ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


Первым видим хмурого Шуру. У него травят три колеса из пяти, срочно требуется шиномонтаж. Спасибо мелким камешкам и щепкам. Из-под брюха торчит нечто деревянное, в чем с трудом опознаем сосновый пенек. Шура машет рукой — мол, само отвалится. В очередной раз подкачав безбожно травящие шины, он отчаливает.
Следующим номером программы идет Богдан. Что-то с зарядкой. Может быть, глюкнуло какое-то реле. Но пока точно не выяснил, ехать может только на аккумуляторе. Двигаемся дальше. Колонну невезучих замыкает Оборотень. У него напрочь заклинило коробку. Приходится прямо на месте разбирать все хозяйство и подводить сцепление. Все, теперь до Ревды точно дотянет.
В Ревде усталый после ремонта и слегка расстроенный народ понимает, что ночевка под моросящим дождиком радости не принесет, поэтому мы нагло напрашиваемся к Наташе и Косте на постой. Они не возражают.
С утра опять дождевая морось и, что самое обидное, туман. Ловозерье не видно. Но авантюрист Костя, что-то про себя прикинув, все-таки решает взять хотя бы одну гору из четырех — Аллу Айв. Если не ошибаюсь, это означает «большая гора с круглой вершиной». Вершина там действительно имеется и даже круглая. Такое ощущение, что посреди довольно ровного плато насыпали кучу камней. И тут нас ждет удача: туман остается под нами, а посреди гор играет радуга. Постояв на пронизывающем ветру и посмотрев на открывшуюся панораму, спускаемся вниз. Вовремя успели: туман поднимается и сюда. Когда едем обратно, вершину уже не видно.
Теперь нас ждет участок под названием «тысяча ручьев». Кто-то особо дотошный попытался их подсчитать — оказалось, чуть больше ста сорока. Но микро— и мини-бродиков все равно хватает. Идем в индивидуальном режиме по легендам. Я возвращаюсь в родной экипаж. Поездки на шишиге привели к странным мутациям в организме: за каких-то два с половиной дня талия стала осиной и местами мускулистой, а вот координация движений исчезла напрочь. Когда я умудрилась последовательно грохнуться с бампера шишиги, а потом с сиденья Уазика, поняла, что пора себя с крыши снимать во избежание несчастных случаев.
Проезжаем мимо старого Сталинского лагеря. Остатки колючей проволоки, фундамента деревянных бараков. Все поросло лесом, будто бы и не было здесь ничего. Если не полениться, запросто можно восстановить план лагеря. Хотя и походить придется — он довольно большой. Фотографы тут же принимаются за работу.
По построенной зеками дороге едем до поселка Октябрьский. Дождь изредка прекращается, но все уже вымотаны. И тут нас ждет отличный сюрприз! Теплая ночевка в квартире с горячей водой и ванной! Узнав об этом, команда приободрилась, а ужин и вовсе получился почти праздничным.
Утром, понаблюдав за козлами, чешущими рога за бамперы, трогаемся в сторону Хибин. Нас ждет база МЧС на Коэльпорре. Погода начинает радовать, вовсю светит солнце. Закупившись в Кировске провиантом, выезжаем на горную дорогу. Я в компании Банкира снова возвращаюсь на крышу: вид отсюда открывается просто фантастический. В итоге для наших фотографов это был один из самых «хлебных» дней: синие, черные и зеленые горы, водопад и бирюзовые, прозрачные до дна озера.
После поездки на водопад, устраиваемся на стоянку. Кто-то за смешные деньги оккупирует деревянные домики, мы с Шурой и Колей склоняемся к постановке палаток. Тут же выясняется, что здесь есть баня. После недолгого колебания решаю составить компанию остальным. Воронежцы, отправившиеся в первый заход, по возвращении отдельно предупреждают, что главный гвоздь программы — купание в горной речке. Конечно же, именно там мы все и оказались. Правда, в первый раз я зашла туда только по колено, а потом начала размышлять, хочу ли зайти дальше или нет. Организм возмущенно орал «забери меня отсюда», и я решила его послушаться. Знатоки растолковали мне, что много думать вредно, и в следующий раз я уже последовала примеру остальных. Оказалось — очень приятно. Особенно когда ныряние уже позади, а ты дефилирующей походкой пилишь в сторону бани.
Где-то в пол-двенадцатого народ отправился в ночное. То есть в поездку по озерам, в частности — на Гольцово озеро. Богдан и Воронежцы укатили туда чуть раньше в надежде на рыбалку, а мы просто поехали кататься. Вместе с Леной, приняв по чуть-чуть для согрева и от простуды, сидим на крыше шишиги. Едем с ветерком. Небо черное в звездах, сзади Оборотень всю имеющуюся иллюминацию включил. Красота.
Когда мы выехали на берег озера, а шишига и не подумала затормозить, я заподозрила неладное, но было уже поздно. Мы влетели прямо в озеро, потом ненадолго выскочили на песчаную косу (или бережок?) и снова ушли в водные пучины. Оглянувшись на Оборотня и увидев, как вода заливает его лобовое стекло, я нервно икнула и назад больше уже не смотрела во избежание нервного стресса. Мы ж только-только воду из фар слили и лампочки поменяли. Так что — опять?!
Блюдца озера сменялись короткими песчаными перемычками, и мы снова и снова изображали из себя крейсер. Воссоединившись с остальными, побродили по берегу, полюбовались местными красотами, узнали, что рыбалка не задалась, после чего неспешно отправились обратно. Мы с Банкиром махнулись местами, и он с фотоаппаратом полез на крышу, а я на штурманское место в Уазик. Я поняла, что поездки по озерам изнутри Уазки воспринимаются не так страшно, как выглядят снаружи. Единственное, что заставляло нас с Оборотнем дружно материться — это Сашины полеты по крыше шишиги с зажатым в руке фотоаппаратом. Жажда удачного снимка задавила в нем инстинкты самосохранения, и пару раз мы точно были уверены, что он слетит к нам на капот или под колеса. Но Бог миловал. На базе Оборотень пригрозил Банкиру, что в следующий раз напялит на него монтажный пояс. Саша попыток возражения не предпринимал.
Утомленная событиями этого дня, я отправилась спать, как меня разбудил вопль благоверного: вылезай! Северное сияние!
Поскольку сон для меня порой дороже зрелищ, я предпочла остаться в палатке. Те же, кто остался снаружи, точно не пожалели. Двухцветный сполох летал по небу от вершины к вершине, менял траекторию и изгибался. Народ был счастлив.
Первая половина следующего дня ознаменовалась посещением Ботанического сада, а затем Кировского рудника. Измученные повышенным вниманием со стороны наших папарацци, шмели долго терли лапками ослепленные вспышками фасеточные глаза. На этом понесенный природой урон и ограничился. Ничего не было вытоптано, сорвано или оскорблено брошенным окурком. Когда надо — джиперы очень благовоспитанный народ.
Оттуда наш путь лежал на хутор Муна. Добрались мы туда спокойно и без происшествий, если не считать доморощенную гонку Шуры и Коли с местным жителем на Ниве. Нивовод показал себя на высоте и продемонстрировал высокий класс вождения, за что и был с почетом приглашен на дегустацию напитка «Лапландия». Когда мы подъехали, парень уже был убежденным джипером и рвался принять участие в каких-нибудь покатушках.
Еще немного, и вот он, хутор Муна. Старый одинокий темный дом. Сейчас там никто не живет, и будет ли жить — неясно. Лагерь сделали несколько поодаль, на берегу реки. Ничего особенного про эту ночевку сказать не могу, кроме того, что комары и прочая пернатая нечисть там дюже злая. Впервые за всю поездку пришлось доставать из заначек репелленты и густо поливать себя с головы до ног.
Утром все поиграли в игру «найди ключи от машины Маздиста». Искомое было обнаружено в песке за колесом. Небольшой брод, и мы по лесным дорожкам и грейдеру катим в сторону Умбы. Сегодня у нас по графику Мыс Корабль. Единственной поломкой были потерянные гайки на стремянке рессоры у Богдана, но он без всяких проблем ликвидировал «слабое место».
Заставил понервничать полуразрушенный мост через безымянную речку. Спасибо Шуре, провел Оборотня так, что даже колес не потерли. Потом оказалось, что сложнее всего пришлось именно ему (колеса тянуло в пропасть) и нам (колеса тянуло на боковое бревно, что грозило порезами и потертостями). Игорь и Богдан прошли аккуратно и легко. Под шишигой мостик угрожающе скрипнул, но выдержал. Как потом призналась Наташа, было капельку страшно. Ведь сломался мостик всего лишь пару недель назад и именно под ними… А если бы снова?… Но Бог миловал.
Выходим на грейдер. У Оборотня гоночное настроение. Сначала идем на хвосте у Богдана, но ребята часто останавливаются и устраивают видео-сессии. Начинаем гоняться с Игорем. Два Уазика — это забавно. Впереди то один, то другой, и дорога перестает утомлять и быть скучной. Единственное опасение — это подвеска и рулевая. А нас ведь предупреждали, что конусы в поворотных кулаках разбиты в хлам, и рулевая живет собственной жизнью. А если учесть выгнутые в обратную сторону рессоры и как минимум наполовину убитые амортизаторы…
Оборотень обгоняет Игоря, и тут сзади показывается Шура Маздист. Мы понимаем, что сейчас-то и начнется самое интересно. Так и есть: Шура обходит Игоря и начинает догонять нас. Оборотень тут же вспоминает, что целый раз гонялся в кроссе, и начинает демонстрировать на деле освоенные тогда приемы. Банкир непрерывно смотрит назад и кричит «идет слева! Прорывается справа!», я ору Оборотню «жми!» или «мягче!» в зависимости от увиденного впереди рельефа, Оборотень давит на газ и вертит рулем, повторяя, как советский летчик немецкому ассу «врешь, не возьмешь».
И тут из-за поворота появляется шоха. Мама дорогая, а тут что — кроме нас еще кто-то ездит? Оборотень уворачивается, и не сбавляя скорости, летит дальше. Тут на бедные Жигули, забившиеся от ужаса на обочину, выскакивает Шура, также виртуозно выворачивает руль и уходит в точку. Когда замыкающая колонну шишига повстречала эту шоху, она ползла медленно-медленно, и при виде всякой встречной машины норовила отползти подальше за кусты. Бедный мужик, даже жалко его как-то. Такой стресс пережить!
Но гонка наша только-только набирала свои обороты. По салону то и дело просвистывала какая-нибудь неудачно запакованная деталь шмурдяка, а мы летели вперед, с некоторым ужасом представляя, чем же это все закончится. Как впоследствии оказалось, та же самая история творилась и в экипаже Шуры, Коли и Алены.
1 2 3 4 5

загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

Рубрики

Рубрики