядывает на море, а потом идет советоваться с Костей. Прилив идет быстрее, чем мы думали, и пора бы уже сматываться отсюда. Пока дожидаемся фотографов, море отвоевывает обратно еще пару-тройку метров. Шишига резво уходит вперед, мы пытаемся ее нагнать, но безрезультатно — колеса вязнут в песке, машина идет только внатяг. Тут бы нам, идиотам, и сообразить, что пора бы на берег выбираться, но мы упорно премся за шишигой. В итоге попадаем в протоку, лобовое стекло заливает водой, и мы секунд на сорок теряем ориентацию. Чувствую себя как мышка, которую спускают в унитаз. Оборотень боится завязнуть, поэтому не тормозит. Наконец, вода нас отпускает. Видим удаляющуюся шишигу. Пытаемся поднажать, и тут же получаем страшный удар под капотом. Честно говоря, я подумала, что отвалился какой-нибудь защитный кожух. Понимание того, что настал кирдык моему любимому карлсону пришло только тогда, когда увидели температуру движка. Только тут мы выбрались на берег. Так и есть: пластиковый вентилятор в хлам, перерублена кое-какая проводка, в том числе от датчика температуры, но радиатор цел, а это главное. Но настроение мое падает ниже плинтуса. Черт побери, это была единственная деталь в этой машине, от начала до конца установленная моими руками! Начинается мелкая истерика. Впрочем, под моросящим дождем это почти не заметно.
К нам на выручку летит экипаж Шуры. Доезжаем до Кузомени. Машина греется ужасно. Истерика набирает обороты. Из Кузомени путь лежит в Варзугу. Выезжаем из деревни, и тут наш несчастный Уазик глохнет и отказывается заводиться. Сначала нас от греха подальше оттаскивают на тросе, а потом Шура в обнимку с тестером Богдана прозванивает нашу проводку. Дело оказалось в перетертом и сгоревшем проводке реле зажигания. Видимо, попала вода, пошел коротач. Предохранитель, однако, остался цел, что удивительно. Ремонтируемся, едем дальше. В Варзуге вся компания валит смотреть на местные деревянные церкви, я сижу в машине и выходить наружу категорически отказываюсь. Возвращаемся в лагерь.
На все уговоры Оборотня «не сидеть в Уазке, идти в люди» отвечаю характерным «а-ааа! Говорила мама — выходи за гармониста!» С этим явно надо что-то делать, тем более что сегодня последний, прощальный вечер плюс до кучи пятая годовщина нашей свадьбы. В итоге в приказном порядке Оборотень заставляет дерябнуть меня сорокоградусной. Жизнь потихоньку предстает в радужном цвете. После пятой про истерику забыто раз и навсегда. Вот и славненько.
Начинается вручение памятных дипломов и сувениров. Нам как участникам и молодоженам со стажем, Игорю как первому выпускнику школы арктического бездорожья, Богдану как самому беспроблемному и спокойному пилоту, Шуре и Коле, как самому веселому экипажу. Да все это под ведро наваристой ухи из семги! Честное слово — на треть воды приходилось две трети рыбы. Про вкусовые качества скромно промолчу, иначе рискую вызвать у Вас и себя голодные судороги, повышенное слюноотделение и бурчание в желудке. Достаем гитару, поем песни. На душе светло и капельку грустно. Последний совместный вечер как-никак.
Утро. Мелкий дождь и паскудный ветер. Первым прощается Богдан с семейством. Машем вслед рукой, договариваемся созвониться, списаться, встретиться… Шуре и Коле еще завозить Алену в Мончегорск. Мы до Умбы идем вместе с Воронежцами и Костей с Наташей, а потом расстаемся. На память нам вручают подобранную за нами трубу глушителя. Надо же, а мы даже и не заметили, как оторвали. Машина от колес до крыши покрыта толстым слоем местного красного песка, отчего выглядит слегка монстрообразно.
Отъехав с десяток километров от Умбы, находим менее-более ровную площадку и начинаем осмотр боевых ран. Пока Оборотень матерится и сливает воду из коробки, а также отвинчивает замятый и порванный маховиком кожух сцепления, я становлюсь на колени и заглядываю под машину — интересно все-таки, как любому начинающему механику. На мой наивный вопрос «а эти трубочки так и должны быть разрезаны?» Оборотень приобретает баклажанно-редисочную окраску и тихо интересуется: где? Тычу пальцем в задний мост. Выясняется, что трубочки имеют прямое отношение к тормозам, а вот мы теперь задних тормозов не имеем. Ничего, на передних доползем. Они у нас дисковые, а не барабанные, понадежнее будут.
Где-то за Кандалакшей нас нагоняют Шура и Коля. Они успели завезти Алену, пообедать и познакомиться с местным автомехаником, который забил смазку в текущий кулак. Собираются гнать всю ночь и весь день, но до исхода завтрашнего дня быть в Москве. Мы им верим. Эти смогут. Прощаемся.
Задремав на заднем сиденье, на минутку открываю глаза и ничего не понимаю. За лобовым стеклом ничего не видно. То есть как в старом анекдоте: Николай, Илья, Харитон, Ульяна, Яков. Молочный туман. Даже светом люстры пробить его не удается. Оборотень ползет практически вслепую. Становится страшно. И тут о чудо! Мы видим большую освещенную стоянку, да еще и с круглосуточным кафе впридачу. Дружно решаем: хватит извращаться, лучше спать. Но предварительно — поесть. Я капризничаю и отвечаю, что составлю компанию Оборотню и Банкиру только в том случае, если в кафе есть пирожные. Буквально через пару минут меня вытаскивают из машины и демонстрируют сортов двадцать (!) всяко-разных пирожных. Я в шоке. Мужчины тоже. Но эти от качества и цен. Ужин на трех голодных личностей обошелся в районе двухсот рублей. Эх, вот бы эту забегалочку к нам на Щелковскую…
Утром по ходу движения наблюдаем валяющуюся в придорожной канаве фуру — явную жертву тумана. Затем парочку иномарок, тоже неудачно «припарковашихся» на обочине в самых причудливых положениях. Судя по всему, обе вышли на обгон, испугались и ушли на скорости на противоположные обочины. Все живы и целы, но ремонт явно обойдется им в круглую сумму.
Поскольку вновь уходить на приснопамятный грейдер нет никакого желания, решаем обогнуть Онегу с другой стороны: не через Медвежьегорск, а через Петрозаводск и паромную переправу в Вознесенье. По дороге закупаемся кой-какими запчастями. В итоге расчет себя не оправдывает: дорога оказывается чуть длиннее, паром забирает из кошелька стольник, а грейдерная чаша совокупной длиной километров в сорок нас не минует.
1 2 3 4 5

загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

Рубрики

Рубрики