ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

К ней и бежал Владимир Ильич. И сидевшие в машине, и преследователи увидели друг друга одновременно.
Сразу стало ясно, что Владимир Ильич не успеет добежать до "сеата". Из машины высунулась рука с пистолетом. Прогремело три выстрела. Русский споткнулся и упал лицом вниз. Стрелок не спеша опустил руку и выстрелил в четвертый раз. Голову Владимира Ильича отбросило, точно он получил пощечину, и вся правая сторона лица залилась кровью.
Сорвавшись с места, "сеат" направился к Пласа дель Кастильо.
Крис Джонс выстрелил трижды, но, видимо, не попал. Малко опустился на колени рядом с телом. Жизнь уже оставила Владимира Ильича. Четвертая пуля разнесла ему половину черепа, три другие сидели в груди.
- Сделайте лабораторный анализ кожи на его руках, - сказал Малко. Думаю, будет обнаружен очень сильный яд. Вероятно, ему обещали дать противоядие после его "сольного номера". Потому он так и спешил.
Через несколько минут движение на улице перекрыли. Вокруг кишела полиция... Генерал Диас задумчиво созерцал мертвеца, так неловко подвернувшего под себя руку, что она казалась сломанной. Малко протянул генералу листок бумаги, где написал номер "сеата": М-6743 СХ.
- Но ведь не советские же его убили! - с сомнением проговорил генерал.
- Разумеется, нет, - согласился Малко. - Наняли кого-то. Однако можно не сомневаться в том, что приказ ликвидировать Кирсанова был отдан на площади Дзержинского в Москве. Никакой резидент не отважился бы на столь решительные и дерзкие действия, не получив письменного приказа от начальства.
Полицейский принес им две стреляные гильзы от пистолета П-38. Это тоже могло навести на след.
Подоспел запыхавшийся Джеймс Барри и кивнул генералу Диасу:
- Генерал, мы выполнили наши обязательства и ждем теперь того же от вас. Следует разрешить Кирсанову немедленно покинуть испанскую территорию. Его жизнь в опасности.
- Я немедленно доложу о вашем ходатайстве, - с отсутствующим видом откликнулся испанец.
Малко и Барри пешком вернулись к "Паласу".
- Где Кирсанов? - спросил Малко.
- В своем номере в "Рице", откуда он не выйдет до завтра. Я купил ему билет на самолет до Нью-Йорка, на час тридцать.
Малко пожелал в душе, чтобы не случилось какой-нибудь новой заминки, иначе отчаянные усилия КГБ могли увенчаться успехом.
* * *
Григорий Кирсанов глядел, не мигая, на свой новенький чемодан на ковре, заваленном мадридскими газетами. На первой странице каждой из них красовалась фотография, запечатлевшая его с Владимиром Ильичом, а в сопровождающей статье журналисты со смаком живописали, приводя множество подробностей, измену советского майора. Кирсанов перевел взгляд на часы: десять минут двенадцатого. Исабель опаздывала.
Джеймс Барри отправился за "выездной визой" Кирсанова. Зазвонил телефон. Малко поднял трубку: Исабель!
- Ты откуда?
- Из Севильи! - проговорила она сонным голосом. - Еще не совсем проснулась.
С одной стороны, Малко испытал облегчение. Кирсанов улетал совершенно законно и был уверен, что испанка отправится вместе с ним. Малко размышлял, как сгладить острые углы. Он протянул трубку Кирсанову:
- Звонит Исабель, она опоздала на рейс.
Он вышел из номера к "гориллам", устроившимся в коридоре. Исабель знала, что нужно говорить. Когда он вернулся в номер, на Кирсанове лица не было.
- Надо отложить вылет до завтра. Без нее я не хочу лететь!
- Никаких отсрочек! - твердо объявил Малко. - Исабель прилетит немного позднее. В противном случае они обязательно разделаются с вами.
Он замолчал: дверь неожиданно распахнулась. По лицу вошедшего Джеймса Барри было видно, что он пришел с дурными известиями.
- Испанцы воспротивились выезду Кирсанова!
Малко ушам своим не верил.
- Но почему?
Американец сел, поддернув брюки на своих толстых ляжках.
- Во-первых, посол Советского Союза пошел с козырей. Он требует, чтобы ему предоставили возможность говорить с Кирсановым с глазу на глаз в здании посольства.
- Да, но почему испанцы уступили?
Джеймс Барри пожал плечами.
- С одной стороны, они дорожат дружественными отношениями с Советским Союзом, а с другой, ГИУО давит на правительство, чтобы получить доступ к Кирсанову.
- Так что будем делать?
- Ничего. Вернемся в нашу тихую пристань в Моралехе. Испанцы не собираются выдворять нас, они сами дали нам это понять. Пока дело затормозилось. Настал час дипломатов.
Олимпийское спокойствие Джеймса Барри встревожило Малко. Ведь пока дипломаты скрещивают шпаги, КГБ приложит все усилия к тому, чтобы устранить Кирсанова.
- Вы виделись с генералом Диасом? - спросил Малко.
- Он ждет меня в три часа. Вас тоже.
* * *
Генерал принял их более радушно, чем прежде. Перед ним на столе лежала папка, которую он тотчас же открыл.
- Гильзы навели нас на след, - возвестил он. - Баллистическая экспертиза показала, что во Владимира Ильича стреляли из оружия, которым ранее воспользовались для убийства мадридского полицейского, - из пистолета П-38. Главным подозреваемым является молодой террорист из ЭТА, Игнасио Аракама. Машина с поддельным номерным знаком, вероятно, угнанная.
- Удалось ли обнаружить прямую связь между Советским Союзом и ЭТА? спросил Малко.
У генерала Диаса сделалось кислое лицо:
- Прямую нет, но некоторые члены ЭТА действовали в Йемене, Ливане, Сирии. Может быть, она и есть.
- А что вам вообще известно об этом Игнасио Аракаме?
- Немного, - признался генерал. - Террористы из ЭТА имеют в своем распоряжении множество тайных убежищ, связей и кошельков в Мадриде, а когда дело принимает скверный оборот, скрываются у басков, - там свои люди.
- А что удалось выяснить о Владимире Ильиче?
- Вы оказались правы, - признал испанец. - Лабораторные анализы кожи его ладоней позволили обнаружить следы сильнодействующего отравляющего вещества, приготовленного из змеиного яда, так называемого "бромсланга". Это вещество проникает в тело через поры кожи, вызывая обширные внутренние кровоизлияния, приводящие к смерти примерно через неделю...
- Таким образом, Кирсанов умер бы у нас на руках, а русские обвинили бы нас в его убийстве, - подвел итог Джеймс Барри.
- ЭТА не прибегает к столь изощренным приемам, - уточнил Малко. - Это работа русских. Вы выяснили, как попал сюда этот Владимир Ильич?
- Конечно. Три дня назад приехал из Мюнхена. Действительно диссидент.
- Многие из этих диссидентов действуют по указке КГБ, - вмешался Джеймс Барри, - потому что в СССР у них остались родственники. Вновь хочу подчеркнуть, что вы взваливаете на себя тяжкий груз ответственности, препятствуя Кирсанову покинуть испанскую территорию.
Генерал Диас беспомощно развел руками. Малко показалось, что он был искренен.
- Все решается теперь во дворце Монклоа. Могу лишь уверить вас в том, что пока Кирсанов находится на территории этой страны, мы предоставим ему усиленную охрану...
На том они и расстались. Некоторое время спустя, когда они уже катили в черном "линкольне" американца, Джеймс Барри дал выход своему возмущению:
- Диас Бог весть что плетет! Главные союзники ЭТА - кубинцы. Но у Испании теперь роман с Кубой, и она, естественно, не желает осложнений.
- Вы считаете, что кубинцы могли работать на заказ, совершая вчерашнее покушение?
- Уверенности нет, хотя это и возможно.
- В таком случае, - продолжал Малко, - можно, видимо, что-то предпринять. Ведь если мы станем отсиживаться, сложа руки, кончится тем, что нам придется провожать Кирсанова на кладбище.
- К чему вы клоните?
- Едем в посольство, там объясню.
* * *
Сидевший без пиджака Малко взглянул на синее небо. Вот уже в течение нескольких часов, запершись в saferoom* американского посольства, он работал у терминала счетно-вычислительной машины. На другом конце находилась ЭВМ Лэнгли, в запоминающее устройство которой были введены все сведения, касающиеся офицеров-оперативников советского блока.
______________
* Особо охраняемое помещение.
В замочной скважине повернулся ключ, и вошел Джеймс Барри.
- Кончили? Если нет, мне придется поставить в известность службу обеспечения безопасности.
- Мне кажется, я что-то нашел, - ответил Малко. - Вот, взгляните.
Он протянул Барри выданную терминалом карточку кубинского офицера-оперативника, выявленного ЦРУ, некоего майора Альфонсина Ромеро, сотрудника ГУР*, был направлен в Мадрид год назад. До того работал на Кубе в отделе по связям с участниками зарубежных освободительных движений, проходящими подготовку на Кубе. Последнюю фразу Малко подчеркнул красным: "Замечен в Мехико с известными членами ЭТА".
______________
* Главное управление разведки (разведслужба Кубы).
- Любопытно, - проговорил Джеймс Барри. - Я располагаю фотографиями всех сотрудников ГУР, замеченных здесь. Он должен быть там.
- Григорий Кирсанов, наверное, знает его, - подхватил Малко. - Он может подтвердить верность опознания.
- Кстати, не составит труда узнать, где он живет, - заметил Барри. Раз он в Мадриде под дипломатическим зонтиком, то должен значиться в телефонном справочнике.
- Поезжайте завтра утром к Кирсанову в Моралеху. Покажете ему фотографии. Потом надо будет отвезти его к Исабель с нашей охраной. Не хотелось бы, чтобы они заявились в Моралеху.
* * *
Малко толкнул дверь своего номера в "Рице" и остановился, чрезвычайно приятно удивленный. Исабель дель Рио читала, устроившись в кресле, в черных грации, чулках и туфлях. Волосы она собрала узлом по моде начала века, с ушей свисали длинные подвески, лицо накрашено с нарочитой аляповатостью. Примерно в таком виде она ждала его в Севилье, в номере "Альфонса XIII".
Поднявшись при его появлении, она направилась к нему, играя бедрами.
- Здравствуй, любовь моя!
На полу лежал раскрытый чемодан: она приехала прямо из аэропорта, во власти эротических грез.
Увлекаясь игрой, Малко не противился.
Осыпая его поцелуями и ласками, она сняла с него одежду.
- Сегодня я буду твоей рабой! - прошептала она.
Если бы ее слышал Кирсанов!
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35

загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

Рубрики

Рубрики