ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

— Кто знает, может, он уже успел прочитать сценарий. И, как профессионал, конечно же понял, насколько это здорово. Камилла…
Кэмми отвернулась и принялась решительно складывать вещи в сумку.
— Любишь ты моего сына или нет? — спросил тогда Сэм, решив сменить тактику.
— Я его люблю с открытыми глазами, — ответила Кэмми. — И достаточно уважаю, чтобы на него не давить.
— О черт! — Сэм в отчаянии всплеснул руками. — Тогда позволь задать тебе такой вопрос. По-твоему, он здесь счастлив? По душе ему затворнический образ жизни?
— Можете спросить его об этом сами.
— Но я тебя спрашиваю!
Кэмми метнула на него ледяной взгляд и, ни слова не говоря, застегнула «молнию» на дорожной сумке.
— Ну хорошо, — махнул рукой Сэм. — Я понимаю, Камилла, что ты меня терпеть не можешь. Но ведь в глубине души ты понимаешь или должна понимать, что, по большому счету, я прав. Тайлер любит тебя, и ты его любишь. Ты не имеешь права похоронить такую любовь. Для вас обоих она слишком много значит. И сейчас все зависит только от тебя, потому что гордость не позволит Тайлеру сделать первый шаг к примирению. Так сделай же его сама, Камилла. Причем сегодня же, а лучше даже сейчас. Пока не поздно…
— Не могу.
— Ты должна себя заставить, — сказал Сэм. — В противном случае, будешь потом всю жизнь себя винить.
Кэмми не хотела его слушать, однако не могла отрицать, что Сэм в чем-то прав. Тем более что было в его словах нечто её насторожившее. Как будто она уже слышала их раньше. Как бы там ни было, но два часа и дюжину чашек кофе спустя Кэмми остановила свой арендованный автомобиль напротив дома Тая и, выйдя из него, решительно зашагала по дорожке.
Во рту её пересохло, сердце гулко стучало. Господи, а вдруг Тая не окажется дома? А вдруг он не захочет с ней разговаривать? Может, даже дверь не откроет….
Набравшись храбрости, она постучала. Не прошло и нескольких секунд, как дверь распахнулась. От неожиданности Кэмми попятилась.
Тай стоял на пороге, лицо его было холодно, взгляд отчужден.
— Я… не могла уехать, не поговорив с тобой, — запинаясь, пробормотала Кэмми. — Я понимаю, что виновата перед тобой, и оправданий мне нет. Но я люблю тебя! Всем сердцем люблю. Мне в жизни ничего и никого больше не надо. Пожалуйста, Тай, не прогоняй меня! О, Тай, родной мой, единственный, если бы знал, как я тебя люблю!
Съежившись, Кэмми напряженно ждала ответа. Все сейчас зависело только от Тая. Ее прекрасные изумрудно-аквамариновые глаза затуманились от слез. И вдруг, потупившись, она заметила, что в правой руке Тай держит сценарий.
— Ты прочитал… — начала она.
— Да, — сказал он, не дав ей договорить.
Кэмми затаила дыхание. Да и что тут было говорить? Сценарий он прочел. Она ждала вердикта, словно подзащитная в судебном зале.
— Мой отец прав. Сильная вещь.
Тай говорил таким тоном, будто все это давным-давно ему опротивело, и Кэмми не винила его за это. Кивнув на сценарий, она твердо сказала:
— Поверь, я вовсе не из-за него сюда приехала.
— Да, ты уже это говорила, — согласился Тай.
— Могу я… войти? — робко спросила Кэмми.
После некоторого колебания Тай отступил, и Кэмми вступила в гостиную, знакомую до боли. Остановившись перед камином, она сказала:
— Не могла я просто так уехать. Я знаю — ты меня больше видеть не хочешь, но все же я хотела попытаться… словом, мне хотелось бы объясниться с тобой.
— Тебе нечего мне объяснять.
— Нет, есть чего, — упрямо возразила Кэмми.
— Я понимаю.
— Ничего ты не понимаешь, — дрогнувшим голосом промолвила она.
— Кэмми… — голос Тая внезапно охрип.
Изумленная, она возвела на него полные внезапно вспыхнувшей надеждой глаза.
— Неужели ты простил меня?
— Нет.
— Нет? — Кэмми показалось, что пол уходит у неё из-под ног.
— В том смысле, что прощать тут нечего. Ты ни в чем не виновата. И меня совершенно не интересует, что побудило тебя принять решение приехать в Бейрок. Я просто до смерти рад, что мы снова вместе. И я все утро места себе не находил, опасаясь, что ты уже уехала. И… это я должен просить у тебя прощения — я вел себя как последняя скотина!
— Нет! — возмутилась Кэмми.
— Я готов был поверить в худшее. И я поверил. Всю ночь глаз не смыкал. А утром, наконец, прозрел и все понял. Ты ведь не притворялась, что любишь меня. Таких актрис просто на свете нет. О Кэмми! — Тай приблизился к ней и нежно обнял. — Любовь моя, — прошептал он срывающимся голосом.
— Тай, любимый мой! — Кэмми всхлипнула. — А ведь я уже почти уехала. И уехала бы, если бы не твой отец. Это он уговорил меня объясниться с тобой.
— Мой отец?
— Да, он заходил ко мне утром. Пытался отговорить меня, убеждал, что я не имею права похоронить такую любовь.
— Как, он такое сказал?
— Да. И он меня убедил. Хотя, наверно, я просто очень хотела, чтобы меня убедили.
— Держу пари, что он просто играл. Тем более что слова эти принадлежат одному из его персонажей.
Глаза Кэмми полезли на лоб. Ну конечно! То-то ей показалось, что она уже слышала нечто подобное!
— Вот… пройдоха! — ляпнула она первое, что пришло в голову. Они посмотрели друг на друга, и рассмеялись.
— Надо же, как он меня провел! — давясь от смеха, проговорила Кэмми.
— Да, актер он прекрасный, — признал Тай. — Скверный отец и личность довольно никудышная, но как актер он, несомненно, состоялся.
— О Тай!
— Любимая моя! — прошептал он, подхватывая Кэмми на руки и продвигаясь в направлении спальни. — Не хочу больше ни о чем думать, хочу только любить тебя.
— Я тоже… — прошептала Кэмми.
* * *
Час спустя они сидели, обнявшись, на диване и любовались искрящимися в теплых лучах майского солнца бирюзовыми водами залива. Лето уже стояло на пороге.
— Я всю ночь не спал, — сказал Тай. — Многое передумал, и уже под утро окончательно понял, что не смогу без тебя жить. И тогда решил — была не была: первым же рейсом махну в Лос-Анджелес!
— Ты не шутишь? — спросила Кэмми, глядя на него влюбленными глазами.
— Ничуть.
— Господи, я просто поверить не могу! — промолвила Кэмми. — Я же боялась, что навсегда потеряла твое доверие.
— А почему? Нужно смотреть правде в глаза: сценарий ты с собой не привезла, и то непреложный факт. А даже если б и привезла, то у нас с тобой с тех пор многое изменилось. Ты согласна?
Кэмми смущенно улыбнулась.
— Да, я уже перестала относиться к тебе только как к старшему брату.
Вместо ответа Тай порывисто поцеловал её. И тут же в дверь забарабанили.
— Самуэль! — воскликнула Кэмми.
Тай в изнеможении застонал.
— Уходите! — крикнул он. — Нам ничего не нужно.
Оба они выжидательно уставились на дверь. Ручка опустилась, дверь приоткрылась, и в образовавшуюся щель просунулась голова Самуэля. Он узрел на диване обнимающуюся парочку, и его красивое холеное лицо озарилось улыбкой.
— Привет, дети мои! — поздоровался он. — Позволите войти?
Получив разрешение, он уверенно вошел и, пока Кэмми на кухне хлопотала над кофейником, привычно расположился в кресле…
В очередной раз разливая кофе по чашкам, Кэмми прислушивалась к монотонному гулу голосов. Поразительно, но кто бы ещё четверть часа назад подумал, что такое возможно. Отец с сыном, как ни в чем ни бывало, обсуждали свои планы. А началось все с того, что Самуэль подробно рассказал, как, когда и кем будет сниматься фильм «Ущелье разбитых сердец». Кэмми поразило, что Сэм отстаивал этот проект с таким пылом, словно тот был его собственным.
Поставив чашки на столик перед мужчинами, Кэмми перехватила вопросительный взгляд Сэма.
— А бренди у вас найдется?
— Виски, — напомнил Тай.
— Сойдет и виски.
Кэмми присела на диван рядом с Таем, который тут же любовно положил руку на её колено. Самуэль едва удостоил Кэмми взглядом; он был слишком увлечен беседой, чтобы замечать подобные мелочи.
— Скажи мне честно, — попросил он Тая, указывая на сценарий «Ущелья разбитых сердец». — Что ты о нем думаешь? Понравился он тебе?
— Я уже сказал это Кэмми, — промолвил Тай. — Вещь сильная.
— Я не то имею в виду, — поморщился Самуэль. — Заинтересовался ли ты? Готов сниматься?
— Я живу в Бейроке.
Самуэль забормотал себе под нос, и Кэмми по тону догадалась, что он сыплет проклятиями. Наконец, овладев собой, он спросил:
— Согласен ли ты вернуться и сняться в главной роли?
— Вчера ты битый час потратил, расписывая какой прием уготовит пишущая братия. Я не вернусь, если не удастся утихомирить и обуздать прессу.
— Это невозможно, — развел руками Самуэль. — Твое возвращение станет главной сенсацией года.
— И ты всерьез рассчитываешь, что, зная это, я соглашусь вернуться? — изумился Тай.
— Я надеюсь, что ты вернешься ради «Ущелья разбитых сердец», — сказал Самуэль. — И ещё ради Кэмми. Сомневаюсь, что она окажется настолько безмозглой, чтобы всю жизнь проторчать в этом захолустье.
Тай усмехнулся и перевел взгляд на Кэмми.
— Что бы ты мне посоветовала?
Кэмми посмотрела на него влюбленным взором.
— Тай, ты должен сам это решить. Но ты… — она запнулась. — Неужели ты и правда можешь вернуться?
— Возвращайся, мальчик мой! — попросил Сэм. — Неужто сам не понимаешь, что такая удача раз в жизни выпадает?
Смерив испытующим взглядом отца, человека, которого уже приучился ненавидеть за последние годы, Тай вздохнул и медленно произнес:
— Хорошо, я это сделаю, но только при одном условии.
— При каком? — поспешно спросил Сэм. С легким страхом, как показалось Кэмми.
— Роль главной героини должна сыграть Кэмми. В противном случае, я даже разговаривать не стану.
— Согласен! — мгновенно ответил Сэм. Он вскочил и, напыжившись от гордости, протянул Таю руку. — Сию же минуту позвоню продюсерам. Поздравляю с возвращением, сынок! Народ тебя заждался.
Глава 17
Выйдя из тренажерного зала, Тайлер принял душ, переоделся и, кивнув на прощание улыбающейся девушке за регистрационной стойкой, вышел на улицу. Неспешным шагом направился к своему жилищу, где его поджидали уже упакованные коробки.
Кэмми улетела к сверкающим огням Лос-Анджелеса два дня назад. Сэм покинул Бейрок ещё на день раньше, а Тайлер остался, чтобы распрощаться с этим городком, который служил ему пристанищем все эти долгие годы.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53

загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

Рубрики

Рубрики