ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

..
- Что ты ответила?
- Что в этом ничего не понимаю, что Григорий куда-то запропастился. Тогда он завел речь о тебе, предостерегал, что ты, дескать, американский шпион и убийца. А я ему в ответ, что лучше тебя мужика для мужского дела не сыскать, и с тем положила трубку.
- Ну и дела!
Телефон Исабель, наверное, прослушивался. Теперь и советские, и испанцы знали, какого рода у него отношения с ней.
- После этого стали звонить каждые пятнадцать минут! - продолжала Исабель. - Снимаю трубку, а там тишина. А утром разбудила полиция. Спросили, не удерживаю ли я Кирсанова против его воли. Я ответила, что едва знакома с ним, что мечтаю никогда больше не видеть его и что не имею ни малейшего понятия о том, где он находится.
- Браво!
После этого они добрых пять минут целовались.
- Ты просто великолепна! - искренне восхитился Малко.
- Все бы хорошо, да в конце недели возвращается муж. Можешь вообразить, что с ним будет, если в моей квартире чужие дяди устроят резню!
- Все уладится, - постарался успокоить ее Малко. - Через три дня Григорий покинет Испанию.
- Значит, нам можно будет спокойно заниматься любовью? - проворковала она.
Поистине неисправима!
- Ты же говоришь, муж приезжает?..
- Не все же время он около меня!
Эта скачка с КГБ и Исабель положительно могла стоить ему здоровья. Он подошел к окну и увидел внизу "сеат". Лишенные возможности пустить в ход сильные средства, русские показывали свое искусство по части тихой травли.
Ерзая по Малко всем телом, Исабель полюбопытствовала:
- А ты действительно шпион?
- Почти.
- Что будет, когда я расскажу подругам!..
- У вас внизу, в вестибюле, есть телефон? Не хочу звонить от тебя.
- Да, есть.
- Я сейчас вернусь.
Сунув под куртку огромный "викинг", Малко вошел в кабину лифта. Вахтер с любопытством посмотрел на него. Малко набрал номер виллы. Крис Джонс уже был на месте.
- Вот здорово, что вы позвонили! - раздалось в трубке. - Уж больно нервничает ваш приятель. Передаю ему трубку.
Через десять секунд мембрана задрожала от бешеного голоса Кирсанова.
- Я хочу знать, что с Исабель! - кричал он, мешая русские и английские слова. - Мне просто не дают передышки! Вопросы, вопросы, без конца вопросы... Я больше так не могу!..
Кирсанов был в ужасном состоянии. Усиленная "раскрутка", которой подверг его Джеймс Барри, видимо, довела его до крайнего изнеможения.
- Я лично доставлю вам весточку от нее, не тревожьтесь, - пообещал Малко. - Что же до вопросов, вы сами знаете, что без этого не обойтись.
Он повесил трубку и поднялся к Исабель. Она ждала его, видимо, томясь от страсти.
- Повезешь меня обедать?
- Не возражаю, но прежде черкни несколько слов Григорию.
Она подозрительно уставилась на него.
- Это еще зачем?
- Напиши, что любишь, что мечтаешь о скорой встрече...
Исабель строптиво вскинулась:
- Ну уж нет!
Малко подошел, задрал на ней одежду, притиснул ее к стене и, глядя ей прямо в глаза, с расчетливой неторопливостью сдавил в руках нежную плоть грудей.
- Перестань! - голос ее звучал неуверенно. - Мне больно!
Но Малко, не разжимая рук, просунул колено между ее ног.
- Перестань же! - повторила она. - Скотина!
Пальцы Малко сжались еще сильнее на упругой плоти грудей.
Любая другая женщина взвыла бы от боли. Однако бешенство в глазах Исабель сменилось привычной истомой. Прижимаясь к нему, она начала двигаться. Он не успел даже взять ее. Вцепившись в него, она судорожно задергалась и бессильно повисла в его объятиях, прошептав:
- Чудовище!
Через минуту она пришла в себя и, глядя на него окруженными коричневыми тенями глазами, спросила:
- Что я должна написать ему?
Малко продиктовал ей короткое пылкое послание, которое не должно было оставить у Кирсанова сомнений относительно ее чувств к нему. Закончив писать, она с вызовом протянула ему лист бумаги.
- В скором времени ты, наверное, попросишь меня снова сойтись с ним?
Малко почел за благо промолчать: полностью такая возможность не исключалась. Теперь, когда он нащупал тайную слабость Исабель дель Рио, их связывали узы извращенного наслаждения, которые могли завести весьма далеко.
* * *
Джеймс Барри остановил свой черный "Линкольн Марк VII" у ворот ГИУО. К нему немедленно подошел солдат охраны.
- Мне назначена встреча с генералом Диасом, - объяснил американец.
Ему позволили поставить машину в небольшом дворе, уставленном автомобилями. Вестовой повел его в здание старинной постройки, где нашли приют службы испанской контрразведки. В вестибюле стояла несносная жара. Барри сел и начал ждать, храня на гладком младенческом лице еще более бесстрастное, чем обычно, выражение.
Напряжение неуклонно нарастало с утра. Сначала его вызвал посол Соединенных Штатов Америки и устроил нагоняй за то, что тот не поставил его в известность о деле Кирсанова. Барри оправдывался ссылкой на профессиональную тайну. Помилуйте, что выйдет хорошего, если посвящать дипломатов в секретные операции? Посол же, выступая от имени Государственного департамента, с предельной ясностью изложил свой взгляд. Сколь бы важным ни представлялся переход к ним русского, нельзя было ни в коем случае допустить резкого ухудшения отношений с Испанией.
Размышления американца прервало появление вестового. Улыбающийся генерал Диас встретил Джеймса Барри на пороге своего кабинета. Но, как только они остались вдвоем, улыбка исчезла с лица генерала. Ни тот, ни другой не питали друг к другу особой приязни, довольствуясь ежемесячными встречами, во время которых ничего существенно важного не сообщалось. Хотя представляемые ими государства и связывали союзнические обязательства в составе НАТО, особого доверия друг к другу они не питали. Их отношения отнюдь не стали лучше после выдворения из Испании "водопроводчиков" из Управления государственной безопасности.
- Посол Советского Союза обратился ко мне с делом большой важности, начал генерал Диас. - Он обвиняет вас в насильственном удержании гражданина Советского Союза...
Улыбаясь с видом человека, покорившегося судьбе, Джеймс Барри открыл свой дипломат, извлек картонную коробку и положил ее на стол перед испанским коллегой.
- Это наглая ложь! - холодно ответил он. - Упомянутый вами советский гражданин попросил политического убежища в Соединенных Штатах Америки. Как вам известно, он является агентом КГБ и вчера его соотечественники пытались остановить его с помощью наркотика, который ему собирались впрыснуть вот этим шприцем. Можете убедиться в том, что он советского производства: В шприце находится раствор сильнодействующего снотворного, также изготовленного в Советском Союзе. Ваши специалисты вам это подтвердят...
Генерал Диас взял шприц и спрятал его. Он, разумеется, не поверил ни единому слову из того, что ему говорил Сергей Волков. Но ведь нужно время от времени доставлять себе удовольствие! Уж очень соблазнительно было посадить в калошу ЦРУ... Тем более что отрывистая манера американца говорить всегда вызывала в нем сильнейшее раздражение...
- Давайте пока оставим это, - великодушно предложил генерал. - Что мы, в сущности, имеем? Исчез Григорий Кирсанов. Известно ли вам, где он находится?
Джеймс Барри готовился к встрече и тоже получил инструкции.
- Да, известно.
- Где же?
- Пока не могу сказать, ради его же безопасности. Мы взяли его под свою защиту.
Генерал Диас быстро провел языком по толстым губам.
- Уж не намекаете ли вы, сеньор Барри, что я могу выдать этого человека КГБ?
Джеймс Барри бросил на него ледяной взгляд.
- Генерал! И вы, и я исполняем приказы. Пока мне неизвестна позиция вашего правительства в этом деле.
Зато мне известно, что КГБ ни перед чем не остановится, лишь бы завладеть Григорием Кирсановым, переправить его в СССР и там казнить. Мне не хотелось бы, чтобы вы стали по существу пособниками русских. Ведь он сам решил уйти от них.
Генерал Диас понял, что ступил на зыбкую почву.
- Меня весьма огорчает, - отвечал он уже с меньшим жаром, - что в этом... исчезновении замешана испанская гражданка.
- Это уже относится к личной жизни Григория Кирсанова, - сухо перебил Джеймс Барри. - Во всяком случае, упомянутая вами особа никак не причастна к занимающему нас делу.
- Как не причастен и некий господин Линге, проживающий в гостинице "Риц"? - с ехидным простодушием вставил испанец.
- Причастен лишь в качестве переводчика, - с величайшей серьезностью парировал Джеймс Барри. - Он говорит по-русски и известен как специалист по Восточной Европе.
Наступило молчание, нарушаемое лишь уличным шумом. Джеймс Барри старался понять, куда гнет генерал, потом решил перейти в наступление:
- Испания - страна демократическая. Люди имеют право свободно выезжать и перемещаться в ее границах по собственному желанию до тех пор, пока не совершили нечего противоправного. Но, насколько мне известно, Григорий Кирсанов не совершал никаких преступлений, - присовокупил он, несколько увлекшись.
"Черт!" - внутренне выбранил он себя. Генерал Диас уточнил голосом, в котором чувствовалось много недосказанного:
- Я бы не поручился, но не в этом суть. В то же время мне было бы весьма любопытно побеседовать с Григорием Кирсановым. Ему, надо думать, есть что сообщить нам о своих шпионских связях в нашей стране...
- Разумеется, мы передадим вам всю информацию, которую от него получим, - солидно изрек Джеймс Барри, - в соответствии с нашими союзническими соглашениями в рамках НАТО.
- Я предпочел бы личную встречу.
- Если майор Кирсанов согласится, я не вижу к тому никаких препятствий, - невозмутимо ответил Джеймс Барри.
Снова наступило молчание. Генерал Диас вновь облизал мясистые губы. Он любил играть в кошки-мышки, но к сожалению, ему предстояло важное совещание и эту забаву скоро придется прекратить.
- Благодаря вашему сотрудничеству я теперь лучше понимаю это дело. Хотел выразить пожелание, чтобы оно разрешилось и к вашей, и к нашей выгоде.
- Благодарю, - перевел дух Барри.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35

загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

Рубрики

Рубрики